Движение цереброспинальной жидкости в мозгу и в подоболочечных его вместилищах

В мозгу необходимо различать местную кровеносную циркуляционную систему и систему образований, обеспечивающих возникновение, временное скопление и отведение специальной тканевой жидкости мозга — цереброспинальной жидкости.

Механизм циркуляции крови в мозгу выяснен довольно обстоятельно на основе данных анатомии и физиологии приводящих артериальных путей (первая циркуляция) и анатомии и физиологии отводящих — венозных путей (вторая циркуляция). Закономерности же движения цереброспинальной жидкости в мозгу и в подоболочечных его пространствах, так называемой третьей мозговой циркуляции, далеко еще не определены во всех существенных деталях. В мозгу и в мягких его оболочках нет обычной лимфы, нет там и сосудов, отводящих ее. Вместо лимфы, отводимой из других тканей и органов по системе лимфатических сосудов и узлов, в ткани мозга, в его желудочках, в интраадвентициальных ходах и в подоболочечных его пространствах циркулирует цереброспинальная жидкость особого состава. В этой жидкости в норме почти нет форменных элементов крови, в частности, почти нет в ней и форменных клеточных элементов лимфы. В этом и состоит существенное отличие цереброспинальной жидкости от известного жидкого вида соединительной ткани—лимфы. Цереброспинальная жидкость представляет род жидкой плазмы сложного состава. Она заключена в специальные взаимосообщающиеся вместилища.

Изучение цереброспинальной жидкости начато с открытия особой мозговой жидкости анатомами и физиологами. Общепринятый термин «цереброспинальная жидкость» введен в научную литературу Мажанди. Название той же жидкости «спинномозговая» менее удачно, так как эта жидкость имеется не только в спинном, но в значительно большем количестве в головном мозгу.

Считают, что у взрослых людей в желудочках мозга и в подпаутинном пространстве имеется от 100 до 250 мл свободной, т. е. извлекаемой из мозга, цереброспинальной жидкости. Общее количество ее колеблется в связи с разными причинами. Так, установлено, что у новорожденных детей ее имеется около 40—60 мл; к старости количество ее возрастает до 200 мл.

Суточная продукция цереброспинальной жидкости составляет около 600 мл, т. е. намного больше того ее количества, которое заключается в соответствующих ее вместилищах. По Вейгельдту, 100 мл этой жидкости выделяется в течение 2—3 суток. По И. А. Алову, у кошек она сменяется приблизительно раз в сутки; в таком количестве она медленно перемещается от источника образования к путям выведения за пределы мозга. Более точных сведений о количестве и скорости, с которой обновляется цереброспинальная жидкость, нет. Опубликованы данные, свидетельствующие, что она обновляется в течение суток от 4 до 7 раз.

Гораздо больше цереброспинальной жидкости заключено в самой ткани мозга, чем имеется ее в свободном состоянии. Однако эта часть жидкости практически неопределима. Она не измерена сколько-нибудь точно, так как полностью опорожнить от нее все межглиальные щели и интраадвентициальные вместилища мозга не представляется возможным.

Цереброспинальная жидкость представляет всю жидкую специфическую среду мозга, заключающуюся в его желудочках, в центральном спинномозговом канале, в подпаутинном пространстве, в интраадвентициальных и в межклеточных пространствах. Цереброспинальная жидкость, заключенная в желудочках мозга и в подпаутинном пространстве, — лишь сравнительно незначительная часть всей жидкой среды мозга в целом.

Образуется цереброспинальная жидкость, как было уже отмечено, из разных источников. Имеются основания полагать, что неодинаковый ее состав зависит от места ее расположения и образования. Одни -из составляющих ее веществ выделяются сосудистыми сплетениями, другие — эпендимой, третьи — сосудистой оболочкой мозга, четвертые — паутинной, пятые — клетками мозгового вещества, шестые — невроглией. Состав и свойства цереброспинальной жидкости, естественно, усложняются в зависимости от морфологических особенностей и состава тех образований, с которыми она соприкасается.

До сих пор не представлено достаточно убедительных фактов и теорий для удовлетворительного решения вопроса о направлении и путях движения цереброспинальной жидкости из места ее образования. Шальтенбранд и Путнам наблюдали после интравенозной инъекции флюоресгшна прижизненное выделение его из IV желудочка мозга в подпаутинное пространство.

