Симптоматология хронического периода эпидемического энцефалита

 Можно с известной вероятностью отличать остаточные симптомы от хронически прогредпентно текущего процесса. К остаточным признакам относятся стойкие нарушения глазодвигателей: чаще всего недостаточность конвергенции, значительно реже легкий полуптоз. Гипоталамические нарушения в виде различного рода эндокринообменных расстройств могут быть остаточными после перенесенной острой фазы болезни, но чаще про- проявлением хронически прогредиентного периода.

У детей и подростков, перенесших эпидемический энцефалит, часто развиваются изменения психики, снижение интеллекта, изменения характера и нарушения развития личности. Симптомы очагового поражения мозга, как правило, отсутствуют или выражены нерезко. Психические изменения весьма сходны с психопатиями, и их дифференциация чрезвычайно сложна. Определенное диагностическое значение имеет наличие глазодвигательных расстройств, чаще всего в виде недостаточности конвергенции. Возрастные особенности заболеваний мозга весьма четко проявляются при эпидемическом энцефалите. У детей и особенно у подростков наблюдаются две основные формы постэнцефалитических психических расстройств — адинамическая и гипердинамическая. М. О. Гуревич выделил еще дистимический симптомокомплекс, который характеризуется плохим настроением, плаксивостью, назойливостью, вязкостью с навязчивым стремлением к активности. при адинамической форме наблюдается снижение импульсов к деятельности, слабоволие, эмоциональная малоподвижность. Интеллект обычно не страдает. при гипердинамическом типе нарушений на первом месте стоят моральные нарушения — анетическпй симптомокомплекс. Ребенок становится грубым, злобным, жестоким, лживым, упрямым, с наклонностями к воровству, бродяжничеству, сексуальной агрессивности, хотя до болезни он был послушным, отзывчивым, мягким. Повышенная сексуальность особенно выражена у больных подросткового возраста. Больные с гипертимическим симптомокомплексом беспокойны, назойливы, но это связано не с плохим настроением, как при дистимическом синдроме, а с повышенным, чрезмерно бодрым. Общими для изменения личности ребенка, перенесшего эпидемический энцефалит, являются расстройства эмоционально-волевой среды при относительной сохранности интеллекта и памяти. Очень характерны вечерние пароксизмы возбуждения, когда больной кричит, без устали бегает, буйствует, царапается и избивает окружающих, рвет одежду, ломает вещи. Возбуждение стихает только к утру, дети засыпают и остаются сонливыми в течение всего дня. при постэнцефалитических психических нарушениях у детей и подростков необходима психиатрическая помощь, взрослым же больным, как правило, — лечение в условиях неврологического стационара. Хронически прогредиентная форма эпидемического энцефалита проявляется паркинсонизмом. Паркинсонизм наблюдается у больных разного возраста, но у детей несколько реже, чем у взрослых.

Клинически паркинсонизм выражается в акинетико-ригидном синдроме. Отмечается олиго- и брадикинезия вследствие выпадения содружественных и выразительных движений, резкой замедленности всех двигательных актов, длительного латентного периода между импульсом к движению и его началом.

Характерна также уменьшенная амплитуда движения и его затухание — ходьба мелкими шагами, письмо мелкими буквами (микрография), начало движения с большим размахом и постепенное затухание его до остановки. Громкий голос становится все тише, буквы при письме все мельче. После некоторого отдыха все повторяется сначала. Гипо- и амимия с устремленным в одну точку взглядом превращают живое, выразительное детское лицо в застывшую маску. Выпадение мелких сопутствующих движений, которые индивидуализируют моторику, превращает движения в стереотипные, машинизированные действия заводной куклы. Нарушаются ориентировочные и реактивные движения: больной не поворачивает голову на неожиданный звук или окрик, не отскакивает от падающего предмета и т. д. Наблюдается пропульсия: получив легкий толчок в спину, больной начинает бежать вперед, как бы «догоняя свой центр тяжести», так как перемещение центра тяжести при толчке не вызывает у него реактивного сокращения мышц спины. Реже выражена ретро- и латеропульспя.

В механизме нарушений движений большое значение имеет диффузное повышение тонуса мышц — ригидность, когда мышечный тонус равномерно повышен в агонистах и антагонистах; часто наблюдается феномен зубчатого колеса. Парадоксальные движения были впервые выявлены и описаны при эпидемическом энцефалите. Они выражаются в том, что больные лучше бегают, чем ходят, обездвиженный больной может внезапно (чаще ночью) встать и свободно передвигаться, а затем опять в какой-либо форме застыть. Больные плохо и с трудом передвигаются, но хорошо танцуют и катаются на коньках, велосипеде и т. п. Преимущественное поражение при паркинсонизме статической иннервации дало основание Schtriimpel назвать весь синдром амиостатическим симптомокомплексом. Характерным признаком паркинсонизма является мелкое ритмичное дрожание конечностей, головы, туловища (дрожание покоя). У многих больных наблюдается судорога взора вверх. Вегетативно-эндокринные расстройства: слюнотечение, сальность лица, нарушения потоотделения, углеводного и жирового обмена, половой или общий инфантилизм, адипозо-генитальная дистрофия, наблюдаются у детей и подростков чаще, чем у взрослых.

Течение паркинсонизма хроническое, медленно прогредиентное.

Диагноз эпидемического энцефалита в острой фазе болезни в настоящее время ставится редко. Нарушение сна, чаще всего сонливость, не соответствующее общей тяжести состояния, вестибулярные и психосенсорные расстройства могут наблюдаться при различных заболеваниях с выраженным токсикозом, но их сочетание с недостаточностью конвергенции, легким птозом или другими нарушениями глазодвигателей позволяет диагностировать эпидемический энцефалит. Диагноз хронической фазы эпидемического энцефалита ставится на основании нарушения психики, выраженных вегетативно-эндокринных расстройств, развития амиостатического симптомокомплекса и подтверждается при развитии паркинсонизма.

Adblock
detector