Малая болезнь

Малая болезнь — трехдневная лихорадка, энтеровирусная (Коксаки или ECHO) лихорадка является острым лихорадочным заболеванием, которое может быть вызвано различными штаммами вирусов Коксаки и ECHO. Клиническая картина этой болезни недостаточно очерчена и, кроме лихорадки, может характеризоваться рудиментарными симптомами других форм энтеровирусной инфекции. Е. С. Кетиладзе и Р. С. Дрейзен считают, что малая болезнь является переходной формой между серозным менингитом и эпидемической миальгией. Термин «малая болезнь» был введен американскими учеными для обозначения легких клинических форм энтеровирусных заболеваний, протекающих с кратковременной лихорадкой, без локальных поражений. А. Н. Шаповал присоединяется к этому определению и считает целесообразным сохранить название «малая болезнь». С. Д. Носов, исходя из синдромного определения клинических форм инфекции, предложил название «энтеровирусная (Коксаки или ECHO) лихорадка». Некоторые авторы считают, что малая болезнь вызывается малопатогенными штаммами вирусов.

К настоящему времени имеется большое количество описаний вспышек малой болезни. В течение летних сезонов группой авторов наблюдалось и изучалось свыше 20 вспышек «малой болезни», возникших в детских учреждениях. Сходство «малой болезни» с другими легко протекающими инфекциями не представляет возможности диагностировать спорадические случаи на основании клинических симптомов, а кратковременность и относительная легкость течения не дают повода для лабораторных обследований. В связи с этим клиническая картина «малой болезни» изучалась главным образом на материалах эпидемических вспышек.

Симптомы малой болезни

Большинство авторов характеризует «малую болезнь» как очень легкое лихорадочное заболевание с острым началом и быстро наступающим выздоровлением. Между тем в описании многих эпидемических вспышек этой болезни имеются указания и на более тяжелое течение с наличием симптомов поражения нервной системы, желудочно-кишечного тракта дыхательных путей, лимфатических узлов и т. д.

По Г. Ф. Колесникову, помимо общеинфекционных симптомов и умеренно выраженных изменений со стороны сердечно-сосудистой системы, в части случаев (19%) отмечаются менингеальные явления и преходящие микросимптомы поражения центральной нервной системы, что дает автору основание отнести «малую болезнь» к стертой форме нейроинфекций. И. С. Винтовкина, указывая на бедность и монотонность клинической симптоматики, вместе с тем подчеркивает тот факт, что у некоторых больных имеется ряд признаков поражения нервной системы — головная боль, адинамия, нарушение сна, бред, повышение сухожильных рефлексов и т. п.

Заболевание начинается остро, обычно с повышения температуры до 38—40° и головной боли, а у некоторых больных также тошноты и рвоты. При осмотре иногда обнаруживается гиперемия зева и легкая инъекция склер и конъюнктив. На увеличение лимфатических узлов у части больных указывают Е. С. Кетиладзе и Р. С. Дрейзин, В. Н. Слышко, Г, Ф, Колесников и др. Лихорадка обычно длится 1—3 суток, после чего критически снижается. Кроме этого, наиболее частого варианта температурной кривой, И. С. Винтовкина почти у половины больных наблюдала литическое спадение температуры с последующим субфебрилитетом в течение 7—12 дней, а у части больных волнообразную температурную кривую с повторным повышением через 4—5 дней. Второй подъем длится обычно не более 2 суток и не сопровождается клиническими симптомами заболевания. Иногда наблюдается 3—4 температурные волны. По данным различных авторов, волнообразное течение «малой болезни» встречается в 11—21% случаев.