Измерение движения цереброспинальной жидкости в мозговом водопроводе было довольно отчетливо произведено в опыте на этеризованной кошке. В этом опыте IV мозговой желудочек был закрыт путем введения в него тонкого, растянутого воздухом резинового баллона. Жидкость же, выступавшая из мозгового водопровода, отводилась по особой трубке к манометру. Измерено, что в течение суток из мозгового водопровода выделяется всего около 12 мл цереброспинальной жидкости.

Характер выделения цереброспинальной жидкости существенно отличается у разных животных. Короткие периоды выделения ее сменяются периодами задержки в мозговом водопроводе и периодическим накоплением ее в полости желудочков мозга. Количество цереброспинальной жидкости, выделяемой сосудисто-эпителиальным сплетением IV желудочка, и общее ее количество, поступающее отсюда в подпаутинное пространство, невелико: у кошки оно составляет всего около 0,6 мл в час.

К противоположным выводам пришли Сакс, Вилькинс и Самс, которые исследовали сначала степень и скорость диффузии в мозговом веществе трипановой сини invitro, а затем вводили ее подопытному животному в боковой желудочек мозга. При этом было вычислено необходимое время для ее появления из кровяного русла в основные цистерны подпаутинного пространства.

На основании этих опытов можно считать, что движение цереброспинальной жидкости в желудочках мозга носит характер медленной тканевой диффузии через его стенки, т. е. не представляет прямого перемещения ее по каким-либо отчетливо морфологически отграниченным путям.

Из сказанного о движении и количестве цереброспинальной жидкости, проходящей в единицу времени по мозговому водопроводу, явствует, что и выход ее через задний мозговой парус незначителен в количественном отношении. Необходимо, однако, отметить, что он все же имеет одностороннее направление: из желудочков мозга—на поверхность его, т. е. из мозга в подпаутинное пространство его, а не обратно.

Колебания объема мозга, связанные с деятельностью сердечно-сосудистой и дыхательной систем, передаются вместе с тем и на цереброспинальную жидкость; они способствуют перемешиванию ее с вновь поступающими порциями из органов, ее продуцирующих. Этому способствует также перемена положения тела и другие факторы.

Давно известно, что в зависимости от пульсации артерии колеблется и ткань мозга; пульсаторные колебания мозга более отчетливо выражены на нижней и нижнебоковой поверхностях мозга, где имеются значительные по емкости цистерны подпаутинного пространства и крупные артерии; не столь значительны пульсаторные колебания со стороны верхней и верхне-боковой поверхности полушарий мозга, где подпаутинные пространства значительно меньшей вместимости, чем в остальных частях головного мозга, а артерии меньшей величины. При помощи окна из пластмассы, вставленного в лобную часть черепа кошки, Б. Н. Клосовский установил отсутствие отраженных пульсаторных движений стенки сосудов в виде соответственных колебаний поверхности мозга.

Исходя из признания герметичности черепа, Б. Н. Клосовский сделал вывод, что пульсаторные движения мозга при жизни вследствие герметичности невозможны. Автор, однако, не принял во внимание то, что в черепе и в подоболочечных пространствах мозга имеется множество приспособлений, допускающих колебания объема мозга и цереброспинальной жидкости под влиянием пульсаторных движений сосудов без какого бы то ни было его сдавления. Клосовский не учел также, что грубое вмешательство на покровах мозга влечет за собой его отек со всеми вытекающими отсюда последствиями (сдавление мозга и его сосудов, нарушение его кровообращения и т. д.).

Подобного рода данные, полученные в опытах на разных животных, свидетельствуют против какого-либо однообразного перемещения цереброспинальной жидкости в желудочках мозга и в его подпаутинном простраьстге. Скорость же движения цереброспинальной жидкости в желудочках мозга и в других ее вместилищах, как оказалось, крайне незначительна. Измерить ее сколько-нибудь точно очень трудно, так как из IV желудочка мозга она незаметно распространяется в подпаутинное пространство как спинного, так и головного M03ia.

Согласно данным Упда, цереброспинальная жидкость едва заметно перемещается из желудочков мозга, проникая через задний мозговой парус в одну из больших цистерн подпаутинного пространства, расположенных поблизости на нижней поверхности мозга. Отсюда большая часть ее поступает в подпаутинное пространство (цистерны) головного мозга и меньшая часть—в то же пространство спинного мозга. Далее цереброспинальная жидкость отводится за пределы мозга различными путями.

По Местреза, цереброспинальная жидкость из подпаутинного пространства вступает в периваскулярные пространства ткани мозга. По этим же ходам она частью возвращается обратно на поверхность мозга, частью всасывается через стенку капиллярных сосудов в кровяное русло мозга.

