Период поддержания вводного наркоза барбитуратами

После того как наркоз в результате введения в вену одного из барбитуратов доведен до нужной глубины, произведена интубация и тампонада глотки, последующей задачей анестезиолога является поддержание наркоза на уровне, необходимом для операции. Поддержание наркоза — ответственная часть проведения обезболивания. Начинается оно с момента подключения основного анестетика.

При эфирно-закисном наркозе сразу после интубации устанавливают подачу закиси азота в количестве 2—3 литров в минуту и кислорода 1 литр в минуту, слегка открывая предохранительный клапан (соотношение закиси азота и кислорода 3:1, 2:1). Наркоз проводится по полузакрытой системе с обязательным включением адсорбера. Наркотизация полузакрытым способом, как уже упоминалось, обеспечивается удалением части выдыхаемого воздуха наружу при хорошем герметизме системы. Такая концентрация анестетика бывает достаточной при наркотизировании детей или ослабленных больных. У крепких же мускулистых больных такой концентрации анестетика, как правило, бывает недостаточно. Уже в начале операции у них поднимается артериальное давление, учащается пульс, а когда заканчивается действие релаксанта, появляется дрожание конечностей, зрачки расширяются, появляется реакция на свет, то есть налицо все признаки очень поверхностного наркоза. Возникает потребность в более частом введении релаксанта. В этом случае наркоз углубляется добавлением во вдыхаемую смесь 2—3 об.% эфира.

Физически крепким больным лучше сразу вслед за интубацией с закисью азота давать небольшие дозы эфира на 2—3 делении эфирницы. В дальнейшем, в зависимости от того, как больной реагирует на данные дозы анестетиков, можно уменьшить подачу эфира или прекратить полностью. При всех условиях глубина наркоза должна соответствовать стадии 1111. С наступлением первого уровня третьей стадии глазные яблоки «плавают», веки перестают реагировать на их приподнимание. Зрачки становятся узкими, реакция их на свет живая. Роговичные рефлексы сохранены. Кровяное давление может быть еще несколько повышенным. Пульс незначительно учащен или соответствует исходному.

Во второй половине операции, когда больной достаточно насыщен парами эфира, стрелку шкалы эфирницы следует периодически ставить на положение «О» или на «закрыто». К концу операции подача эфира прекращается полностью, а подача закиси азота и кислорода продолжается в соотношении 3:2, 1:1.

Релаксант вводится периодически на протяжении всей операции. Фракционное введение его начинается сразу, как только у больного после интубации трахеи начинает появляться некоторая двигательная реакция, поверхностное самостоятельное дыхание. В первой поло- вино операции, если для релаксации применяется дитилин, то его приходится вводить через 6—8 минут по 40—60 мг.

Во второй половине операции, когда организм насыщен основным наркотиком, часто происходит усиление действия дитилина, поэтому нужно уменьшить дозировку релаксанта. Как уже упоминалось, существует правило: каждая последующая доза релаксанта должна вводиться только тогда, когда действие предыдущей дозы начинает заканчиваться. Введение дитилина прекращается за 15—20 минут до окончания операции. Через 8—12 минут после введения последней дозы релаксанта, при правильном проведении наркоза, как правило, полностью восстанавливается самостоятельное дыхание.

Для контроля за глубиной наркоза анестезиолог учитывает показатели дозиметров для летучих и газовых анестетиков. Однако при использовании испарителей с неточной дозировкой их показатели могут иметь лишь ориентирующее значение. Для установления глубины наркоза допускается периодически выводить больных из состояния релаксации и в перерывах между введениями мышечных релаксантов оценивать глубину сна по реакции больного на операционную травму, мышечному тонусу, глазным рефлексам и другим клиническим признакам. Но такой прием малопригоден при использовании релаксантов длительного действия, и особенно в отдельные периоды операции, когда повышение мышечного тонуса даже на короткое время является нежелательным.

При проведении эфирного наркоза анестезиолог должен научиться органолептически определять концентрацию паров эфира в пределах 1—4% (при вдыхании паров эфира из наркозного аппарата). При использовании аппаратов, снабженных устройствами, которые позволяют подавать наркотики в заранее установленной, достаточной для сна нетоксичной дозе, необходимость проведения вышеуказанной пробы отпадает. Ценным подспорьем при определении глубины современного комбинированного наркоза является объективный метод графической регистрации биотоков мозга — электроэнцефалография (ЭЭГ).

Для определения глубины наркоза, правильности выбранного режима подачи наркотических веществ очень важно знать клиническую картину наркоза. В течение всего наркоза анестезиолог наблюдает за малейшими изменениями в состоянии больного, клинически определяет глубину наркоза, следит за глазными симптомами, рефлексами со стороны дыхания, сердечно-сосудистой системой, за состоянием слизистых оболочек, кожных покровов и т. д.

Оценивая значение отдельных симптомов, необходимо помнить, что ни один из клинических признаков, взятый изолированно, не может дать правильного представления о глубине наркоза и состоянии больного. Так, например, снижение артериального давления во время наркоза может быть результатом недостаточной глубины наркоза при сохранении сосудистых реакций в ответ на травму или, наоборот, указывает на передозировку и чрезмерное угнетение сосудистого центра. Разобраться здесь помогает сопоставление данного показателя с другими симптомами.

При снижении артериального давления, при частом пульсе с хорошим наполнением, суженных зрачках, живо реагирующих на свет, возникает потребность в частом введении релаксанта. Все это указывает на слишком поверхностный наркоз, не соответствующий операционной травме. Глубину наркоза в этом случае следует увеличить.

Напротив, если у больного появляется частый пульс, расширенные зрачки с утратой реакции на свет, а артериальное давление вследствие передозировки анестетиков падает, то глубину наркоза следует уменьшить.

Adblock
detector