Симптоматология периферического поражения лицевого нерва

Симптоматология периферических поражений лицевого нерва целиком зависит от уровня поражения.

Общим для всех уровней поражения лицевого нерва является нарушение функции мимических мышц. На стороне поражения лицевого нерва мимические движения отсутствуют, складки лба сглажены, бровь несколько опущена. Выражен лагофтальм (заячий глаз) — глазная щель шире. На стороне поражения лицевого нерва глазная щель не смыкается, вследствие чего отчетливо наблюдается симптом Белла — синергическое движение глазного яблока вверх и кнаружи.

Носогубная складка сглажена, щека несколько свисает. Иногда дети прикусывают губу или  щеку на стороне поражения. Угол рта опущен. При глубоком поражении лицевого нерва кончик носа и губы перетянуты в здоровую сторону. На стороне пареза лицевого нерва ушная раковина несколько больше развернута в сторону и кпереди (паралич ушных мышц). В связи с нарушением функции мимических мышц грудные дети не могут брать грудь. Наиболее ярко парез лицевого нерва обнаруживается при плаче и смехе.

Наличие чисто двигательных нарушений функции мимических мышц без признаков расстройств чувствительности и нарушения вегетативных функций характерно для поражения ядра лицевого нерва.

Для более низких уровнений поражения лицевого нерва типично сочетание двигательных нарушений с другими признаками. При локализации процесса в области мосто-мозжечкового угла, где одновременно с корешком лицевого нерва в процесс вовлекается промежуточная порция (врисбергов нерв) и другие черепномозговые нервы (чаще всего тройничный), наряду с двигательными нарушениями выявляются расстройства вкусовой чувствительности на передних 2/3 языка, уменьшение слезоотделения, нередко обнаруживается гиперакузия, а также расстройство чувствительности в зоне иннервации тройничного нерва с той же стороны, болезненность точек выхода тройничного и лицевого нервов. Выражены вазомоторные нарушения: инъекция сосудов конъюнктивы и области мясца на стороне поражения, асимметрия окраски щек. Встречающиеся иногда одновременно с этим повышение сухожильных рефлексов, симптом Бабинского на противоположной стороне обусловлены участием пирамидного пути.

Поражение ствола лицевого нерва в канале височной кости обусловливает сочетание двигательных, вкусовых, секреторных (слезоотделение) и вазомоторных нарушений. В отличие от поражения мосто-мозжечкового угла, когда обычно наблюдается сухость глаз, в этих случаях часто выявляется резкое усиление слезоотделения. Вазомоторные нарушения также обнаруживаются в виде односторонней инъекции конъюнктивальных сосудов и неодинаковой окраски щек.

С целью выявления асимметрии вазомоторной иннервации может быть использована гистамин-конъюнктивальная проба Ремки. При нанесении на нижнее веко 1 капли 0,01 % свежеприготовленного раствора гистамина на стороне поражения ствола лицевого нерва конъюнктивальные сосуды инъецируются в различной степени. При поражении ядра лицевого нерва проба Ремки отрицательная.

Для исследования вкусовой чувствительности пользуются растворами поваренной соли и сахара различной концентрации. Обычно к концу 1—2-го месяца заболевания наблюдается быстрое и полное восстановление вкусовой чувствительности независимо от темпа восстановления функции мимических мышц.

Нарушение функции парасимпатических волокон, идущих в составе лицевого нерва к мышце зрачка, обнаруживается постоянно при применении гоматропин-зрачковой пробы (закапывание в глаз 0,3% раствора гоматропина). В отличие от равномерного расширения зрачков у больных с поражением ядра лицевого нерва при поражении ствола его появляется анизокория (за счет преобладающего расширения зрачка на стороне поражения лицевого нерва). Скрытая анизокория, как и нарушение вазомоторной иннервации, может иметь место длительное время, в том числе после полного восстановления функции мимических мышц, что позволяет использовать эти пробы для ретроспективной диагностики. Нарушения слезоотделения сглаживаются довольно быстро, в большинстве случаев к концу 3—4-й недели.

При поражении ствола лицевого нерва в отличие от его ядра на стороне пареза лицевого нерва исследование потоотделения (по Минору) и электрокожного сопротивления часто выявляет гипергидроз.

Начиная со 2—3-й недели заболевания на стороне поражения лицевого нерва нередко обнаруживаются синкинезии, нарастающие контрактуры мимических мышц, а также гиперкинезы (фасцикулярные подергивания, тик). при локализации процесса в области ядра лицевого нерва синкинезии, гиперкинезы и контрактуры мимических мышц не наблюдаются. Нередко у больных с поражением ствола лицевого нерва, особенно в остром периоде, отмечаются спонтанные боли за ухом, в области сосцевидного отростка, затылка, в месте выхода лицевого нерва и точках выхода ветвей тройничного нерва, иногда разлитая болезненность области щеки. Боли иногда появляются до развития двигательных нарушений, чаще на 4—8-й день болезни, и могут держаться 1—4 недели, постепенно стихая. Нередко боли в указанных зонах появляются только в связи с охлаждением. При поражении ствола лицевого нерва на любом уровне болезненна пальпация точек выхода тройничного нерва в течение 1—2-й недели заболевания. Часто пальпация вызывает болезненность в точке выхода лицевого нерва.

У больных с поражением ядра лицевого нерва почти постоянно выявляется угнетение функции вестибулярного аппарата. Подобные изменения могут наблюдаться при поражении лицевого нерва в области мосто-мозжечкового угла и очень редко — ствола лицевого нерва.

При локализации поражения лицевого нерва в области колена наблюдается синдром Хента, выражающийся в сочетании пареза лицевого нерва, сильных болей и herpeszosterв области ушной раковины и около нее с той же стороны.

В отдельных случаях после полного восстановления функции лицевого нерва на стороне поражения у больных при еде наблюдается слезотечение (синдром крокодиловых слез Богорада).

Изредка, иногда после полного восстановления функции мимических мышц, обнаруживается повышенная механическая их возбудимость (симптом Хвостека).

Обычно с конца 1—2-й недели болезни обнаруживается изменение электровозбудимости от легкого снижения возбудимости на гальванический и фарадический ток до полной реакции перерождения. При затяжном течении заболевания последняя является плохим прогностическим признаком. При нетяжелых поражениях лицевого нерва с хорошим последующим восстановлением часто выявляется гальвано-фарадическая диссоциация: повышение возбудимости на гальванический ток при одновременном снижении на фарадический.

Некоторое значение для дифференциальной диагностики имеет электромиографическое исследование.

Adblock
detector