Внутренний пентоталовый наркоз

За последние 4 года в филиале клиники Харьковского института усовершенствования врачей произведено 4 135 операций.

Ведущими методами обезболивания у нас являются местная анестезия и внутривенный пентоталовый наркоз.

За исключением операций на щитовидной железе и больших легочных операций, для которых, по нашему мнению, местная анестезия является наилучшим видом обезболивания, 1300 операций, или 32%, особенно на органах брюшной полости, были произведены под внутривенным пентоталовым наркозом. Изучение внутривенного пентоталового наркоза в клинике показало его практическую ценность при больших и длительных операциях, вопреки ранее существовавшему мнению о пригодности только для кратковременных вмешательств.

Совершенно естественно, что расширение показаний для применения внутривенного пентоталового наркоза, увеличение количества вводимого в организм больного пентотала, нередко до 3 г и даже больше сухого препарата, потребовало экспериментального, лабораторного и клинического обоснования. К настоящему времени в литературе накопилось уже достаточное количество весьма обстоятельных работ по этому вопросу, причем из 50 отечественных авторов, опубликовавших сообщения о пентоталовом наркозе, только один — Чихрадзе, без достаточно веских оснований рекомендует воздержаться от широкого применения пентотала ввиду его токсичности. По единодушному же мнению остальных авторов, изучавших пентоталовый наркоз в клинике и в эксперименте, этот вид обезболивания по ряду преимуществ заслуживает самого широкого распространения.

Учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности послужило прочной основой успехов и в области обезболивания.

Применяя пентоталовый наркоз, мы, как и другие авторы, исходим из принципа бережного отношения прежде всего к коре головного мозга. Вот почему роль психопрофилактической подготовки больных, особенно при операциях, производимых под местной анестезией, приобретает в свете учения И. П. Павлова особо важное значение.

Однако щажение коры головного мозга надежнее всего достигается при наркозе.

Судя по литературе и собственным клиническим наблюдениям, опасность при внутривенном пентоталовом наркозе возникает лишь при его передозировке. Причем здесь надо иметь в виду не количество введенного в организм пентотала (при безукоризненной технике), а прежде всего скорость введения (количество препарата за единицу времени).

В ряде случаев, где пентоталовый наркоз протекал не совсем гладко, мы устанавливали нарушения в технике введения.

Возраст больных не является противопоказанием для применения внутривенного пентоталового наркоза. Так, самому молодому больному, дважды подвергавшемуся операции, было 3 года, самому старому — 79 лет.

Ряд авторов указывает, что пентотал при передозировке действует угнетающим образом на дыхательный центр. Наши собственные наблюдения подтверждают этот бесспорный факт. Однако при правильном ведении внутривенного наркоза, главным образом при медленном введении в вену 2% раствора препарата, мы на большом количестве случаев не наблюдали клинических признаков расстройств со стороны дыхательного центра, даже при больших и длительных операциях с введением в организм до 3 г пентотала. Таким образом, второе, весьма важное обстоятельство, вытекающее из опыта широкого применения в клинике внутривенного Пентоталового наркоза, заключается в том, что точная, безукоризненная техника проведения этого наркоза почти полностью снимает угрозу передозировки, а следовательно, и угнетающее действие препарата на дыхательный центр.

Наряду с решающим значением, которое мы придаем технике проведения пентоталового наркоза, существенным фактором является концентрация раствора. Как показывает наш опыт, наилучшей концентрацией является 2% раствор пентотала. Мы отказались как от 5% раствора, при котором реальнее выступает угроза передозировки, так и от более слабых чем 2% раствор, как удлиняющих период засыпания и не дающих на протяжении всей операции необходимого расслабления мышечного аппарата. По той же причине мы отказались и от введения внутривенного пентоталового наркоза капельным способом.

Длительность 222 операций была свыше часа, 43 — свыше 2 часов. При 71 операции было введено более 2 г пентотала, а при 8 — даже Зг пентотала без каких-либо вредных последствий. Небезинтересно отметить, что наблюдавшиеся нами случаи асфиксии и цианоза у некоторых больных возникали в начале операций и чаще при кратковременных операциях, когда в организм больного было введено сравнительно небольшое количество пентотала очень быстро с целью возможно скорее произвести небольшую операцию или вызвать более быстрое наступление сна.

