Лечение перелома основания черепа — ProfMedik Медицинский Портал

Лечение перелома основания черепа

При наличии перелома основании черепа, даже при отсутствии наружной ликвореи, можно произвести лишь диагностическую спинномозго­вую пункцию, ограничиваясь медленным изъятием 2 мл ликвора, достаточ­ного для выявления субарахноидального кровотечения и исследования. Лечебные спинальные пункции с выведением большого количества ликвора противопоказаны в связи с быстрым снижением внутричерепного давления и возможностью ретроградного распространения инфекции из придаточных пазух носа или уха в субарахноидальное пространство. Показания к повторной диаг­ностической пункции возникают лишь при подозрении на развитие менингита, но и в этом случае необходимо ограничиться выведением 2 мл ликвора. Лишь при картине инфекционного менингита, подтвержденного исследованием или совершенно явного по клинике, показаны лечебные спинальные пункции с выведением не менее 20 мл ликвора и в случае показаний — эндолюмбальное введение антибиотиков.

При наличии ликвореи из уха или носа мы пользуемся введением нес­кольких капель раствора пенициллина в наружный слуховой проход или в нос (2 — 3 раза в сутки).

При кровотечении или истечении спинномозговой жидкости из уха проти­вопоказаны все мероприятия, могущие внести вторичную инфекцию в среднее ухо и субарахноидальное пространство (промывание уха); следует ограни­читься туалетом ушной раковины, закрыть рыхлым комком стерильной марли наружный слуховой проход и наложить всасывающую повязку, меняя ее по мере надобности. Профилактика инфекционных осложнений показана и при разрыве барабанной перепонки без перелома кости. Кровь из наружного слу­хового прохода удаляют протиранием, а не промыванием. В некоторых слу­чаях в наружный слуховой проход вводят узкий марлевый тампон, слегка увлажненный раствором пенициллина. Профилактика инфекционных осло­жнений показана и при кровотечении или истечении спинномозговой жидкости из носа.

Е. Г. Лубенский указывает, что ринорею, оторею и скрытую ликворею можно ликвидировать дробными повторными вдуваниями кислорода поясничным путем.

При переломах основания черепа в сочетании с повреждением придаточ­ных пазух носа и уха можно было бы ожидать очень частого проникновения инфекции в полость черепа с развитием менингита. Однако в действительности последнее осложнение при закрытой травме развивается не столь часто. К этим парабазальным ранениям должно быть привлечено особое внимание, особенно при наличии открытых переломов кости.

Проникающие в черепномозговую полость парабазальные ранения составляли во время Великой Отечественной войны 12,5% проникающих в черепномозговую полость огнестрельных ранений. Большая часть из них была комбинированной, т. е., помимо черепномозговой полости, были пора­жены в том или ином сочетании одна или обе глазницы, придаточные пазухи, верхние стенки полости носа, орган слуха и воздухоносные полости, располо­женные в пирамиде височной кости и в сосцевидном отростке. Из этого числа передние парабазальные ранения составили 7,5%, боковые — 4% и задние — 1%. Эти ранения наиболее сложны из черепно-моз­говых ранений и чрезвычайно опасны с точки зрения развития инфекционных осложнений в мозгу и его оболочках. При открытой и закрытой черепно-моз­говой травме с повреждением парабазальных отделов черепа наблюдается вклинение костных отломков в разорваную твердую мозговую оболочку и в мозговую ткань при вскрытых придаточных пазухах носа, что может вести к вторичному инфицированию в ближайшее или в более отдаленное время после травмы. При переломах парабазальных отделов черепа развитие ин­фекционных осложнений мозга и его оболочек иногда протекает относительно скрыто до известной стадии заболевания, когда якобы внезапно проявляется угрожающее состояние.

В приведенной ниже истории болезни после якобы гладко протекающего перелома передней черепной ямки больной приступил к прежней работе сле­саря. В лобной доле мозга формировался абсцесс, протекающий столь мало- симптомно, что у врачей не возникало подозрения на наличие этого грозного заболевания. Через 3 месяца после травмы у больного на работе проявилась симптоматика прорыва абсцесса мозга в подоболочечное пространство. Ретроспективный анализ заболевания дал основания предполагать, что при более тщательном обследовании в светлом промежутке абсцесс мозга можно было бы своевременно диагностировать и произвести операцию.

Больной М. И., 29 лет, поступил в нервное отделение больницы имени С. П. Боткина 3 ноября1957 г.; умер 8 ноября 1957 г.

В августе 1957 г. упал с мотоцикла, получил открытый перелом правой лобной кости с раздроблением верхней стенки орбиты и был доставлен в бессознательном состоянии. Рана быстро зажила, и больной через месяц был выписан в удовлетворительном состоянии. Спустя несколько недель приступил к работе слесаря. Иногда жаловался на головную боль. В середине октября в течение недели было «гриппозное состояние» с повышением темпера­туры до 38°, после чего вновь приступил к работе.

2 ноябрявынужден был прекратить работу в связи с резкой головной болью, рвотой, повы­шением температуры до 39°. В 8 часов вечера потерял сознание и появились судороги в конеч­ностях. В нервном отделении была выявлена картина гнойного менингита (3800/3 лейко­цитов в ликворе, из которых 90% нейтрофилов). Эндолюмбальное и внутримышечное введе­ние антибиотиков.

8 ноября1957 г. больной скончался. На секции: сросшийся перелом чешуи правой лобной кости с переходом на переднюю черепную ямку, абсцесс правой лобной доли в базальных отделах, прорыв абсцесса в подоболочечное пространство, разлитой гнойный менингит.