Лечение гипертонической болезни — суррогаты чая

Применение суррогатов мая разобрано в предыдущей лекции. Следует дополнить, что эфирномасличные растения, обычно используемые в этом качестве, повышают диурез за счет выделения почками компонентов эфирных масел. Поэтому показано включение в лечебные чаи, сборы следующих растений: видов мяты, котовника, шизонепеты, тимьяна, зизифоры, эльсшольции, лаванды, мелиссы, монарды, полыни, смородины черной. Болгарские исследователи рекомендуют виды герани.

Наиболее часто в качестве диуретиков мы применяем следующие виды растений: хвощ полевой, хвощ лесной, василек луговой, василек синий, морошка обыкновенная, шишко-ягоды и хвоя можжевельника обыкновенного, хвоя и почки сосны обыкновенной, лист одуванчика лекарственного, почки, но чаше лист видов березы, виды горца (чаше спорыш), лютика, грыжника, подмаренника, золотарник обыкновенный, золототысячник малый, горицвет весенний, ландыш майский, петрушку огородную, сельдерей пахучий, плоды укропа, фенхеля, тмина, аниса, кориандра, кумина (их желательно применять совместно), душицу обыкновенную и ряд других эфирномасличных растений, приведенных в сборе № 19, рыльца и столбики кукурузы, лист брусники, толокнянки, черники, голубики, пырей ползучий (все растение), сабельник болотный (все растение), Черноголовку обыкновенную. Ряд растений, положительно влияющих на функции яичников, одновременно оказывает и диуретическое действие: полынь эстрагон, полынь обыкновенная и другие виды, виды кирказона (аристолохии), пастушья сумка, сурепка, крапива, яснотка, лист и плоды калины, манжетка, ромашка, подземная и особенно надземная часть видов родиолы и очитка. В Болгарии в качестве сильного диуретика применяют надз. часть очитка едкого, к чему изредка (дефицит сырья) прибегаем и мы. Несколько менее, но все-таки значительно эффективен очиток пурпурный, которому присуще и положительное влияние на функции гонад. Теперь попытайтесь вспомнить хотя бы один синтетический диуретик, который положительно влиял бы на функции яичников. Б. Е. Вотчал писал о том, что из России в прошлом экспортировали черенки вишни и черешни как диуретическое средство.

История ортосифона тычиночного, почечного чая (Orthosiphoniiisstaminius) семейство Губоцветные (Яснотковые) формирует отношение русских врачей к таким запрещающе-разрешаюшим организациям как фармакологический, фармакопейный комитеты Минздрава России. В 1928 г. на Яве местные врачи вылечили ортосифоном больного с массивными, распространенными отеками, признанного европейскими медиками некурабильным. После опубликования этого случая ортосифон был быстро включен в фармакопеи Бельгии, Голландии, Германии и других стран. В фармакопею СССР он был включен лишь в 1958 г., когда более прогрессивные страны успели почти 3 десятка лет попользоваться с успехом этим нетоксичным диуретиком. Позорное отставание не только от Китая, Кореи, Японии, Индии, но даже от консервативно, негативно относящихся к фитотерапии стран Западной Европы привело к тому, что у зарубежных фирм задорого наши пациенты покупают препараты из экспортируемой нами солодки. Из растений в том числе и российской флоры составляют свои немудреные, но дорогие пищевые добавки Сан- райсы, Энричи, Натуральные продукты, Гербалайфы. Создается впечатление не только неуклюжести, косности, но полной закупленное нашего фармацевтического генералитета. Вместо возвращения в отечественную фармакопею десятков исчезнувших из нее видов: клопогона даурского (цимицифуги), чистотела, морошки, котовника, багульника и быстрого введения в нее листа малины, голубики, ежевики, цветущих верхушек вереска, видов караганы, полыни (п. волосовидная, п. лечебная, п. веничная и др.), водяники, очитка, мы по-прежнему утрачиваем массу растений, ранее дозволенно применявшихся. Более того, в аптеках сокращается число разрешенных видов, которые совсем недавно можно было там приобрести: нет омелы, фиалки, бузины, густого и сухого экстрактов солодки, хотя их пока никто не запрещал.

Представляет интерес анализ перечня растений-диуретиков, рекомендуемых традиционной китайской медициной, поскольку большинство из них может быть найдено и в нашей флоре: чеснок, лук татарка, лопух большой, полынь волосовидная, астрагал хуан-чи, володушка козелецелистная, виды мяты, горца, волчеягодника (токсичны), прострела (токсичны), эфедры, гледичии, лобелии (содержит алкалоиды, в частности, лобелин), жимолости, молочай чины и другие виды его, ряска маленькая, пустырник сибирский, воробейник краснокорневой, зюзник блестящий, шелковица белая, пион белоцветковый, персик обыкновенный, фитолака костянковая, сосна лесная, подорожник азиатский, гречиха птичья, портулак огородный, Черноголовка обыкновенная, бурые морские водоросли, соссюрея лопуховидная, софора желтоватая, унаби. Список приведен по Ф. И. Ибрагимову и В. С. Ибрагимовой Поражает то, что даже искушенные фитотерапевты не держали в руках многих и многих видов из этого далеко не полного списка. Он может быть расширен за счет видов, применяемых в тибетской медицине. Так, Ц. Хайдав и соавторы указывают на якорцы стелющиеся, хвош полевой, спаржу даурскую, смородину двуиглистую, скабиозу венечную, пион уклоняющийся, виды можжевельника (указанный ими м. казацкий ядовит!), мальвы, ковыль опьяняющий (токсичен). Первым и главным принципом осуществления, а не декларирования возрождения фитотерапии в России мы выделяли формирование широкого и целенаправленно подобранного арсенала лекарственных растений. Проработка многочисленных, заслуживающих доверия (в отличие от «трудов» Малахова, Травинки, Пастушенкова, Лавреновой) источников, является обязательной именно в целенаправленном подборе собственного арсенала.

Небольшое лирическое отступление на тему освоения элементов фитотерапии. У начинающего фитотерапевта может сложиться впечатление о жесткой рубрификации растений по оказываемому действию, что, к сожалению, свойственно и авторам плохих книжек якобы по фитотерапии. Но вслед за ознакомлением со списками растений, применяемых при тех или иных заболевать (многие растения фигурируют во многих списках, что уже наводит на размышления) наступает обязательный этап детальнейшего ознакомления со спектром показаний к применению того или иного вида. Для многих этот этап психологически труден. Врачи, обученные на кафедре фармакологии строгой специфичности действия синтетических веществ, не приемлют широкого списка показаний к применению практически каждого лекарственного растения. Привычное для меня возражение моих коллег-фармакологов: «Мы не верим в сказки о панацее!». Далее следуют возражения о непровереннности, неподтвержденности в эксперименте того или иного свойства фитопрепаратов (да никаких лабораторий не хватит — флора безгранична), требования выделения «действующего вещества». Врач, убедившийся на собственном опыте в многостороннем, при многих заболеваниях проявляющемся лечебном действии растений менее скептичен. Но ведь этот опыт нужно накопить, а для того должны быть созданы соответствующие условия, полностью отсутствующие у нас в России. Отсутствие собственного опыта — не повод для отрицания широчайших возможностей фитотерапии. Мы не отрицаем необходимость освоения опыта других при ознакомлении с медикаментозной терапией. Тогда почему же в программу обучения врача не входит освоение многотысячелетнего опыта традиционных медицин? Вопросы о жесткой рубрификации по действию, о специфичности эффекта галеновых форм снимаются при ознакомлении с возможностями применения того или иного растения при многих заболеваниях. Понимание некоторых общих для многих растений, не только субстратных, но и информационных механизмов действия, мобилизации каскадов компенсаторных процессов снимает вопросы о строгой специфичности, которая даже ксенобиотикам не всегда свойственна. Безусловно, и специфика действия присуща растениям. Полностью отрицать ее было бы неправильно. Повторюсь: подавляющее большинство групп специфически действующих фармакологических средств (ядов и лекарств) произошло из растений. Третий, самый трудный этап овладения искусством лечения растениями заключается в освоении принципов их сочетания в поликомпонентных, персонифицированных сборах. Следует ли подчеркивать, что ознакомление с достижениями, с доступными письменными источниками традиционных медицин на всех этапах обязательно?