К той же точке зрения, т. е. к признанию центрипетального тока цереброспинальной жидкости в ткани мозга, пришли Папилиан и Жиппа. Основанием к этому послужили данные опыта, заключавшегося во введении метиленовой сини в подпаутинное пространство мозга с последующим прослеживанием путей ее распространения в ткани мозга и в подоболочечных его пространствах.

Важнейшим фактором, влияющим на направление и скорость движения цереброспинальной жидкости в ее вместилищах, является то давление, под которым она находится; имеют значение также факторы, обусловливающие его. Давление самой цереброспинальной жидкости невелико. Оно лишь немного превышает давление в больших венозных пазухах и поддерживается на определенном уровне тем, что количество ее постоянно прибавляется и соразмерно этому выводится из ее вместилищ.

Многочисленные опыты, поставленные для выявления направления и характера перемещения цереброспинальной жидкости в разных ее вместилищах, основаны преимущественно на введении в кровь или в подоболочечные пространства мозга различно окрашенных или переводимых позднее в окрашенное состояние растворов тех или иных солей.

Гольман установил замечательный сам по себе, хотя и не понятный факт: при введении в кровь трипановой сини быстро окрашиваются все ткани, кроме мозга; при введении той же краски в подпаутинное пространство, т. е. при смешивании ее -с цереброспинальной жидкостью, мозг быстро интенсивно прокрашивается. Это, однако, вызывает гибель экспериментальных животных. На основе подобного рода наблюдений возникла гипотеза о существовании в организме некоей «физиологической мембраны», задерживающей переход таких веществ, как трипановая синь, из кровяного русла в цереброспинальную жидкость. Подобным же свойством обладают паутинная и мягкая оболочки мозга.

По исследованиям И. К. Пипия зубчатая связка спинного мозга отличается односторонней избирательной адсорбционной способностью по отношению к некоторым коллоидным растворам. Эти вещества всасываются зуьчатой связкой при введении подопытным животным субдурально и не всасываются при введении их в подпаутинное пространство.

Вследствие применения различной методики исследования при изучении путей перемещения цереброспинальной жидкости в мозгу на мертвых и живых объектах и притом методики, не подходящей для решения этого вопроса применительно к здоровому живому организму, были получены противоречивые результаты. Это дало основание предложить несколько различных теорий относительно движения цереброспинальной жидкости в мозгу и подоболочечных его пространствах.

К. Монаков считал, что жидкость мозговых желудочков, возникнув в сосудисто-эпителиальных сплетениях мозга, проникает отсюда путем всасывания через межклеточные щели эпендимы в ткань мозга и далее следует вглубь его по невроглиальным щелям. На этом основании он сделал вывод, что из околоклеточных пространств мозга цереброспинальная жидкость по периваскулярным пространствам выделяется на поверхность его, т. е. в подпаутинное пространство. Отсюда эта жидкость затем всасывается в венозное русло (капилляры и венулы) мягкой оболочки мозга, т. е. отводится в конечном итоге в систему венозных пазух твердой оболочки m03ia. С этой точки зрения можно говорить о двух различных путях движения цереброспинальной жидкости — путях, приводящих ее к нервным клеткам, и путях отведения ее от последних.

Теория движения цереброспинальной жидкости в ткань мозга в трактовке Монакова и его последователей сводится, таким образом, к тому, что эпендимная поверхность желудочков мозга является большой всасывательной поверхностью по отношению к цереброспинальной жидкости, поступающей через нее в ткань мозга. Венулы же мягкой и твердой мозговых оболочек служат путями отведения цереброспинальной жидкости из ткани мозга.

Специальные опыты по введению в подпаутинную цистерну основания мозга молодых животных взвеси сажи (Уид), казалось бы, подтвердили эту теорию Монакова. При анализе данных этих опытов отмечено, что в результате хронического закупоривания сажей путей оттока из подпаутинного пространства у подопытного животного развивается головная водянка. Это объясняется закупоркой частицами угля пахионовых разращений и ворсин паутинной оболочки, т. е. тем, что в данном случае был прегражден главный путь оттока цереброспинальной жидкости из мозга. При этом было принято во внимание и то, что перииаскулярные (интраадьентициальные) пространства ткани мозга в данном опыте оставались свободными от частичек угля. На этом основании Уид собственно и пришел к тому выводу, что перемещение цереброспинальной жидкости в периваскулярных пространствах мозга в нормальных условиях при жизни происходит в центробежном направлении, т. е. из ткани мозга в подпаутинное пространство.

