Фитотерапия — адонис весенний

Адонис весенний (Adonisvernalis, семейство Лютиковые). На территории бывшего СССР произрастает 17 видов адониса, причем почти каждый из них признан достойной заменой фармакопейного горицвета весеннего. Среди десятка карденолидов, помимо специфичных адонитоксина, адонитоксола, содержит хорошо знакомые нам строфантидин и К-строфантин-p. Трава адониса содержит флавоноиды, каротиноиды, аскорбиновую кислоту, всем известный холин. С его производным L—глицерофосфорилхолином (холинальфацератом) фирма «Си Эс Си» и обслуживающие ее клиницисты связывают большие надежды в лечении больных с различной цереброваскулярной патологией, включая инсульты, дисциркуляторную энцефалопатию, болезнь Альцгеймера, при кардиохирургических операциях и т. д. и т. п. Не дерзая отрицать полезность этого препарата, подчеркну, что здесь опять-таки выступают на первый план едва ли обоснованные надежды на чудодейственное химически чистое вещество, которое разрешит проблемы сосудистых катастроф. Если бы в фитотерапевтические проблемы было вложено столько же денег сколько в проталкивание идейки излечения человека веществом, многие клинические проблемы уже были бы разрешены. Но продолжим рассмотрение адониса. Его эффективность «при серозных скоплениях в брюхе» была давно известна на Украине, изучена по настоянию С. П. Боткина его коллегой Н. А. Бубновым в 1860—1880 годах. Классическая работа Н. А. Бубнова, выполненная за 20 лет, т. е. фундаментально, не скоропалительно, легла в основу успешного клинического применения адониса. Диуретическое, дегидратирующее действие адониса объясняется, вероятно, не только его кардиотоническими свойствами, а потому его следует систематически включать в так называемые мочегонные сборы. Применение диуретических сборов может преследовать цель не только устранения отеков, асцита, но и достижения детоксикационного эффекта, устранения угрозы отека-набухания мозга. Среди прочих свойств адониса следует выделить его умеренный седативный эффект, который, впрочем, присущ как сердечным гликозидам, так и растениям, их содержащим.

Напомню нашу тактику применения карденолидов. После периода чрезвычайного увлечения ими (по природе своей токсинами), приобретения опыта полезного, но также и токсического их действия наступила полоса весьма умеренного применения гликозидов, а порою и не очень умного полного отказа от них. Напомню, что Видеринг выбрал наперстянку из поликомпонентного сбора шотландской знахарки. До сегодняшнего дня не только что не изучался, но даже не ставился вопрос об исследовании эффективности именно поликомпонентных сборов, в коих вполне можно снизить токсичность ядовитых (наперстянка) или условно ядовитых (адонис) растений. С моей точки зрения, наигравшись в чистые сердечные гликозиды и отнюдь не списывая их со счетов, пора бы подойти и к изучению, применению первоосновы — поликомпонентных сборов. Поразительно, что никому не приходила в голову мысль о том, что шотландская знахарка могла быть права, хотя ничегошеньки (бедняжка!) о строении и механизмах действия сердечных гликозидов не знала. Подтверждением ее правоты является вся как минимум тысячелетняя история успешного развития фитотерапии в традиционных медицинах с основным требованием ее — поликомпонентности сборов. Наше отрицание лечения пациентов свежеприготовленными настоями поликомпонентных сборов является результатом неосведомленности о его эффективности. В заключение отмечу, что не только ургентная фитотерапия, но и ургентная гирудотерапия в отделении реанимации и даже в приемном покое заслуживает самого пристального внимания врачей и особенно наших организаторов здравоохранения, которые лидируют среди нас по степени неподготовленности к обзору перспектив стратегии и тактики оказания эффективной помощи больным с острым инфарктом миокарда. Гирудотерапия вполне конкурирует по эффективности с введением прямых антикоагулянтов, поскольку пиявка инстиллирует в больного не один гирудин, а еще как минимум 13 ферментов.