Помимо диуретических ряд авторов выделяет и растения, способствующие снижению АД, в нашем понимании гипотензивных, антигипертензивных средств. Мономеханизменные, истощающие депо катехоламинов в симпатических терминалиях (резерпин), ингибиторы ангиотензин превращающего фермента, блокаторы кальциевых канальцев (коринфар), действующие более демонстративно, но менее надежно, вероятно, уступают многомеханизменно действующим лекарственным растениям, тем более их сочетаниям. Поскольку формирование собственного арсенала лекарственных растений для лечения больных ГБ и артериальными гипертензиями существенно для каждого фитотерапевта, приведу списки, опубликованные некоторыми авторами. Ф. И. Ибрагимов и В. С. Ибрагимова  из арсенала китайской традиционной медицины рекомендуют: унаби, аир, дудник, спаржу, клопогон, корицу, эукомию, пустырник, лобелию, жимолость, зюзник, мяту, шелковицу, гречиху, Черноголовку, реманию, рододендрон, лимонник, норичник, шлемники, софору (видовые названия опущены, совпадения со списком растений-диуретиков заслуживает внимания). Е. А. Ладынина и Р. С. Морозова рекомендуют: магнолию белую, омелу белую, виды пустырника, сушеницы, астрагала, березы, боярышника, аронию, аир, бруснику, буквицу, валериану, донник, душицу, землянику, календулу, калину, каштан, кипрей, копытень, коровяк, крапиву, лен, липу, малину, мелиссу, мордовник, мяту, орех грецкий, паслен черный, пастушью сумку, подорожник, почечный чай, виды розы, ромашку, руту, солодку, спорыш, спаржу, укроп, фенхель, цикорий, чабрец, чернику, шиповник. щавель конский. Не отрицая того, что при ГБ возможно применения едва ли не всей флоры России, отметим, что список составлен несколько небрежно (роза и шиповник сочтены за разные виды). Авторами хорошо отработан такой авторитетный источник как «Очерки по фитотерапии» Н. Г. Ковалевой, в котором рекомендована следующая пропись:

Рецепт

Лист березы белой                                                      10,0

Лепестки розы белой                                                   10,0

Надз. часть донника лекарственного                             10,0

Плоды мордовника обыкновенного                               10,0

Корень солодки белой                                                 10,0

Цветки липы сердцевидной                                          20,0

Плоды малины обыкновенной                                       20,0

Надз. часть душицы обыкновенной                                20,0

Лист мать-и-мачехи                                                     20,0

Лист подорожника большого                                         20,0

Побеги хвоща полевого                                              30,0

Надз. часть буквицы лекарственной                              30,0

Надз. часть и семена укропа огородного                      30,0

Плоды аниса                                                              30,0

Мелисса лекарственная                                              30,0

Надз. часть пустырника пятилопастного                       30,0

Цветки, плоды боярышника кроваво-красного            40,0

Плоды шиповника (истолочь)                                     50,0

Надз. часть бессмертника песчаного                           50,0

Надз. часть сушеницы болотной                                 60,0

1 столовую ложку (5-6 г) смеси заваривать 500 мл кипятка, томить 30 минут и принимать по 150 мл 3 раза в день за 10-15 минут до еды. Последнюю дозу можно пить перед сном. Акцентирую ваше внимание на поликомпонентности сбора. Кроме того, при ГБ и атеросклерозе Н. Г. Ковалева рекомендует «употребление горячей, особенно в осенне-весенние периоды». Эффективность горечей при лечении больных ГБ заслуживает пристального внимания.

Рецепт

Кора вербы                                                        5,0

Цветки и лист одуванчика лекарственного            10,0

Надз. часть полыни обыкновенной                       10,0

Надз. часть тысячелистника обыкновенного          15,0

5 г смеси заваривать 150 мл кипятка и принимать утром по 60 мл утром и перед обедом за 15 мин до основного настоя Горечи следует принимать с перерывами, поскольку к ним, как и к ментолсодержашим препаратам наступает привыкание. Их не следует принимать во время месячных. Горечей, показанных при ГБ, можно начислить и большее количество: листья женьшеня, полынь горькая, п. австрийская и многие другие виды, виды золототысячника, василька, горечавки (популярны в тибетской медицине), перца (см. «Чжуд-ши»), горец перечный, вахта трехлистная, кресс салат, тысячелистник обыкновенный, одуванчик обыкновенный, аир болотный, хмель, чеснок, лук, хрен, горчица. Популярнейшим растением тибетской медицины является горечавник бородатый. Н. Г. Ковалева приводит несколько примеров выздоровления больных после длительных (год и более) курсов лечения. К сожалению, в собственной практике столь дисциплинированных пациентов мы почти не встречали, хотя стабилизацию АД на нормальных цифрах приходилось наблюдать и за более короткие сроки. В лучших случаях можно расчитывать на то, что больной выдержит 3-4 двухмесячных курса в течение года. Полезно рекомендовать пациентам прочтение хотя бы выдержек из Н. Г. Ковалевой для формирования правильного представления о сроках фитотерапии, особенно при большом (10-20 лет) стаже ГБ или злокачественном ее течении. При той второстепенной роли, которую, к сожалению, отводят сегодня фитотерапии, остро необходимы правильно стилистически и по сути составленные методички, памятки для больных с приведением примеров успешного лечения, с широкими фитодиетотерапевтическими рекомендациями. В изданных книгах: «Лекарственные свойства пряностей», «Фитотерапия больных легочным туберкулезом», «Введение в фитотерапию», «Женьшень и другие адаптогены» я и мои сотрудники пытались нивелировать тог вред, который нанесли дисциплине Малаховы и Травинки, а также специалисты, необученные фитотерапии, но имеющие о ней свое негативное мнение.

