Биохимические методики оценки функционального состояния летчика

Еще из работ Cannon стало ясно, что эмоциональные реакции тесно связаны с изменениями в механизмах нервной и гормональной регуляции. Для оценки эмоциональных реакций широко применяются исследования крови на содержание сахара, адреналина и его производных, определение количества эозинофилов и др. В моче исследуется содержание адреналина и норадреналина. Эти методики общеизвестны, и мы не будем на них останавливаться. При изучении эмоционального стресса в последние годы в связи с работами Selye все чаще и чаще применяются исследования крови и мочи на содержание а них гормонов коры надпочечных желез, главным образом 17-ОКС и 17-КС.

Достоверных способов определения утомления по показателям гуморальных сдвигов практически не существует, если не считать некоторых методов исследования мочи. Среди них нужно назвать определение креатина мочи и рекомендуемую В. В. Розенблатом реакцию Донаджо характеризующую, очевидно, увеличение проницаемости почечных канальцев при утомлении. Однако последний способ слишком сложен, чтобы его можно было рекомендовать для практики авиационным врачам.

Исследование содержания гормонов коры надпочечников в моче. Кора надпочечников человека и млекопитающих синтезирует три вида стероидных гормонов: глюкокортикоиды, из которых у человека основным является гидрокортизон, минералокортикоиды (альдостерон) и мужские половые гормоны (андростерон и тестостерон). В ответ на увеличение содержания в крови АКТГ (происходящее при состоянии стресса) увеличивается секреция стероидных гормонов, преимущественно глюкокортикостероидов.

Для того чтобы оценить выброс глюкокортикостероидов корой надпочечника, можно учитывать содержание каких-либо из этих соединений в крови или же их выведение с мочой. Определение в крови технически гораздо сложнее, материал плохо консервируется, да и взять кровь в нужные моменты, в частности во время полета, затруднительно. Исследование содержания гормонов в моче проще, материал легче консервируется. Собранная за время полета моча сохраняет следы тех биохимических сдвигов, которые имели место во время полета. В моче, кроме свободных гормонов, находятся их метаболиты и соединения с глюкуроновой кислотой. Их определение позволяет судить о количественной стороне поступления кортикоидов в кровь и отсюда о всей реакции гипофиз-адреналовой системы. Мочу у обследуемых лиц мы собирали непосредственно перед вылетом, сразу после посадки самолета и за первые 6 ч после посадки. Мочу консервировали и в дальнейшем подвергали анализу на содержание 17-оксикортикостероидов по методу Сильбера—Портера в модификации Юдаева. При обработке данных учитывали выведение 17-оксикортикостероидов в мкгч в течение 3 периодов: в среднем за один час перед полетом, за один час полета и за один час послеполетного отдыха.

Методика исследования кортикостероидов в моче хотя и проще, чем определение их в крови, но также является весьма трудоемкой и длительной. Поэтому мы в своей практике предприняли попытку найти заменители этой реакции, которые могли бы указывать на аналогичные сдвиги в организме, но были технически более простыми и удобными. Такой способ замены сложной методика на более простую нередко применяется в исследовательской практике. Так, например, В. С. Лозинский указывает па соответствие между выделением уропепсина и 17-кетостероидов в моче и рекомендует использовать определение уропепсина для характеристики функции коры надпочечников при эмоциональном стрессе. Среди многих проверенных нами реакций обратили на себя внимание три методики, результаты которых как бы следовали за изменениями в выведении из организма кортикостероидов. Речь идет об исследовании выведения с мочой аскорбиновой кислоты, содержания в крови общего холестерина и цветной осадочной реакции мочи по Кимбаровскому. Во всех этих случаях (выведение с мочой кортикостероидов, аскорбиновой кислоты и содержание в крови холестерина) можно было проследить полное соответствие исследуемых реакций уровню эмоционального стресса. В литературе имеются указания на возможность определения уровня эмоционального напряжения по выведению аскорбиновой кислоты из организма и по содержанию холестерина в крови.

Исследование содержания аскорбиновой кислоты в моче основано на сильной редуцирующей способности витамина С. При его определении используется окислительно-восстановительная реакция между аскорбиновой кислотой и 2,6-дихлорфенолиндофенолом.

Микрометод определения содержания общего холестерина в сыворотке крови основан на упрощении и усовершенствовании способа Раппопорта—Энгельберга. Для исследования требуется всего 0,1 мл крови.

Для исследования функционального состояния летного состава мы широко использовали цветную осадочную реакцию мочи по Кимбаровскому (ЦОРК). ЦОРК разработана на основе «серебряной» реакции И. И. Ефимова и «черной» реакции Бускаино. Во всех этих реакциях применяется раствор нитрита серебра. И. А. Кимбаровский разработал более точную методику этой реакции, предложил шкалу оценки, специальные цифровые и цветные таблицы. Реакция основана на осаждении нитратом серебра низкомолекулярных азотистых продуктов. Я. А. Кимбаровский считает, что различный цвет осадков зависит от соотношений в моче органических и неорганических веществ. Черные осадки содержат группы NH2 и NH, а также пуриновые основания. Напротив, аминокислоты, мочевая кислота и органические соединения, содержащие группы ОН, СОН, СООН, черных осадков не дают. Под влиянием утомления, эмоционального стресса или некоторых патологических процессов выделяется большое количество недоокисленных азотистых продуктов. В этом случае осадок окрашивается наиболее интенсивно.