По Монакову, цереброспинальная жидкость—продукт только эпителия эпителиально-сосудистых сплетений; из желудочков мозга она проникает через щели между эпендимными клетками в его ткань; затем эта жидкость перемещается между клетками глии, нервными клетками, их волокнами и кровеносными сосудами мозга и в конечном итоге вливается в подпаутинное его пространство. Эту теорию движения цереброспинальной жидкости разделяют некоторые исследователи и до настоящего времени.

Опыты по введению взвеси туши в подпаутинное пространство привели, однако, к другим результатам: тушь из паутинного пространства прежде всего поступает в интраадвентициальные пространства, т. е. перемещается из подпаутинного пространства к капиллярам ткани мозга. Попытка полностью закупорить подпаутинное пространство мозга тушью не удалась.

Для решения вопроса о путях и скорости выведения цереброспинальной жидкости из желудочков мозга применяли различные окрашенные растворы. Раствор фенол-сульфофталеина, введенный в боковой желудочек мозга собаки, почти тотчас может быть обнаружен в жидкости подпаутинного пространства, а через несколько минут — в цереброспинальной жидкости поясничной области спинного мозга. Дэнди и Блекфан на основании полученных ими данных полагают, что переход различных веществ из цереброспинальной жидкости подпаутинного пространства в таковую желудочков мозга—явление редкое, обратно же—из желудочков мозга в подпаутинное пространство — некоторые вещества переходят быстро.

В результате введения более или менее ядовитых растворов в желудочки и в подпаутинное пространство мозга получены данные, как будто подтверждающие теорию Монакова о путях и направлении движения цереброспинальной жидкости из источников ее образования. Однако надо иметь в виду, что инъекцию индикаторов в желудочек мозга производили обычно в виде раствора, а также и то, что стенка желудочка мозга и самый мозг при этом подвергались более или менее значительному ранению. Через вскрытые при этом вены в кровеносное русло поступает какая-то часть инъекционной жидкости. Кроме того, при введении иглой шприца жидкости в подпаутинное пространство неизбежно также разрушается и диффузно окрашивается по ходу иглы и нервная ткань. Красящие растворы в полости желудочков мозга вызывают прежде всего окрашивание ближайшего участка эпендимы, невроглии и связанной с ними мозговой ткани; естественно поэтому, что краску в результате таких опытов находили в перицеллюлярных и интраадвентициальных пространствах ткани мозга. В артериолах же мозга ее не обнаружили.

Данные Монакова и других исследователей, особенно же результаты опытов с введением в желудочки мозга окрашенных растворов, указывают на проникновение последних (вместе с цереброспинальной жидкостью) из желудочков мозга к клеткам его и далее от клеток мозга по периваскулярным щелям в подпаутинное пространство. Однако указанный метод доказательства путей перемещения цереброспинальной жидкости столь примитивен и груб и столь не соответствует сложности поставленной задачи, что невозможно на основании полученных таким путем данных делать какие-то выводы без существенных оговорок. Поскольку состав цереброспинальной жидкости различен в отдельных частях мозга, то можно отсюда понять, почему не одинаковы степень и характер окрашивания его теми или иными растворами, которые вводятся в ее вместилища. На основании одной интенсивности окрашивания тканей мозга растворами введенных в желудочки его более или менее ядовитых красителей невозможно сделать вполне убедительные выводы о характере и направлении прижизненного движения цереброспинальной жидкости в мозгу и за пределами его. А между тем в ряде руководств по неврологии приведена схема движения цереброспинальной жидкости из желудочков мозга через его ткань в подпаутинное пространство и далее в венозную его систему. Эта схема составлена по данным Монакова, Уида, Кушинга и других исследователей, которые не считались с грубостью и несоответствием задач, поставленных для обоснования этой схемы опытов.

Много усилий потрачено на изучение путей циркуляции цереброспинальной жидкости в области спинного мозга. На основании уже упомянутой фенолсульфофталеиновой пробы было вычислено, что цереброспинальная жидкость обменивается здесь в течение 4—6 часов. Однако метод этого определения также легко подвергнуть серьезной критике. При введении трипановой сини в поясничный отдел подпаутинного пространства спинного мозга и на основании учета степени ее распространения оказалось, что выход цереброспинальной жидкости из этой области носит характер медленного всасывания, диффузии. Несколько ранее было отмечено, что движение цереброспинальной жидкости в области спинного мозга не имеет характера какой-либо выраженной закономерной циркуляции, а представляет ряд изменчивых диффузных токов. П. Н. Ульянов, наоборот, наблюдал здесь (под наркозом) у животного наличие определенного перемещения цереброспинальной жидкости.