По нашим данным, горечи даже при введении через зонд проявляют противодиабетические свойства на модели аллоксаного диабета, повышают у аллоксан-диабетических животных толерантность к глюкозе. Дело тут, конечно, не в горьком вкусе, а в том. что при возбуждении второй фазы желудочной и кишечной секреции настоями растений высвобождаются гастрин, холецистокинин и другие энтерогормоны, модулирующие в свою очередь, например, экзоцитоз инсулина, с присущим ему ваготоническим, аптигипертензивным, анаболическим, повышающим физическую выносливость и почими действиями. Запуск механизмов ауторегуляции метаболизма, аутозащиты типичен для лекарственных растений, подавляющее большинство которых относятся к пищевым, съедобным видам, пряностям (полыни, перец, горчица, лук, чеснок), суррогатам чая. Именно такой запуск, дрессура, алиментарное поддержание нейроэндокринных механизмов сохранения гомеостаза м является наиболее физиологичным. Борьба с рецепторами (адреноблокаторы, симпатолитики) и ферментами (энап) при всей кажущейся эффективности не выдерживает логического и практического сравнения с фитотерапией. Систематических, целенаправленных, сравнительных исследований влияния растительных горечей на липидный обмен, на уровень АД не проводилось. Ощущение горького вкуса настоя больным возможно при ополаскивании рта. Эта процедура одновременно ведет и к укреплению десен, к ликвидации явлений стоматита, пародонтоза, а порою и тяги к курению. Но лишь некоторые больные ополаскивают рот настоем с удовольствием или без неприятных ощущений. Капризные, не- вротичные люди плохо переносят горечи. Ополаскивание рта настоем целесообразно и в том случае, когда сбор содержит много эфирномасличных растений, в частности, ментолсодержащих. Помимо спазмолитического рефлекторного действия с холодовых рецепторов рта, приятные вкусовые ощущения существенным, позитивным образом влияют на настроение людей, равно как приятные запахи являются сегодня общепризнанными модуляторами настроения. Этим «мелочам» практические врачи не уделяют (да и не имеют возможности уделять) должного внимания. Между тем, создание хорошего настроения, эмоционального комфорта за счет воздействия на вкусовые и одорирецепторы — это один из методов повышения стресс-устойчивости пациента. Неудивительно, что грамотные фитотерапевты получают более убедительные, стабильные, надежные результаты, чем те врачи, которые, назначая энап, не опускаются до «мелочей», а «мыслят» глобально. Регуляцию углеводного, ли- пидного, белкового обменов, разобщенных только в нашем воспаленном, узкоспециализированном воображении, к «мелочам» уже не причислишь. Приведу примеры повышения толерантности к глюкозе под влиянием растений, причислямых к горечам.

Таблица 3

 

 

Концентрация глюкозы в в мМ/л

Вид и часть растения лекарственная форма

Число мышей

при введении препаратов:

 

лечебном

протективном

Интактные мыши:

 

 

 

базальный уровень

10

4,7±0,4*26,4%*

5,1±1,4*26,1%*

10-я мин ГТТ

12

10,412,1*58,4%»’

9,3+1,6*47.4%*

Аллоксан-диабетические мыши:

 

 

 

базальный уровень

15

9,1+0,7*51,1%*

8,9±6,6*45.4%*

10-я мин ГТТ (контроль — введение

23

17,8±2,3 100%*

19.6+2,6 100%*

воды)

 

 

 

1) Настойка листьев женьшеня

10

11,5+1,5*64,6%

12,4+1,5*63,3%

2) Отвар надз. ч. василька лугового

10

13,5±1,0*75,8%

16,4+2,8*83,7%

3) Отвар надз. ч. василька диффузного

13

14,0±1,7*78,7%

10,7±2,3 54,7%

4) Отвар корня одуванчика обыкновен

8

12,9±2,3*72,5%

10,7+2,9*54,6%

ного

 

 

 

5) Настой листа одуванчика обыкновен

11

14,2±1,1*79,8%

14,6± 1,9*74,5%

ного

 

 

 

6) Настой надз. ч. полыни горькой

8

12,7±2,2*71,3%

14,1±2,3*71,9%

7) Отвар коры ивы козьей

10

11,7±1,7*65,7%

15,7±2,9 80,1%

8) Отвар листьев ивы козьей

9

12,8±2,3*71,9%

13,6+2,4*69,4%

9) Отвар листьев вахты трехлистной

10

15,6±2,4 87,6%

16,7±2,9 85,2%

10) Настой надз. ч. тысячелистника

13

13,1+0,9*73,6%

13,9+2,8*70,9%

обыкновенного

 

 

 

 

Примечания: 1) приведены значения средних ± доверительный интервал, 2) звездочкой выделены результаты, достоверно отличающиеся от контроля, подчеркнуты результаты, не отличающиеся от контроля на 10-й минуте глюкозотолерантного теста (ГГГ), 3) отвары и настои 1:10 вводили мышам через зонд в желудок в течение 7 дней до или после инъекции аллоксана.

Сравнительная оценка влияния курсового введения фитопрепаратов на толерантность к глюкозе аллоксан-диабетических мышей

Приведенные результаты требуют хотя бы кратких комментариев. Ранее нами показано, что однократное введение настоев, отваров, деалкоголизированных настоек или экстрактов не оказывает влияния на базальный уровень глюкозы крови, на толерантность к ней как интактных, так и аллоксан-диабетических животных. Едва ли целесообразно изучать влияние фитопрепаратов, особенно при однократном введении, не только на базальный уровень глюкозы крови, но даже на динамику его при ГТТ у интактных мышей. Поиск противодиабетических средств следует проводить на модели аллоксанового
диабета у животных, на модели индуцированной им интолерантности к углеводам. Максимальную гипергликемию мы наблюдали у мышей на 10-12 минутах после введения через зонд 5 г/кг глюкозы. Для мобилизации механизмов регуляции гликемии фитопрепаратами необходим какой-то срок (5—7 дней у мышей), а следовательно, необходимо не однократное, а курсовое их введение. Стандартными ошибками при поиске так называемых «гипогликемических» фитопрепаратов являются следующие:

1) внутрибрюшинное введение отваров и экстрактов, что вызывает болевой перитонеальный синдром и нисколько не способствует мобилизации механизмов регуляции уровня глюкозы крови,

2) однократное, а не курсовое профилактическое или лечебное введение,

3) попытка получить именно гипогликемический, а не противодиабетический (возрастание, нормализация толерантности к углеводам) эффект, хотя первый правомерен лишь для медиаторных ядов (ганглиоблокаторы, симпатолитики) у интактных, нормальных животных,

