Формирование асимметрии глазомера в практической деятельности

Выше были рассмотрены различия в некоторых функциях бинокулярного зрения у стрелков и теннисистов Эти функции формируются в процессе онтогенетиче ского развития и в значительной мере носят непроизвольный и неосознаваемый характер (фузия, границы поля зрения, бификсация). В отличие от них глазомер можно рассматривать как произвольно осуществляемое, осознаваемое действие, складывающееся под влиянием повторения в процессе зрительного научения. Так же как бификсация, глазомер осуществляется при ведущем значении центрального зрения, путем соотнесения величин измеряемых объектов.

Задачей нашего исследования было определение влияния профессиональной тренировки стрелков (в монокулярном) и теннисистов (в бинокулярном зрении) на характер асимметрии в зрительных задачах более высокого уровня, связанных с когнитивными процессами. Тем самым определялось влияние среды на развитие асимметрии зрительных функций.

Вопросу о функциональной асимметрии и симметрии в монокулярной и бинокулярной глазомерной деятельности в возрастном плане большое место было отведено в исследованиях Б. Г. Ананьева и его сотрудников. В этих исследованиях установлено, что и процессе развития у детей наблюдается сложный характер взаимодействия между монокулярным и бинокулярным глазомерами: при одних условиях наибольшая точность достигается при видении двумя глазами, при других — одним глазом, в частности, это зависит от отдаленности измеряемого объекта от глаз испытуемого. Однако в целом с увеличением возраста у ребенка происходит усиление роли бинокулярного глазомера, который рассматривается как результат совместной деятельности монокулярных систем, и бинокулярным глазомер становится и результате ведущим но точности на различных дистанциях. Показано также, что точность глазомерной оценки в известной степени зависит от возраста, но эта зависимость не является решающей. Вместо с тем отмечается, что «основные изменения, которые происходят в глазомере детей и подростков и приводят к его улучшению, следует отнести за счет процесса обучения и упражнения глазомера н учебной деятельное!и…». На основании этого справедливо, на наш взгляд, ставится вопрос о необходимости специального исследования влияния разнообразных факторов на формирование глазомера.

Вообще же факт улучшения глазомерной оценки в различных условиях учебной деятельности является вполне определенным и отчетливо выступает в целом ряде исследований. Такое же влияние на точность глазомера оказывает и спортивная тренировка. Однако во всех этих исследованиях затрагивался в основном вопрос о точности глазомерной оценки, но не в связи с анализом соотношения монокулярных оценок между собой и с бинокулярной, т. е. не в связи с асимметрией или симметрией в глазомере, формирующемся под влиянием профессиональной деятельности.

Для изучения линейного глазомера использовалась глазомерная линейка длиной 88 см. Испытуемому предлагалось определить на глаз и указать острием карандаша на линейке, находящейся в горизонтальном положении па уровне глаз: а) середину линейки; б) третью часть длины; в) четвертую часть длины линейки. Расстояние в 1 м от глаз до измеряемого объекта было выбрано как наиболее оптимальное для точной оценки. Сначала определялась точность глазомера, осуществляемого каждым лазом в отдельности (при закрытом втором), а затем обоими глазами. Степень точности монокулярного и бинокулярного глазомера оценивалась средней величиной Допускаемой ошибки (каждое из заданий повторялось трижды). Учитывался и знак ошибки (отклонение вправо пли влево от заданной точки деления). Асимметрия в глазомерной оценке выражалась в преобладании по точности измерений левым или правым глазом.

Следует отмстить, что глазомерная задача выполнялась при включении моторики руки, что способствует повышению точности.

Для создания общего представления о развитии измерительной функции зрительного анализатора у двух групп спортсменов различных специальностей целесообразно сравнить точность монокулярного и бинокулярного глазомеров при выполнении всех трех заданий (разделить линейку на две равные части и на неравные — 2/3 и 3/4).

Как видно из клинических данных, средняя ошибка и монокулярных, и бинокулярного измерений меньше у стрелков по сравнению с теннисистами. Однако существенны и значимы различия в точности измерений только правым глазом (t>3 при р<0,001); из этого следует, что стрелки по сравнению с теннисистами характеризуются более высокой точностью измерения правым глазом. При этом у теннисистов самым точным оказывается бинокулярное измерение, а у стрелков точность глазомера правого глаза близка к точности бинокулярного глазомера: средние ошибки измерений у них практически не различаются и равны соответственно 1,28 и 1,26. Оценка же левым глазом менее точна (средняя ошибка — 1,69).

Еще более четкое представление о различиях стрелков и теннисистов дают материалы изучения точности монокулярных и бинокулярного глазомеров при нахождении середины глазомерной линейки при делении ее пополам.

Сопоставление ошибок измерений в этом задании свидетельствует о той же тенденции, которая была выявлена при анализе средней ошибки в 3 заданиях: а) у стрелков точность глазомера (и монокулярного и бинокулярного) значительно выше, чем у теннисистов (ошибка измерений у стрелков в 2—3 раза меньше, чем у теннисистов; все различия между соответствующими показателями существенны и статистически значимы на уровне 0,001); б) у теннисистов самую точную оценку дает бинокулярный глазомер, а у стрелков — правосторонний и бинокулярный глазомеры практически не различаются по точности. Вместе с тем оценка правым глазом у стрелков намного точнее, чем левым (соответственно ошибка равна 0,62 и 0,77).