Введенная (посредством поясничного прокола) в подпаутинное пространство спинного мозга (на трупе) контрастная масса распространяется по корешкам спинномозговых нервов в интраадвентициальных щелях кровеносных сосудов.

Из поставленных Г. Ф. Ивановым специальных опытов на собаках видно, что движение цереброспинальной жидкости в ткани мозга при жизни имеет не центростремительное направление, согласно вышеприведенному представлению Монакова и других, а центробежное.

Эти опыты были поставлены следующим образом. У животного под общим наркозом в черепе открывали небольшое окно и затем вырезали отверстие в твердой мозговой оболочке; парасагиттальным проколом мозга из основномозговой цистерны иглой шприца извлекали 2—3 мл цереброспинальной жидкости. Не вынимая иглы шприца, вместо извлеченной цереброспинальной жидкости вводили столько же водной взвеси нейтральной туши. В то же время над отверстием в твердой оболочке мозга устанавливали бинокулярную лупу. Наблюдение за путями выведения туши показало, что через 1—2 минуты в поле зрения лупы через паутинную оболочку начинают просвечивать потоки туши, поднимающиеся в подпаутинном пространстве с нижней поверхности мозга кверху и следующие затем по его речкам и озерам, по поверхности его полушария. Несколько позже интенсивность прокрашивания тушью борозд извилин мозга ослабевает, и вскоре мозг с поверхности совсем очищается от туши. В ткани же мозга количество оседающей туши временно возрастает. Однако спустя несколько часов тушь и из ткани мозга почти полностью выводится. Отмечено, что при этом распространение туши по бороздам в подпаутинном пространстве имеет характер ручейков с неровными краями.

В этом же наблюдательном окне отчетливо видно, что паутинная и мягкая оболочки мозга на поверхности его извилин сращены неровным контуром и разъединены лишь над бороздами. Линия спайки паутинной и мягкой оболочек волнообразная или угловатая. Такие характерные очертания подпаутинного пространства над бороздами мозга определяют своеобразные пути перемещения цереброспинальной жидкости в них. Изучение ткани мозга под микроскопом по окончании указанного опыта показало, что из озер и ручейков подпаутинного пространства мозга тушь, примешанная к цереброспинальной жидкости, уносится в интраадвентипиальные пространства его кровеносных сосудов, вступая сначала в окружающие их воронки в составе мягкой оболочки.

Подобная же картина распределения туши открывается и после введения ее в большую цистерну подпаутинного пространства путем субокципчтального прокола твердой и паутинной оболочек мозга.

Г. Ф. Ивановым поставлен также ряд опытов, заключающихся в введении взвеси туши

в качестве показателя путей перемещения цереброспинальной жидкости в подоболочечных вместилищах спинного мозга. Взвесь туши, введенная в поясничный отдел подпаутинного пространства, не проникала отсюда в головной мозг ни в остром, ни в хроническом опыте. Сосудистые сплетения мозга при этом были свободны от туши. Цереброспинальная жидкость при таком способе ее введения не проникала из под паутинного пространства спинного мозга в подпаутинное пространство головного мозга,

В желудочках мозга цереброспинальная жидкость медленно перемещается из одного желудочка в другой, в направлении от боковых желудочков к третьему, а из последнего в IV желудочек.

Давление цереброспинальной жидкости, определяющее односторонне направленное ее пере.чещание, в каждом из мозговых желудочков регулируется степенью и разностью кровенаполнения соответственных сосудисто-эпителиальных сплетений. Сосудисто-эпителиальные сплетения служат, таким образом, не только органами продукции цереброспинальной жидкости. Им принадлежит, несомненно, функция пульсаторного проталкивания их содержимого во взаимосообщающихся желудочках, а возможно, также ц в подпаутинном пространстве мозга. Регуляцию движения стенки кровеносных сосудов мозга и сосудисто-эпителиальных сплетений, как и всякого другого движения в организме, осуществляет нервнорефлекторный механизм; передача же движения стенки сосудов мозга на содержимое его желудочков происходит через посредство всей ткани мозга.

Опыты Г. Ф. Иванова показали, что. скорость и количество выделения цереброспинальной жидкости могут быть увеличены путем введения в кровеносное русло экстракта раковых шеек — известного лимфогенного средства. После введения в вену экстракта мускулатуры раков (по Гейденгейну) из IV желудочка мозга собаки выделяется в 2—3 раза больше цереброспинальной жидкости, чем до того. Это происходит рефлекторным путем.

Adblock
detector