4) неудаление этанола из настоек и экстрактов,

5) попытка антропологизации моделей диабета у животных без учета их высокой резистентности к токсинам, в частности к аллоксану, диабетогенные дозы которого вызывают гибель 20—40% мышей, быстрой компенсации повреждения 3-клеток островков Лангерганса у животных с гораздо более быстро протекающими репаративными процессами, чем у человека. Массовое получение длительной интолерантности к глюкозе у крыс и мышей с помощью аллоксана затруднительно. Все эти и ряд других нюансов были отработаны нами, что позволило создать метод скрининга противодиабетических препаратов растительного происхождения. Из результатов, приведенных в таблице, следует, что 9 из 10 изученных горечей оказывали лечебное, а 7 — профилактическое действие. Более широкие исследования с привлечением по тому или иному методу до 150-200 видов растений позволило нам сделать вывод о широкой (не менее, чем у 60% видов) представленности противодиабетических свойств у лекарственных растений и выделить лидирующие виды. Проделанная работа имеет существенное практическое значение, поскольку сочетание гипертонической болезни, дислипидемий с сахарным диабетом (в большинстве случаев* II типа), а также атеросклерозом, ожирением, ангиопатиями встречается достаточно часто. Мы имеем возможность в одном настое, в одной лекарственной форме достичь сочетания антигипертензивной и противодиабетической терапии. Кроме того, существенное теоретическое значение имеет тот факт, что водные извлечения из растений (отвары, настои) оказывают коррегируюшее влияние на
углеводный обмен и способствуют компенсации нарушений его Актуальнейшей задачей экспериментальной фармакологии является создание аналогичных изложенному простых скрининговых методов для поиска фитокорректоров липидного обмена, противоатеросклеротических средств. Эта задача ждет молодых первооткрывателей, способных разрешить ее. К сожалению, молодое поколение из прагматических побуждений не идет в науку, на теоретические кафедры, и не их в том вина. Не имеющая аналогов в мире материальная необеспеченность русских ученых заставляет и представителей старшего поколения, фармакологов, физиологов, микробиологов, биохимиков менять профессию или идти в услужение зарубежным фирмам.

По прецеденту можно с достаточными основаниями предположить широкую представленность и выраженность антигиперли- пидемических и антигипертензивных свойств у галеновых препаратов из растений, в частности, из рекомендованных Н. Г. Ковалевой для лечения больных гипертонической болезнью горечей.

Рецепт № 22

Плоды унаби                                                         50 штук

Плоды аронии черноплодной                                   30,0

Плоды рябины обыкновенной                                   60,0

Надз. часть василистника малого                             30,0

Надз. часть сушеницы болотной                               20,0

Надз. часть сушеницы лесной                                    20,0

Побеги голубики                                                         60,0

Побеги черники                                                           40,0

Створки бобов фасоли                                               20,0

Надз. часть василька диффузного                            20,0

Надз. часть василька лугового                                 30,0

Корень аралии высокой                                            20,0

Корень элеутерококка колючего                            30,0

Корень солодки голой                                               30,0

Рыльца кукурузы                                                        20,0

Цветки ромашки аптечной                                        20,0

Цветки лабазника вязолистного                               40,0

Надз. часть хвоща полевого 20,0 Надз. часть козлятника лекарственного . . . 20,0

Надз. часть брусники                                                  20,0

Надз. часть толокнянки 10,0 Надз. часть пустырника сибирского …. 30,0

Лист одуванчика лекарственного                             30,0

Корень одуванчика лекарственного                       10,0

Лист шелковицы белой                                               40,0

Лист березы белой                                                      40,0

Приготовление по рецепту № 17. Сбор предназначен для больного ГБ и сахарным диабетом II типа. В начале лечения коррекция углеводного обмена с помощью медикаментов не исключается, но в последующем она должна быть пересмотрена и в большинстве случаев ограничена диетой и фитотерапией.

Существенно, что еще два автора Е. А. Ладынина и Р. С. Морозова рекомендуют, как и Н. Г. Ковалева, хоть и типовые, но все-таки поликомпонентные сборы. В те недалекие времена, когда любая фитотерапия осуждалась, это было прогрессивным шагом. Назначение поликомпонентных сборов все шире входит в практику русских фитотерапевтов. Цитируемые авторы в те годы просто и не могли быть провозвестниками не типовой, а персонифицированной фитотерапии, индивидуально подобранных сборов: погоды стояли отнюдь не демократические, запрещалось опубликование вообще каких бы то ни было наработанных врачами, народных, из традиционных медицин композиций лекарственных растений, а потому книги Ибрагимовых, Носалей, Ковалевой и немногочисленных других авторов — это исключение, это подвиг. Не снисходительное отношение с указанием и прощением некоторых ошибок (они есть в их книгах, как практически во всех других), а уважение должны вызывать эти авторы. Отличительной особенностью их работ (в отличие от хлынувшего в 90-е годы и все еще продолжающегося мутного потока «литературы») является не компилятивный, но оригинальный характер. Для того, чтобы пробиться, прорваться через цензуру, нужно было иметь, что сказать людям, нужна была внутренняя убежденность, подтвержденная практикой, в высокой эффективности фитотерапии, что и приводит Н. Г. Ковалева в качестве основного аргумента, побудившего ее отдать всю жизнь этой дисциплине. Вообще работа в области фитотерапии и фитофармакологии считалась, да многими и сейчас считается делом презренным, делом неудачников, которые за неспособностью не смогли реализовать себя на стезе классической, базисной фармакологии. К сожалению, Травинки, Малаховы, Сухановы подтверждают эту обывательскую позицию, будто бы нет ничего легче, чем лечить людей этими самыми травами иуправлять государством. Но вернемся к рецептам Е. А. Ладыниной и Р. С. Морозовой:

Рецепт № 23

Трава сушеницы болотной                                        60,0

Цветки боярышника кроваво-красного           . . . 40,0

Трава омелы белой                                                     30,0

Лист калины обыкновенной                                       10,0

Цветки коровяка скипетровидного                         10,0

Трава крапивы двудомной                                        10,0

Лист ореха грецкого                                                  20,0

Лист почечного чая                                                    10,0

Цветки ромашки аптечной 10,0 Корневища и побеги спаржи лекарственной . 10,0

Корень цикория обыкновенного                             20,0

«Взять 2 или 3 столовые ложки смеси (в зависимости от массы тела больного), залить 2,5 стаканами кипятка (в термосе). Настоять в течение 6-8 ч. На следующий день принимают весь настой в 3 приема за 20-40 мин до еды в теплом виде. Желательно дополнительно к 2—3 ложкам любого сбора добавлять в термос 1 столовую ложку плодов шиповника.»

С нашей точки зрения в способе приготовления есть 2 изъяна: 1) из 4 ст. ложек сырья и 2,5 стаканов воды получится пюре, а не настой; воды следует добавлять не менее 0,8 л. При первом курсе фитотерапии мы начинаем его в большинстве случаев с назначения неконцентрированных настоев (мало сырья, много воды) и только по выяснении «взаимоотношений» пациента со сбором, в какой-то мере приучая пациента к нему, рекомендуем увеличить количество сырья, 2) только настаивания в термосе недостаточно, поскольку по насыщенности вкуса, по окраске, по цвету такой настой «не добирает», экстракция недостаточна, а потому подобный настой следует довести до кипения и потомить минут 5 на малом огне или же томить на водяной бане до 30 мин и только потом слить все с сырьем в термос. Халмурат Упур справедливо настаивает хотя бы на 30-минутном вымачивании сырья, а наши пациенты отмечают, что при вымачивании сырья в течение ночи настой при последующей термической обработке и пребывании с сырьем в термосе приобретает еще более острый вкус и запах. Корневище спаржи и корень цикория требуют еще более длительной термической обработки. Постоянный дефицит сырья, испытываемый, вероятно, большинством отечественных фитотерапевтов, обязывает к максимально эффективному его использованию. Еще один рецепт для лечения больных ГБ из Е. А. Ладыниной и Р. С. Морозовой:

Рецепт № 24

Трава пустырника пятилопастного                           40,0

Трава сушеницы болотной 20,0 Плоды боярышника кроваво-красного …. 10,0

Лист мяты перечной                                                      5,0

Трава пастушьей сумки                                              10,0

Плоды рябины черноплодной                                   10,0

Плоды укропа огородного                                        10,0

Семя льна посевного                                                  10,0

Лист земляники лесной                                               20,0

2-3 столовых ложки сбора залить 2,5 стаканами кипятка (в термосе). Настоять в течение 6—8 часов. На следующий день принимают весь настой в 3-4 приема за 20-40 мин до еды в теплом виде. Желательно дополнительно к 2-3 столовым ложкам любого сбора добавлять в термос 1 столовую ложку плодов шиповника.

