Менингококковый менингит — эпидемиология, этиология и патогенез

(Эпидемический цереброспинальный менингококковый менингит)

Эпидемиологический менингит встречается преимущественно в зимние и весенние месяцы. В остальное время года имеют место спорадические случаи заболевания. Причина указанной сезонности кроется в том, что именно на эти месяцы приходится большое число заболеваний верхних дыхательных путей, которые играют роль фактора, предрасполагающего к менингококковой инфекции. Воспалительный процесс в носоглотке при ринитах и назофарингитах облегчает проникновение возбудителя менингита в кровеносное русло. Кривая эпидемий церебрального менингита носит волнообразный характер и отдельные вспышки ее отделяются друг от друга большими промежутками времени.

Дети заболевают эпидемическим менингитом гораздо чаще, чем взрослые. По статистическим данным, на детский возраст приходится 80—85% заболеваемости. Наиболее часто менингококковая инфекция поражает грудных детей в возрасте от 3 до 9 месяцев. По данным В. А. Власова, на 377 случаев менингококковой инфекции у детей в возрасте до одного года в 15 случаях болезнь началась на первом месяце жизни.

До сих пор не выяснен полностью вопрос, почему менингококковая инфекция так часто поражает детский и, в частности, грудной возраст. Некоторые ученые объясняют этот факт местным предрасположением ткани носоглотки, обусловленным состоянием миндалин. Значительная роль отводится повышенной проницаемости гемато-энцефалического барьера у детей раннего возраста. Может быть, некоторое значение имеет и тот факт, что у грудных детей имеется прямой доступ к оболочкам мозга через решетчатые кости. Наконец, надо учитывать недостаточное развитие ретикуло-эндотелиальной системы у грудных детей, что может обусловить их более легкую подверженность различным инфекциям, в том числе и менингококковой.

Чем старше возраст, тем реже заболеваемость, хотя до 10-летнего возраста она довольно значительна. У детей старшего возраста заболеваемость меньше, а у взрослых менингококковый менингит встречается сравнительно редко. Так, по материалам инфекционных отделений больницы имени С. П. Боткина в Москве, где нет специального отделения для больных менингитом, с 1951 по 1956 г. лечилось всего 13 взрослых больных менингококковым менингитом, в то время как другие формы менингитов встречались среди взрослых намного чаще.

Из других факторов, предрасполагающих к заболеванию, можно отметить закрытую травму черепа, от которой иногда развивается эпидемический менингит.

В. А. Власов указывает на возможность семейного предрасположения к этому заболеванию и приводит такой пример. В одной семье трое детей в разные периоды жизни умерли от эпидемического менингита. Автор обращает внимание на то, что менингококковая инфекция поражает преимущественно хорошо упитанных и склонных к ожирению детей.

Большую роль в распространении болезни играют плохие санитарно-гигиенические условия жизни, скученность в обстановке общежитий и казарм. Особенное значение это имеет в военное время, когда большое число людей вынуждено размещаться в тесных помещениях, переезжать с места на место, вступая в контакт с различными группами населения. В этих условиях заболевание находит благоприятную почву, однако контагиозность его невелика. Повторные заболевания эпидемическим менингитом в одной и той же семье довольно редки.

Лица, перенесшие менингококковый менингит, приобретают стойкий иммунитет. В крови у человека образуются иммунные тела, которые остаются в крови длительное время после болезни. Наряду с антителами образуются преципитины и отклоняющие комплемент антитела. Количество антител в крови после выздоровления не уменьшается, так как гуморальный иммунитет заменяется тканевым, при котором клетки под воздействием менингококков могут снова вырабатывать антитела. Вторичное заболевание менингитом бывает редко. Н. И. Лебедева приводит лишь 6 таких случаев, которые наблюдались в течение всей эпидемии цереброспинального менингита в Москве в 1931—1933 гг.

Источником эпидемического менингита является больной человек. Передача инфекции происходит от больного или здорового бациллоносителя. Последнее встречается чаще. Во время разговора, кашля, чихания брызги слюны, мокроты, содержащие менингококк (капельная инфекция), попадают в носоглотку здорового взрослого человека или ребенка, где микроб находит благоприятную среду для размножения, вызывая заболевание. Заражение возможно также и контактным путем через руки, загрязненные выделениями из носа и слюной больных, через белье и другие предметы. Нужно отметить, что этот способ переноса инфекции, видимо, встречается реже, так как менингококки нестойки в условиях внешней среды и относительно быстро погибают в окружающей среде.

Бациллоносительство в течение первой недели заболевания встречается у 50—80% больных и даже чаще. На четвертой неделе менингококки обычно исчезают из носоглотки, сохраняясь в некоторых случаях у реконвалесцентов и более длительное время.

Источником заражения являются также больные, страдающие очень легкой формой менингококкового менингита, выражающейся в незначительном лихорадочном состоянии с явлениями катара зева и носоглотки.

Обнаружение у них менингококков зависит от периода эпидемии и времени контакта с больными и их близкими. В. К- Стефанский и соавторы указывают, что среди взрослых здоровых людей, имевших тесный контакт с больными, отмечалось бациллоносительство в 60% случаев.