Эпидемиология и клиническая картина

Мы изучали клиническую картину «малой болезни» главным образом при обследовании вспышек энтеровирусной инфекции. Приводим описание одной из них, возникшей в детском саду Ленинграда в июне 1968 г. Вспышка была вызвана вирусом Коксаки В-4. Этиология установлена лабораторией Института им. Пастера. Вспышка характеризовалась быстрым распространением заболевания в закрытом коллективе с охватом в течение 3 недель 50 из 105 детей, причем наибольшая контагиозность отмечалась в младшей группе, где за 11 дней из 26 детей заболело 25. Проявления энтеровирусной инфекции отличались полиморфностью: у 5 детей был диагностирован серозный менингит, у 5 — герпангина, у 2 — эпидемическая миалгия и у 38 — «малая болезнь». О смешанных вспышках «малой болезни» с другими клиническими вариантами энтеровирусной инфекции сообщают многие авторы.

По данным И. С. Винтовкиной, во время эпидемических вспышек Коксаки и ЕСНО-инфекций в детских коллективах «малая» форма составляет от 50 до 80% всех заболеваний. Клиническая картина «малой болезни» в наблюдавшемся очаге была по тяжести течения неоднородной и варьировала от легких субклинических форм до тяжелых, требующих неотложной госпитализации. Так, у 15 больных болезнь действительно была «малой» — температура 37,1—37,6°, держалась 2—3 дня и сопровождалась легким недомоганием, вялостью и снижением аппетита. У 8 детей заболевание протекало несколько тяжелее — температура повышалась до 38—39°, наблюдалась головная боль, рвота, слабость, при осмотре выявлялась гиперемия лица и зева, инъецированность склер; и у этих больных через 2—3 дня снижалась температура, исчезали головные боли, прекращались рвоты. Однако небольшая гиперемия зева, вялость и субфебрильная температура держались 8—14 дней. И, наконец, у 15 детей так называемая «малая болезнь» протекала тяжело. В течение нескольких часов температура достигала 39—40°, появлялась вялость, адинамия, резкие головные боли, многократные рвоты, иногда боли в животе, у некоторых — кратковременная потеря сознания и инфекционный делирий. Симптомы поражения верхних дыхательных путей были обнаружены у всех этих больных: зев и задняя стенка глотки были гиперемированы, разрыхлены, зернисты, отмечался небольшой насморк, склеры глаз были инъецированы.

Довольно характерным был вид языка: язык влажный и густо обложен в виде «чехла» сероватым налетом. У некоторых больных отмечалась брадикардия и у большинства — изменения со стороны капилляров ногтевого ложа: общий спазм капилляров или, напротив, расширение их, особенно в венозном отделе. Почти у всех больных этой группы были выявлены легкие диссоциированные менингеальные симптомы, общая гипотония, сухожильная гиперрефлексия или анизорефлексия. Ликвор вытекал под повышенным давлением, цитоз был нормальным, содержание белка— несколько сниженным (0,033—0,066%). У части детей этой группы была выявлена значительная эозинофилия (5—17%), которая держалась до 2—3 недель. Отмечалось также повышение уровня сиаловых кислот в сыворотке крови, при исследовании белковых фракций сыворотки крови — снижение уровня общего белка и альбуминов и повышение глобулинов за счет всех его фракций и особенно бета-глобулинов.

Проведенное клинико-лабораторное обследование больных «малой болезнью» показало, что наряду с легким и среднетяжелым течением, когда ведущим синдромом была кратковременная лихорадка, почти в половине случаев имело место тяжелое течение болезни с явлениями нейротоксикоза и остро развившейся внутричерепной гипертензии. Следовательно, название «малая болезнь», «легкая», «трехдневная» болезнь во многих случаях не отражает сущности заболевания, которое иногда может протекать тяжело.

Поэтому целесообразнее для этой формы энтеровирусной инфекции придерживаться названия, предложенного С. Д. Носовым, — «энтеровирусная лихорадка» и внутри группы различать действительно «малые» формы от заболеваний, протекающих с симптомами поражения центральной нервной системы и приближающихся по клинической картине, несмотря на нормальный состав ликвора, к серозному менингиту.

загрузка...