 

Гипертоническую болезнь совершенно обоснованно рассматривают как типичный, наиболее часто встречающийся представитель психосоматических заболеваний, а потому в каждом конкретном случае фитотерапевт должен ставить задачу достижения антиневротического эффекта. Нами была ранее затронута тема растения — модуляторы настроения. Она, безусловно, требует специальной и очень нелегкой исследовательской работы, которая у нас сегодня не может быть проведена, хотя бы потому, что более мощные, негативно действующие социально-экономические факторы повергают наших пациентов и нас вместе с ними во вполне детерминированную депрессию, являются источником пер- систирующего стресса со всеми присущими ему стадиями (тревоги, напряжения, истощения). Пилюль же, в том числе и фитотера- певтических, от социальных болезней нет! Некоторые механизмы формирования, скорее поддержания эмоционального комфорта с помощью растений достаточно просты. Амирдовлат Амасиаци в фундаментальном, символически названном труде «Ненужное для неучей» (Дорогие коллеги, врачи! Кто из вас читал эту книгу?) писал, что вдыхание запаха, нюхание корки апельсина создает хорошее настроение. Из собственных наблюдений можем привести примеры улучшения настроения и успокоения при ощущении запаха почек тополя черного (осокоря), ассоциирующегося с весною, лаванды, мелиссы. Несколько капель спиртовой настойки почек тополя и черной смородины в прошлом добавляли к водке (рецепт графа Шувалова) для хорошего запаха и для того, чтобы хмель не был буйным. Большие количества почек тополя без рекомендации фитотерапевта использовать не следует. Запах аниса обыкновенного и бадьяна («аниса звездчатого»), принадлежащих к различным семействам, также способен улучшить настроение при обонянии его и при пищевом потреблении этих пряностей, содержащих анетин. В те незапамятные времена, когда бадьян, пряность заморская, получил название аниса звездчатого, люди не имели понятия об анетине, но уловили сходство запахов и, более того, положительное влияние обоих растений на психоэмоциональное состояние больных. Еще больший интерес вызывает тот факт, что анетин, основной компонент эфирного масла бадьяна и аниса обыкновенного, выделяется потовыми железами, содержится в воздухе, выдыхаемом человеком, съевшим эти пряности, и формирует положительное отношение к нему окружающих. Запах аниса и бадьяна аттрактивен, привлекателен. Сходство запахов половых аттрактантов с запахами растений — явление не уникальное, хорошо иллюстрируемое поведением кошки при запахе валерианы. Содержащиеся в ней валепатриаты сходны и по строению, и по запаху с половыми аттрактантами кошачьих. Привлекательность — сложный вопрос, но заметим, что духи, одеколоны делаются на цветочной основе. Наша эстетическая зависимость от флоры планеты, формирование понятия о прекрасном под ее постоянным влиянием с момента появления вида «Человек разумный» и ранее должны быть осознаны, использованы не только в косметике, но и в лечебной практике. Эти темы затронуты в книге украинских авторов «Фитоэргономика» и в нашей работе «Лекарственные свойства пряностей». Общепризнана необходимость работы психотерапевтов по программе «Самочувствие, активность, настроение»). По канонам традиционных медицин, психотерапия — дополнительный по отношению к базовой фитотерапии метод лечения. Мускатный орех, корица, гвоздика, душица, валериана, тимьян, мелисса, кожура цитрусовых и многие другие растения способны улучшить настроение пациента и расположить к нему других людей. Действие это проявляется довольно быстро и может быть существенным в формировании позитивного отношения, например, даже очень критичного пациента к фитотерапии, к лечащему врачу.

 

Повышение стресс-устойчивости пациента, равно как и модуляция настроения, возможны с помощью классических фито- адаптогенов, которые, как правило, не только не назначают при гипертонической болезни, но почему-то считают противопоказанными. Такая позиция врачей-терапевтов неверна. В списке растений, отобранных в китайской традиционной медицине для этой цели (см. выше) числится даже лимонник, растение с наиболее выраженным стимулирующим действием. Назначение не оказывающих гипертензивного действия представителей семейства Аралиевые (женьшень, аралия, заманиха, элеутерококк, полисци- ас, акантопанакс, колопанакс), а также родиолы розовой, видов очитка, левзеи сафлоровидной во многих случаях показано для достижения прогивоастенического, антиневротического эффекта. Причисление к антиневротическим средствам только транквилизаторов, преимущественно бензодиазепинов, что и имеет место в практике, ошибочно. Стресс-лимитирующие свойства обнаружены нами у большинства из 200 изученных растений на модели иммобилизационного и холодового стресса по их способности уменьшать число эрозий желудка, предупреждать таяние тими- ко-лимфатического аппарата, уменьшение массы паренхиматозных органов,ограничивать повышение концентрации 11-ОКС, гипергликемию, мобилизовать неэстерифицированные жирные кислоты как источник энергии, что позволяет продлить в стадии истощения функции мозга и сердца. Осознанное использование стресс-лимитирующих свойств классических фитоадаптогенов, адаптогенных свойств десятков видов других растений при гипертонической болезни является показателем квалификации фитотерапевта. Неправомерно отношение к адаптогенам как к психостимуляторам.

Подражая классическому подходу к купированию симптомов невроза у больных ГБ с помощью транквилизаторов, фитотерапевты зачастую назначают растения-седатики, гиперболизируя их седативный эффект. Наиболее существенным отличием от транквилизаторов тех растений, с помощью которых у больного можно снять явления ажитации, бессонницу, тревогу, напряженность, фобии, является отсутствие последействия (пелена, заторможенность по утрам), отрицательного влияния на эмоциональную, духовную (обездушивание), творческую, сексуальную сферы.