Цветная осадочная реакция мочи может указывать на явления утомления, косвенно свидетельствовать о нарушениях предполетного отдыха, что имеет важное значение для принятия решения о допуске летного состава к полетам. Она может применяться и для определения нервно-эмоционального напряжения. Достоинство ЦОРК в ее простоте и доступности для проведения массовых исследований в амбулаторных условиях. Эта реакция не может быть использована для постановки диагноза, но она указывает на наличие определенных сдвигов в организме и ввиду этого может быть применена с сигнальной, ориентировочной целью. Это позволяет в амбулаторно-поликлинических условиях и при массовой диспансеризации выявить лиц, нуждающихся в детальном обследовании.

Методика проведения реакции. В 3 пробирки наливают по 1 мл мочи и добавляют в одну 1 мл, в другую — 0,75 мл и в третью — 0,5 мл 5% раствора нитрата серебра. Смесь Mcf4H и реагента доводят до кипения, а затем определяют среднюю интенсивность цветного осадка в 3 пробирках в условных единицах (от 0 до 100) по цветной шкале или таблицам Кимбаровского (таблица).

Таблица. Ориентировочная оценка ЦОРК

 Цвет осадка

Интенсивность ЦОРК (в условных единицах)

Черный

100—92

Темно-коричневый до темновато-коричневого

90—80

Коричневый до светло-коричневого

70—50

Кофейный

50—40

Темно-грифельный

75—70

Темно-серый

50—40

Серый (ст темноватого до светло-серого)

35—20

Вишневый с коричневым оттенком до вишневого с розовым, сиреневым оттенком

45—35

Темно-сиреневый (лиловый) до светло-сиреневого

30—20

Желтый с коричневым оттенком до песочного

35—20

Белый с синеватым, сероватым оттенком до белого

15—0

без оттенков

 

Средняя интенсивность ЦОРК от 100 до 85 условных единиц считается весьма резко положительной (т. е. дающей осадок с большим содержанием азотистых веществ), от 85 до 70 — резко положительной; от 70 до 50 — положительной; от 50 до 30 — слабоположительной; от 30 до 20 единиц — сомнительной и от 20 условных единиц до 0 — отрицательной.

Мы искусственно разбили изучение психофизиологического состояния на ряд приемов, направленных на исследование отдельных систем организма. В практике же необходимо оценивать функциональное состояние летчиков в целом с помощью определенного комплекса методик. Однако при этом часто получаются противоречивые результаты: одни методики могут показывать снижение работоспособности, другие — повышение, третьи вообще не дают отчетливых изменений. Это заставило некоторых исследователей искать отдельные более адекватные методики, которые позволили бы при анализе количественной стороны сдвигов судить о глубине психофизиологических изменений. Так, некоторые авторы для количественного определения степени утомления пытались применить методику критической частоты слияния световых мельканий (КЧСМ). Однако их попытки ока-

зались тщетными. Фактические данные показали, что ни одна из известных в настоящий момент методик не может дать количественной оценки утомления. По-видимому, основной причиной этого является волнообразный характер изменения показателей. Для КЧСМ, в частности, характерна трехфазная кривая изменений показателей в процессе работы. Отчетливая фазовость отмечается и в периоде восстановления.

Нами совместно с Е. Л. Деревянко, А. А. Куприяновым, П. Я. Нурдыгиным и другими было проведено испытание ряда методик для определения их чувствительности к изменениям, вызываемым состоянием утомления.

Проведенная работа позволила выявить несколько групп методик, обладающих различной чувствительностью к развивающемуся утомлению. Именно этим, по- видимому, и объясняется противоречивость результатов, получаемых при комплексных исследованиях: в то время как методики высокой чувствительности уже показывают ухудшение результатов, методики малой чувствительности свидетельствуют о хорошем состоянии. По мере усиления утомления и эта группа методик начинает менять знак на обратный, и результаты исследовании становятся все более однозначными.

К методикам высокой чувствительности относится определение КЧСМ и длительности зрительных последовательных образов, к методикам средней чувствительности — определение мышечной выносливости, времени простой двигательной реакции на звуковой раздражитель, времени и точности дифференцирования звуковых раздражителей различной интенсивности, к методикам малой чувствительности — определение мышечной силы (динамометрия) и подвижности двигательного анализатора (тепинг-тест).

В комплексных исследованиях состояния летного состава до и после полетов удается уловить интегральные сдвиги в организме под влиянием полета. Важно подчеркнуть при этом, что в послеполетный период исследователь выявляет фазность функциональных сдвигов, а по продолжительности их может судить о глубине воздействия факторов полета, т. е. о степени тяжести полетного задания.

Однако без исследования реакций пилота на факторы полета в самом полете невозможно детально и точно разобраться в удельной значимости влияния этих факторов на организм. Например, уловить всю гамму специфических реакций организма, в частности поведенческую и вегетативную, на изменение пространственного положения при так называемой экстраэкционной напряженности можно только в условиях полета, в противном случае при послеполетном обследовании мы можем встретиться только со следовыми реакциями.

Adblock detector