Инфекции вызывающие эпилепсию

Чрезвычайно важна далее роль инфекций в качестве фактора, вызывающего эпилепсию. Конечно, и здесь, хотя и в меньшей степени, чем при травматической эпилепсии, нам приходится встречаться с такого рода комбинациями, когда судорожный, общий или джексоновский припадок является просто одним из симптомов инфекционного заболевания (энцефалиты, арахноидиты, абсцессы), но часто инфекционный момент выступает лишь в роли толчка для первого появления судорожных припадков, которые затем повторяются уже независимо от первоначальной инфекции, следуя своему собственному ритму, а в дальнейшем ни в чем уже не отличаются от других форм эпилепсии. И здесь, как и при травматической эпилепсии, не всегда бывает легко установить границу между обеими группами.

Особенно важной следует признать роль инфекций детского возраста, причем их эпилептогенное действие тем более резко, чем в более раннем возрасте происходит такая инфекция. Очень часто это короткие, иногда однодневные повышения температуры, этиология которых остается неизвестной и которые сопровождаются общими судорогами. В других случаях такого рода инфекционные заболевания детского возраста могут сопровождаться определенной неврологической симптоматикой и представляют собой тогда легко протекающие менингиты или менингоэнцефалиты. Они проходят как бы бесследно, но могут оставлять после себя явления слипчивого арахноидита или рентгенологические аномалии, свидетельствующие о том, что когда-то у такого больного имело место повышение внутричерепного давления. Остатки этих детских инфекций, естественно, характеризуются часто локальным акцентом, вследствие чего в дальнейшем легко развиваются разные симптомы, свойственные фокальным формам эпилепсии.

Эпилептогенное значение могут иметь и инфекции более позднего возраста.

Из известных инфекций особая эпилептогенная роль приписывалась сифилису, сыпному тифу, брюшному тифу, кори, коклюшу, гриппу, туберкулезу, скарлатине, пневмонии, малярии, ревматизму, разного рода менингитам, включая эпидемический церебро-спинальный менингит, и энцефалитам. Нередко мы находим в анамнезе наших больных указания на неопределенную инфекцию, часто обозначаемую как «грипп», непосредственно после которой случился первый припадок.

После того как туберкулезный менингит сделался болезнью излечимой, выяснилась еще одна причина, способствующая возникновению эпилепсии. Оказалось, что около 5% детей, выздоровевших от туберкулезного менингита, заболевает впоследствии эпилепсией, причем у них сравнительно часто наблюдаются припадки диэнцефального или мезодиэнцефального типа.

Имеются указания на то, что благополучно закончившиеся ограниченные тромбофлебиты могут оставлять после себя изменения, впоследствии приобретающие эпилептогенный характер.

При хроническом паркинсонизме эпилептические припадки наблюдаются исключительно редко. В литературе даже встречались указания такого рода, что постэнцефалитический паркинсонизм будто бы в состоянии благоприятно влиять на течение интеркуррентной эпилепсии. Проверка этого вопроса показала, однако, что при паркинсонизме судорожные припадки действительно встречаются редко, но что, с другой стороны, стертые и мягко протекающие формы эпидемического энцефалита, не приводящие к развитому паркинсонизму, сопровождаются судорожными припадками довольно часто, причем в этих случаях могут реализоваться формы, отвечающие клинически так называемой эссенциальной эпилепсии.

В отношении клещевого энцефалита следует признать, что судорожные припадки, наблюдающиеся при корковой локализации воспалительного процесса, отвечают иногда типу джексоновской, но чаще всего кожевниковской эпилепсии и, таким образом, выходят далеко за рамки эпилептической болезни. Наоборот, при том современном варианте клещевого энцефалита, который носит название двухволнового менинго-энцефалита, нам приходилось наблюдать позднее развитие эпилептических состояний, чрезвычайно близких к обычным проявлениям эпилепсии.

Обращают на себя внимание некоторые особенности эпилепсии, связанной с малярией. Судорожные припадки, развивающиеся в течение малярии в виде эпилептического статуса, мало чем отличаются от обычной эпилепсии. Однако в ряде случаев такая «малярийная» эпилепсия сопровождается и некоторыми другими неврологическими симптомами, каковы, например, неврит зрительного нерва, отдельные внеприпадочные гиперкинезы со стороны верхних и нижних конечностей и т. п. Такая «малярийная эпилепсия» быстро поддается лечению хинином. По излечении малярии судорожные припадки исчезают.

Наблюдения показали, что здесь можно наблюдать случаи двоякого рода: с одной стороны, атаки ревматического энцефалита могут сопровождаться судорожными припадками, исчезающими после ликвидации ревматической атаки; с другой стороны, ревматическая атака может послужить первым толчком для эпилепсии, которая в дальнейшем развивается уже независимо от ревматизма. Припадки при ревматической эпилепсии часто оказывались атипичными. Так, наблюдались нередко диэнцефальные и мезодиэнцефальные припадки ревматического происхождения.

Изложенное свидетельствует о чрезвычайном разнообразии различных видов инфекций, которые могут служить источником для появления эпилепсии. Сводить же всю эпилепсию к инфекции, как это хотели сделать некоторые авторы, конечно, нельзя.

Попытки выделить какой-то микроорганизм, вызывающий эпилепсию, оказались, как и следовало ожидать, полностью неудачными и в настоящее время имеют лишь исторический интерес.

Adblock
detector