 

К растениям с умеренным седативным действием причисляют виды пустырника (п. пятилопастной, п. сибирский), корни видов пиона (п. уклоняющийся, п. белоцветковый, п. кустарниковый), цветки ромашки аптечной (в гомеопатии они считаются показанными ажитированным брюнетам, детям, не находящим себе места и покоя, истеричным женщинам), цветки таволги или лабазника вязолистного (высоко популярны в народе в качестве успокаивающего, таволожного чая), корневище аира болотного, лист кипрея узколистного (иван-чая), шалфея лекарственного, смородины черной, ореха грецкого, шишки хмеля цепкого, почки тополя черного, надз. часть прострела лугового (сон-травы, пуль- сатиллы, широко используемой в гомеопатии), листья, цветки, плоды, корень купыря лесного, корни видов дудника (д. лесной, д. лекарственный, д. низбегающий и др. ), плоды кориандра, укропа, фенхеля, кумина, побеги багульника болотного, виды соссюреи (горькуши, голубушки), шлемник байкальский, бутоны софоры желтоватой, софоры японской, дурнишник зобатый, имбирь лекарственный, унаби, виды конопли (к. посевная, к. индийская), барвинка. Порою полезно знать такие частности, как, к примеру, название корня девясила высокого Inulahelenium(на греческом — «элениум», успокаивающий). Собственные наблюдения подкрепляют правомочность этого названия, данного растению тысячелетия тому назад. Растений с мягкими успокаивающими свойствами можно насчитать великое множество, труднее найти среди них стимуляторы (лимонник, кофе, чай, какао, эфедра, чилибуха, секуринега, мордовник, копытень, листья кока). Валериану, женьшень, элеутерококк и другие классические адаптогены мы не можем причислить к сильным стимуляторам, поскольку в случаях неврастении с ажитацией, гневливостью, бессонницей они приводят к купированию их, формально проявляя седативные свойства. В лекциях, посвященных классическим адапгогенам, мы акцентировали внимание на зависимости конечного действия фитопрепарата от исходного фона, от состояния больного. Наши классификационные усилия в отношении лекарственных растений с позиций создателей и пользователей ксенобиотиков, синтетических лекарств не всегда правомерны. Одни и те же фитопрепараты могут демонстрировать и тонизирующий, и седативный эффект, что не исключает их общеукрепляющего действия (смотри выше характеристику плодов унаби), положительного влияния на метаболизм, который невозможен для классических синтетических транквилизаторов, нейролептиков. В китайской медицине и седативно, и тонизирующе действующие растения одновременно фигурируют в списке общеукрепляющих средств. Существенным для нас является не тот или иной в зависимости от обстоятельств знак умеренного действия на ЦНС, а способность фитопрепаратов уменьшать объем и тяжесть повреждения, оказывать противоальтеративное, антидеструктивное действие, запускать механизмы сохранения функционального, биохимического и структурного гомеостаза. Ранее было показано, что фитопрепараты способствуют сохранению и восстановлению базовых, условно- и безусловно-рефлекторных форм поведения животных, что обеспечивает выживание особи и вида. Именно с этих позиций мы можем утверждать, что фитотерапия как инстинктивная, так и осознанная входит в программу жизнеобеспечения представителей фауны планеты, чего о синтетических лекарствах не скажешь.

Провокаторами гипертонических кризов, сосудистых катастроф в подавляющем большинстве случаев являются драматические ситуации: сокращение, увольнение, отсутствие средств к существованию, болезнь, смерть близкого человека, развод, одиночество. Многие врачи в качестве отдельных нозологических единиц выделяют не фигурирующие в современных классификациях ВОЗ, но присутствующие в реалиях «синдром развода», «синдром одинокой женщины». Какие транквилизаторы помогут одинокой женщине или матери двух детей, потерявшей мужа-кормильца? В случаях, когда нужно быстро вывести пациента из реактивного состояния, на фоне которого резко повысилось АД, возросла угроза инсульта, инфаркта, т. е. резко повысилась опасность для здоровья и жизни пациента мы применяем расширенные, сложные, поликомпонентные сборы подобного типа:

Рецепт № 25 СБОР №1

Корень пиона белоцветкового                                 20,0

Корень пиона уклоняющегося                                  40,0

Корень девясила высокого                                       30,0

Плоды унаби                                                                 50,0

Плоды рябины обыкновенной                                   30,0

Плоды аронии черноплодной                                    20,0

Кожура мандарина благородного                            30,0

Цветущие верхушки вереска                                     40,0

Корень солодки уральской                                       30,0

Надз. часть прострела лугового                               10,0

Корица                                                                          10,0

Корень ревеня пальчатого                                        20,0

Корень лопуха большого 20,0 Цветущие побеги багульника болотного . . . 20,0

Корень цикория обыкновенного                              20,0

Корень дудника лекарственного                              20,0

 

СБОР № 2

Лист кипрея узколистного                                         50,0

Надз. часть герани лесной                                         40,0

Надз. часть вероники узколистной                          30,0

Надз. часть мелиссы лекарственной         …. 20,0

Надз. ч. зверобоя продырявленного                      40,0

Надз. ч. пустырника пятилопастного       …. 40,0

Надз. часть конопли посевной                                  10,0

Шишки хмеля цепкого                                                20,0

Лист ореха грецкого 20,0 Цветки боярышника кроваво-красного . . . 20,0

Почки тополя черного                                               10,0

Корневище валерианы лекарственной    …. 20,0

Бутоны гвоздичного дерева (гвоздика)  …. 10,0

Надз. ч. тимьяна ползучего                                       10,0

Надз. ч. Черноголовки обыкновенной    …. 10,0

Цветки лабазника вязолистного                               40,0

Надз. ч. душицы обыкновенной                                10,0

Приготовление по рецепту № I. При высокой стрессорной реакции, при выраженной стресс-неустойчивости пациента (паника по пустякам) целесообразно начать лечение с ударных доз: 2-3 столовых ложки сбора № I упарить в I л воды до 0,7-0,6 л, в конце кипячения добавить 2-3 столовых ложки с верхом сбора № 2, все слить в термос и принять по 100—200 мл теплый отвар в течение дня. При этом не исключен симптоматический прием феназепама и других транквилизаторов (только при необходимости, только в первые дни) в остром периоде реактивного состояния, необходим параллельный прием гипотензивных средств, типа энапа, в наиболее тяжелых случаях (суицидные мысли, высочайшая гипертензия) рациональна госпитализация, изоляция пациента от стрессирующих воздействий. Практика показывает, что постоянный прием подобных сборов пациентами в реактивном состоянии помогает им преодолеть кризисную ситуацию, выйти из депресии, порою мобилизоваться, найти работу или выйти на уже имеющуюся. Общеукрепляющее, противоастеническое, позитивно изменяющее настроение больного действие таких сборов демонстративно и проявляется в первую неделю. Параллельно снижается повышенное АД, уходит угроза сосудистых катастроф. Нередко больные сами отмечают, что сбор помог им найти выход из казалось бы безнадежной ситуации, более философски взглянуть на нее («Если тебе изменила жена, то радуйся тому, что она изменила тебе, а не родине» А. П. Чехов).