На 1 300 операций, проведенных под внутривенным наркозом, не было ни одного связанного с последним смертельного осложнения.

У 69 больных наблюдались быстро проходящие осложнения, из них у 60 во время операции. Теперь, по мере накопления коллективом клиники опыта, эти осложнения наблюдаются все реже и реже. В послеоперационном периоде осложнения отмечены у 35 больных, причем преимущественно у тех, у которых они были во время операции.

Чаще всего наблюдался цианоз и реже двигательное возбуждение. Вторичный сон свыше 4 часов мы отметили только у 8 человек.

Большой интерес представляет изучение состояния дыхания, динамики пульса и артериального давления у больных при операциях под внутривенным пентоталовым наркозом. Большинством авторов отмечено снижение артериального давления в среднем на 10—15 мм ртутного столба. Однако Волошин в своих экспериментальных исследованиях при спокойном, ровном сне не наблюдал никаких изменений со стороны дыхания и кровяного давления. Рыжиков, опубликовавший ряд работ по вопросу о пентоталовом наркозе с наибольшим, по сравнению с другими, количеством экспериментальных и клинических наблюдений, отмечает даже повышение артериального давления при пентоталовом наркозе, что выгодно отличает его от других видов наркоза.

Врач Жаринова, изучающая в нашей клинике концентрацию пентотала в крови и влияние его на кровяное давление при спокойном, ровном пентоталовом сне, отмечала повышение кровяного давления, даже при больших и длительных операциях. Эти данные подтверждены осциллографией.

Применяемое в обязательном порядке измерение артериального давления во время больших операций является у нас также и одним из тестов для суждения о правильности дозировки пентотала при внутривенном его введении.

По литературным данным и некоторым исследованиям, проведенным в нашей клинике, пентотал в применяемой для наркоза дозировке не вызывает изменений со стороны органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, морфологического состава крови, функции почек и печени.

А. Я. Пытель, по данным произведенных им исследований, утверждает, что после операций, протекавших под эфирным наркозом, угнетение функции печени и почек оказывалось более значительным и наблюдалось чаще, чем при пентоталовом наркозе.

Суждения о противопоказаниях к пентоталовому наркозу в литературе чрезвычайно разноречивы. Пытель к противопоказаниям относит только значительные расстройства печени и почек, Рачек — резко выраженную гипертонию и острую недостаточность печени, Дедова — расстройства со стороны дыхания, нарушения в окислительно-восстановительных процессах, низкое артериальное давление, заболевания печени, сепсис, токсемию, Чихрадзе — расстройство дыхания с одышкой при флегмонозных процессах в полости рта, шеи и резкой анемии; В. Д. Чаклин не применяет пентотал при операциях опухоли шеи с вовлечением в процесс голосовой щели и гортани, при резкой анемии и сильной тучности, расстройствах дыхания и поражении печени, Баландина — при болезнях, вызывающих изменение дыхательного центра. Однако Чаклин, как указано в работе, применял пентоталовый наркоз с успехом у 2 больных с выраженной эмфиземой, у 3, страдавших нефритом, и у 5 больных с тяжелыми заболеваниями желчных путей.

Исходя из фактического материала, приведенного в опубликованных работах по пентоталу, мы приходим к убеждению, что противопоказания у многих авторов составлены умозрительно, сугубо теоретически, без достаточного подтверждения своих положений клинической практикой.

При длительном пентоталовом наркозе мы настойчиво рекомендуем одновременное вдыхание кислорода, введение 40% раствора глюкозы и на протяжении всей операции — капельное переливание крови.

Литературные данные и наш опыт позволяют привлечь внимание практических хирургов к этому виду обезболивания и рекомендовать его для более широкой хирургической практики.

Невысокий процент применения внутривенного наркоза, о котором говорил в своем докладе главный хирург Министерства здравоохранения СССР проф. В. И. Стручков, скорее свидетельствует о том, что хирурги мало знакомы с этим видом наркоза, чем о том, что они разочарованы в нем.

Adblock
detector