Результаты измерительной деятельности обеих групп спортсменов можно сравнить с результатами выполнения такой же задачи взрослыми, не занимающимися спортом, для которых характерно преобладание по точности бинокулярного глазомера, а самые худшие показания свойственны левому глазу. Практически одинаковая точность измерения правым глазом и бинокулярным зрением у стрелков, по-видимому, обусловлена их тренированностью в прицеливании правым глазом при двух открытых глазах. И в бинокулярном глазомере ведущую роль, видимо, принимает на себя правый глаз.

Для группы теннисистов, тренированных в бификсации маленького объекта, с равной вероятностью появляющегося в левом н правом пространстве, характерна либо правосторонняя, либо левосторонняя асимметрия; еще лучше в этой группе все глазомерные задачи решались при бинокулярном измерении.

Однако в плане нашего исследования наибольший интерес представляли сравнительные данные о преобладании в точности глазомера правой или левой монокулярной системы у теннисистов и стрелков и у лиц, не занимавшихся спортом.

Сравнение данных стрелков и теннисистов показывает. что: теннисистам свойственна большая точность левостороннего глазомера (в 34% случаев по сравнению с 26%) различия недостоверны), а стрелкам — правостороннего (41,3% по сравнению с 5,8%, различий достоверны, р<0,02). Вместе с тем левосторонняя асимметрия значительно чаще встречалась у теннисистов по сравнению со стрелками (34 и 5,8% случаев соответственно, р<0,05). Симметрия же в работе монокулярных систем, т. е. равенство их по точности измерения, наблюдалась у теннисистов и стрелков в 40 и 52,9% случаев соответственно.

У лиц, не занимающихся спортом, при практически равном количестве случаев право- и левосторонней монокулярной асимметрии симметрия в точности показаний обоих глаз наблюдалась редко, всего в 13% случаев. Здесь необходимо отметить, что симметрия в монокулярных показаниях стрелков (обычно им не свойственная) достигается в основном за счет точного выполнения задания и левым и правым глазом (когда ошибка равна нулю) и сосуществует с ярко выраженной асимметрией: правым глазом точное измерение осуществлялось в 7 раз чаще, чем левым. Напомним, что и ведущий глаз при бификсации у стрелков тоже правый (92% случаев). Следовательно, и в глазомерной задаче этот глаз у стрелков сохранял за собой ту же ведущую функцию.

Изложенные факты показывают, что теннисистам при монокулярной глазомерной задаче свойственна недооценка той половины пространственной величины, которая унилатеральна глазу, производящему измерение. Если представить, что после нескольких измеряющих движений в заключительной фазе измерения глаз фиксируется на точке деления (на воображаемой середине линейки), то чаще субъективно больше кажется та часть, которая проецируется в носовую зону сетчатки, и соответственно меньше та часть, которая проецируется в височную зону. Этот факт переоценки размера объектов, проецирующихся в носовую зону сетчатки, известен в психофизиологии как феномен Кундта.

Чрезвычайно показательно то, что в глазомере теннисистов обнаруживается отмеченная выше закономерность, в то время как в глазомере стрелков она не обнаруживается. Еще более показательна здесь дифференциация у стрелков функций левого и правого глаза: именно с помощью правого глаза, постоянно упражняемого в акте прицеливания, глазомерные функции выполняются наиболее точно. В то же время левый глаз стрелков, не подверженный профессиональной тренировке в прицеливании, не имеет существенных изменений в типичной для нормы переоценке величины объектов, проецирующихся в носовую зону сетчатки, связанной со зрительной корой контралатерального полушария.

Теннисисты, чтобы уравнять кажущееся неравенство левого и правого пространства, как бы перемещают воображаемую середину влево при делении левым глазом и вправо при делении правым глазом. В случае бинокулярного измерения, т. е. при совместной деятельности монокулярных систем, эти противоположные тенденции взаимно уравниваются, в результате чего в равном числе случаев наблюдаются ошибки как с положительным, так и с отрицательным знаком.

Как было отмечено выше, у стрелков сдвиг точки деления в сторону, одноименную измеряющему глазу, происходит только при измерении левым глазом, а правым глазом, ведущим по прицеливанию, операция измерения выполняется либо точно, либо с отклонениями, можно думать, случайного характера. В заключение целесообразно сопоставить данные асимметрии, полученные при изучении различных функций пространственного зрения, в частности поля зрения и глазомера. По результатам изучения этих функций у детей разных возрастных групп установлено наличие сильно выраженных корреляционных связей только в возрасте 10—11 лет, а затем эти связи значительно ослабевают. У наших испытуемых-теннисистов также прослеживается тенденция к сходству знака асимметрии различных зрительных функций: в наибольшем количестве случаев у теннисистов наблюдалось равенство размеров полей зрения левого и правого глаз и равные по точности левосторонний и правосторонний монокулярный глазомеры. У стрелков же подобная тенденция не прослеживается; у них в поле зрения наблюдалась левосторонняя асимметрия, а в глазомере, напротив, правосторонняя.

Таким образом, изучение измерительной функции у спортсменов показало, что у стрелков точность и монокулярного, и бинокулярного глазомера выше, чем у теннисистов.

загрузка...