 

В предыдущей лекции, посвященной фитотерапии больных атеросклерозом приведен пример положительного влияния водных извлечений из надземных частей видов караганы на устойчивость сосудов кожи к повреждающему действию ксилола. Повышение резистентности сосудов к альтерации — один из существеннейших моментов и при терапии больных ГБ. Очевидно, что длительный стресс снижает резистентность организма к повреждающим воздействиям, что вполне относится и к состоянию сосудов. Так, по нашим данным, 12-часовое пребывание мышей в состоянии иммобилизации (не фиксации — это очень жесткий стресс) в специальных домиках способствовало тому, что время появления петехий при нанесении на кожу ксилола достоверно сократилось с 1,06 до 0,87 мин (до 82%), а время их отчетливого проявления — с 1,26 до 1,07 мин (85%). Иммобилизация в домиках при комнатной температуре для норных животных не является чрезвычайным повреждающим воздействием, оно не приводит, например, к появлению эрозий желудка, уменьшению массы селезенки, т. е. к симптомам стадии истощения стресса. Но оказывается, что насильственное помещение в домик-ловушку, 12-часовые попытки (что для мышей — длительный срок) высвободиться из нее вполне достаточны для снижения резистентности сосудов к альтерации. Если же перед иммобилизацией мыши получают через зонд водные извлечения из растений (7 дней по 5 г/кг в пересчете на сухой вес сырья), то повышается резистентность сосудов не только у нормальных животных, но, что особенно важно и у стрессированных тоже. Все исследованные нами и приведенные в таблице 4 вида растения значатся в приведенных выше списках растений, рекомендуемых для лечения больных гипертонической болезнью. Аналогичные результаты получены нами на кроликах при повреждении проницаемости кожных сосудов гистамином, гиалуронидазой, а на крысах — при перевязке сосудов брыжжей- ки. Следовательно на ряде моделей, на разных видах животных, при использовании препаратов не менее чем из 200 растений нами доказана широкая представленность сосудоукрепляющих свойств у галеновых форм, водных извлечений из лекарственных растений. Из результатов, приведенных в табл. 4, следует, что настои и отвары лекарственных растений нивелируют стресс-индуцированное снижение резистентности сосудов к повреждающим воздействиям. Этот чрезвычайно важный для практики феномен, подтверждающий действенность защиты одних видов другими, являющийся конкретным проявлением закона единства флоры и фауны планеты, мы учитываем в собственной лечебной работе, используя растительные вазопротекторы с ощутимым клиническим результатом. Хотелось бы обратить внимание на то, что ряд растений доводит время появления петехий не только до уровня стрессированного контроля, но и увеличивает его выше такового. Налицо гиперкомпенсация, высокая надежность предлагаемого метода лечения больных сосудистыми заболеваниями. Достоверное гиперкомпенсаторное действие оказывают водные извлечения из цветков лабазника и корней солодки, то есть из широко используемых в фитотерапевтической практике, имеющих надежные ресурсы, отнюдь не экзотических растений. Включая растения, повышающие резистетность сосудов к альтерации, в поликомпонентные сборы, можно быть уверенным в обеспечении не только вазопротективного, но и стресс-протективного эффекта.

Приведенные в таблице результаты иллюстрируют возможности нивелирования стресс-индуцированного повышения проницаемости сосудов простыми галеновыми формами, причем водные извлечения из надз. частей сушеницы, душицы, брусники, корней солодки не влияют на резистентность сосудов к ксилолу у нормальных, интактных животных и действуют только на патологическом фоне.

И. М. Шипуленко (1988) проведены масштабные исследования эффективности фитотерапии больных гипертонической болезнью II стадии отваром типового, стандартного, 3-х компонентного сбора, состоявшего из корней шлемника байкальского, коры эукомии вязолистной, плодов аронии черноплодной плюс настоем 2-х компонентного сбора надз. части астрагала шерстистоцветкового и барвинка малого. К 10—15 дню отмечено устойчивое снижение АД у 83,8% больных, улучшение мозгового кровотока, по данным РЭГ, самочувствия больных. Уменьшились: интенсивность головных болей, шума в ушах и голове, нарушения сна, повысились настроение, работоспособность. Наблюдения за больными в течение 1-2 лет показало, что у 64,4% сохранился устойчивый гипотензивный эффект. (Наш опыт не позволяет отметить стойкого многолетнего эффекта после 2-4 месяцев массированной фитотерапии. Необходимы повторные курсы, а для некоторых больных они должны быть почти беспрерывными.) Эти положительные эффекты фитотерапии композицией лекарственных растений превосходили терапевтический эффект каждого из растений в отдельности. Подобные результаты фитотерапии многокомпонентными типовыми сборами больных ГБ с начальными проявлениями нарушения мозгового кровообращения (дис- циркуляторная энцефалопатия 1, 2-ой стадии) описаны В. М. Виноградовым с соавторами (1991) и С. Л. Тимирбаевой, Э. А. Бондаревой (1996), М. Л. Поспеловой (2000).

Хотелось бы подчеркнуть первостепенное значение редукции комплекса жалоб больного ГБ под влиянием фитотерапии. Можно сколько угодно убеждать больного в улучшении его состояния по данным ЭКГ, ЭЭГ, УЗДГ, ангиографии, биохимических анализов, но если больной не почувствовал себя лучше, то блестящие результаты анализов и аппаратурного обследования его не убедят. Однако научные поползновения в области терапии базируются почему-то в первую очередь на очень объективных данных аппаратурного и лабораторного обследования больных (аппараты ошибаются значительно чаще, чем врач и уж тем более пациент в оценке своего состояния). Оценка же субъективных ощущений, жалоб больного воспринимается, например, членами ученых советов со скепсисом. В собственной практической деятельности мы базируемся прежде всего на подробном опросе больного, детальном выяснении того, что же его беспокоит. Редукция или смягчение тяжести головных болей, тошноты, рвоты во время кризов, уменьшение частоты и полная отмена самих кризов, повышение настроения, купирование субдепрессивной и депрессивной симптоматики, реактивной тревожности, повышение мотивации, умственной и физической работоспособности, интереса к жизни, волевых параметров, снижение утомляемости, устранение бессонницы, анорексии, кардиальной симптоматики (болей в области сердца, в зонах иррадиации, приступов стенокардии, одышки и т. д. ) — на эти и другие симптомы эффективности лечения в первую очередь должен быть нацелен интернист. Поскольку фитотерапевту присущ не ограниченный, поорганный, вивесек- ционный подход к больному (лечим от головы — ангионевролог, лечим от сердца — кардиолог), его интересует параллельно со стабилизацией АД, данными всего лишь суточного мониториро- вания, липидограммой и прочими объективными показателями состояния больного многие, казалось бы, мелкие частности, не укладывающиеся в рамки узкой специализации современных врачей: ликвидация запоров, успешное пролечивание геморроя (к примеру той же почечуйной травой, поскольку «почечуй» — это геморрой, тысячелистником, конским каштаном и другими венотониками и противовоспалительными средствами), подверженность ОРВИ, состояние носоглотки (вспомните ранее имевший место диагноз — кардиотонзиллярный синдром), гепатобилиарной системы (вспомните холецисто-кардиальный синдром), купирование симптомов хронического пиелонефрита, дисфункций половых желез, ликвидация уро- и холестаза, симптомов невроза, климакса, о чем уже говорилось выше, и прочее. Клиницисты хорошо знают, что обострение «сопутствующего» заболевания, как правило, ведет к прогрессу «основного». И напротив, успешное лечение пиелонефрита, холецистита, хронического тонзиллита, патологического климакса, вялой перистальтики приводит к успехам на пути излечения от ГБ. Для фитотерапевта не должно существовать понятия «сопутствующие», а потому как бы требующие меньшего внимания и усилий заболевания. Объем информации о субъективных ощущениях пациента громаден. Не все и не всегда пациент вспомнит с первого раза, а потому ему нужно помочь целенаправленным, подробнейшим, дотошнейшим опросом, предусмотреть повторные контакты с пациентом. Логично делать это по завершении первого амбулаторного курса фитотерапии, рекомендуя пациенту придти с «отчетом о проделанной работе» (рассказ о редукции симптомов, дневник АД). По сути, такая работа является диспансерной, предполагает постоянное, частое, внимательное наблюдение пациента, что в условиях бурной демократизации нашей страны с полным исчезновением даже микродостижений в области здравоохранения, откровенной коммерциализацией взаимоотношений врача с больным стало делом невозможным. Сегодня мы все менее и менее можем тешить себя иллюзиями излечения больных гипертонической, равно как и другими болезнями. Но несмотря на то, что мы работаем в условиях полного развала системы здравоохранения, уничтожительно, оскорбительно низкой, практически отсутствующей оплаты труда врача, мы должны искать и находить оптимальные, наиболее простые, доступные пути разрешения терапевтических задач. Внедрение методов фитотерапии поликомпонентными индивидуально цодобранными и даже типовыми сборами в связи с их высокой эффективностью и несравнимо с импортными препаратами низкой стоимостью могло бы стать мерой антикризисной, разрешающей ряд лечебных и экономических проблем.