М. С. Маргулис приводит данные, согласно которым на высоте эпидемии среди ‘330 здоровых лиц из 89 семей, где имелись больные, бациллоносительство отмечалось у 50% здоровых, а к концу эпидемии оно составляло 30%. Тот факт, что территориальное распространение менингокомкового менингита отличается большой неравномерностью и отсутствием определенной закономерности в том смысле, что некоторые местности оказываются не охваченными эпидемией или очаги заболеваний появляются в местах, отдаленных друг от друга, свидетельствует о первостепенном значении бациллоносительства здоровыми людьми.

Отмечены случаи бациллоносительства второго порядка. Можно стать носителем менингококка, получив его не от больного менингитом, а от здорового бациллоносителя. Вспышки менингококкового менингита нередко объясняются увеличением числа бациллоносителей среди здоровых, в связи с чем считается, что массовые заболевания детей возникают тогда, когда количество окружающих их бациллоносителей менингококка достигает 20% и выше.

Однако не только бациллоносительство играет роль в возникновении заболевания менингококковым менингитом. Известно, что совместное пребывание детей в школе, в детских садах или яслях не играет такой значительной роли в распространении эпидемического менингита, как при кори, скарлатине, дифтерии и других инфекциях, причем это наблюдается даже в тех случаях, когда среди детей обнаруживается все возраставшее носительство менингококка. Несомненно, что индивидуальная невосприимчивость имеет значение и, может быть, даже большее, чем фактор количества бациллоносителей. Общеизвестно, что лица, окружающие больных эпидемическим менингитом, являясь в большинстве случаев бациллоносителями, сами заболевают редко, что можно отнести только за счет индивидуальной особенности этих лиц, выражающейся в невосприимчивости к эпидемическому цереброспинальному менингиту. В пользу этого говорит и то обстоятельство, что заражение здорового человека от больного даже при совместном пребывании в одном помещении встречается редко. В. А. Власов отмечает, что более чем за 30 лет ему пришлось наблюдать только один случай внутри- больничного заражения эпидемическим менингитом. Такие же данные приводит М. С. Маргулис.

Возбудителем цереброспинального эпидемического менингита является менингококк, открытый в 1887 г. Вексельбаумом. Впервые выделенный из спинномозговой жидкости, он имеет вид диплококка величиной 1—2 мм. Менингококки в культурах обычно располагаются попарно в виде кофейных зерен с обращенной друг к другу вогнутой стороной. Обнаруживаются они в носоглотке, в крови и чаще всего в спинномозговой жидкости в первые часы и дни болезни. Располагаются микробы преимущественно внутри лейкоцитов (интрацеллюлярный менингококк). Менингококк неподвижен, не имеет капсулы, грамотрицателен и легко окрашивается всеми анилиновыми красками. Вне человеческого организма менингококк нестоек, быстро погибает под влиянием солнечного света, холода или высушивания. Белье, пропитанное культурой менингококка, становится стерильным при комнатной температуре уже через 12 часов. Менингококк гибнет через минуту при воздействии 1 % карболовой кислоты или раствора 0,01% сулемы. Менингококки, очевидно, не выделяют экзотоксинов, но протоплазма содержит эндотоксин, устойчивый к высокой температуре и не разрушающийся при кипячении.

Методом агглютинации установлено несколько типов менингококка. По классификации Николля различают четыре типа: А, В, С и D. Чаще встречаются типы А и В. Каждый из этих менингококков специфичен в отношении определенной антисыворотки. В различных странах обнаруживаются менингококки с разными антигенными свойствами. Различные типы менингококка отличаются и разной патогенностыо. Во время эпидемии встречается несколько типов менингококков, причем в начале эпидемии чаще встречается тип В, при нарастании заболеваемости выявляется значительное количество менингококка типа А, а при затихании эпидемии вновь появляется тип В.

Такое чередование различных типов менингококка и разные периоды эпидемии еще не нашло объяснения.

Менингококки, попадая на слизистую оболочку верхних дыхательных путей, находят благоприятную среду для размножения. Из слизистой носа и глотки распространение инфекции идет гематогенным и лимфогенным путем. Гематогенное распространение инфекции происходит сравнительно недолго, так как кровь обладает бактерицидными свойствами. Поэтому менингококки в крови обнаруживаются редко, и только в случаях менингококкового сепсиса в крови содержится большое их количество.

Лимфогенная теория распространения менингококковой инфекции признается не всеми. Баумгартен отрицает роль лимфы в распространении этой инфекции, ссылаясь на то, что ток лимфы идет в направлении от мозга к зеву, а не наоборот. Ошибочность рассуждения этого автора состоит в неправильном представлении, что возбудитель пассивно увлекается током лимфы. В действительности движение возбудителей обусловливается разницей потенциалов между отрицательно заряженными возбудителями и положительно заряженными частицами лимфы.

Вследствие двух путей проникновения менингококков— гематогенного и лимфогенного — инфекция может быть генерализованной, септической, локализованной и смешанной.

Инфекция может достигнуть оболочек головного мозга также контактным путем. Неттер, Дебре и другие авторы полагают, что менингококки из полости носа по периневральным пространствам обонятельного нерва проникают субарахноидально.

Некоторые авторы считают возможным проникание менингококков в полость черепа лимфатическим путем (при воспалениях среднего уха), однако убедительных доказательств в пользу такого предположения не имеется.