Следующим за постановкой этой задачи шагом является организация обучения врачей искусству создания композиций лекарственных растений, нацеленных на излечение конкретного больного. Привожу пример из собственной практики:

Больной 58 лет, житель города Тихвина, слесарь высокой квалификации, потерявший 3 года тому назад работу на заводе и твердый заработок (как и десятки тысяч рабочих в этом городе). Вынужден был пробиваться случайными недлительными, чаще всего тяжелыми работами. Перенес 1,5 года тому назад инфаркт миокарда (задне-боковая стенка). Жалуется на одышку и боли в области сердца при физических нагрузках, реже в покое, купируемые нитроглицерином. Считает себя больным стенокардией 3-4 года. Провокатором резкого ухудшения считает потерю работы. Гипертонической болезнью страдает не менее 10 лет. Постепенное прогрессирование на фоне ухудшения материального благосостояния, систематических стрессов. Последние 3 года участились гипертонические кризы по церебро-кардиальному типу вплоть до постоянных по вечерам. АД рабочее 150-180/90—100, при кризах 220-250/120-140. Лечение папазолом, симптоматический (а не курсовой!) прием адельфана, различные нитропре- параты (эринит, нитросорбит, сустак) были неэффективны и не предотвратили инфаркта мирокарда. В настоящее время принимает эналаприл 5 мг утром, атенолол по 50 мг (аритмия отсутствует), клофелин 0,15 мг, который, по наблюдениям больного и его жены ухудшает его состояние. Больной откровенно признает, что он перестал после инфаркта курить и принимать большие количества алкоголя, но 1 рюмку водки перед обедом позволяет себе, а в субботу — до 250 мл. (Это совмещение клофелина с умеренным и даже неумеренным приемом алкоголя настолько типично для нашей отечественной терапевтической практики, что впору вывешивать в поликлиниках плакаты, написанные крупными буквами: ПОТРЕБЛЯЮЩИМ АЛКОГОЛЬ КЛОФЕЛИН НЕ НАЗНАЧАТЬ!) Кроме того, больному назначен гипотиазид 2 раза в неделю по 1 таблетке, аспаркам или панангин по 1 таблетке 3 раза в день, эринит. Пациент признает, что разобраться в этих таблетках для него затруднительно. Считает, что аспаркам, панангин являются самыми главными для него лекарствами. При малейшем улучшении самочувствия перестает принимать медикаменты. АД не стабилизировалось на нормальных цифрах, приступы стенокардии не урежаются. Прочие данные: пикническое телосложение, вес 88 кг при росте 173 см, тургор кожи снижен, лицо сероватого цвета с загаром, arcussinilis, выраженная сосудистая сетка на склерах, расширены вены языка, аппетит, настроение снижены, изредка изжоги, горечь во рту, болезненна пузырная точка, печень пальпируется на границе реберной дуги (данных УЗИ нет). Склонность к запорам (стул через 2-3 дня, крепит), мало беспокоящий геморрой. Умеренные застойные явления в нижних отделах легких. Стал чаще болеть простудными заболеваниями — до 4 раз в год. Ночью встает в туалет 1-2 раза, резко ослабла струя (аденома предстательной железы?), почти полностью утрачена потенция. Нечастые радикулиты. Психоэмоциональный статус: спокойно пессимистичен (нечего ждать от жизни!), немногословен, не любит жаловаться (необходим подробный опрос), терпелив, благожелателен, напуган прогрессирующим ухудшением состояния и неэффективностью лечения, боится второго инфаркта и смерти, трудолюбив (много работает на огороде, в саду, периодически находит посильные приработки), на вопросы отвечает правильно. Пищевые вкусы сформированы (соленое, острое, мясо, рыба, овощи, ягоды), увлечения — рыбалка, огородничество, практически не читает, телевизор ограниченно (скептически относится к средствам массовой дезинформации). Семейная обстановка (жена, двое женатых отделившихся сыновей, которые помогают отцу, внуки) абсолютно положительна. Пациент вызывает симпатии и сочувствие.

Больной проинструктирован относительно правильного приема валидола (впоследствии отметил его эффективность). Доза энапа увеличена до 5 мг х 2 раза в день, даны инструкции по правильному самостоятельному подбору его дозы с контролем АД. Отменены клофслин, атенолол, аспаркам. Доза гипотиазида ограничена I таблеткой в неделю (воскресенье утром). Возможный дефицит калия рекомендовано покрывать диетически (ягоды, редька), диета рассмотрена детально с ориентацией на вкусы и возможности пациента, ограничены поваренная соль, алкоголь (без полного запрета). Посильные, умеренные физические нагрузки рекомендованы. Элементы оптимизирующей психотерапии. Привожу состав назначенного сбора:

Рецепт № 26

Надз. часть хвоша полевого                                     10,0

Надз. часть василька лугового                                 20,0

Лист морошки приземистой                                       10,0

Лист березы белой                                                      20,0

Лист лещины обыкновенной                                      20,0

Лист липы сердцевидной                                            20,0

Лист ландыша майского                                             10,0

Лист горицвета весеннего                                         20,0

Лист шелковицы черной 20,0 Лист и цветки боярышника кровавокрасного 20,0 Плоды боярышника крововокрасного …. 20,0

Плоды унаби                                                                10,0

Надземная часть василистника малого              . . . 20,0

Цветки лабазника вязолистного                               30,0

Надз. часть зверобоя продырявленного          . . . 20,0

Кора крушины ломкой                                               10,0

Корень ревеня пальчатого                                       20,0

Корень молочая Фишера                                           10,0

Цветки бессмертника песчаного                               10,0

Рыльца кукурузы                                                        10,0

Надз. часть пустырника пятилопастного             . . 20,0

Корень левзеи сафлоровидной                                20,0

Надз. часть душицы обыкновенной                          20,0

Приготовление и применение по рецепту 17.

После 2 месяцев лечения больной отметил существенное улучшение: урежение кризов, почти полное исчезновение приступов стенокардии, устранение запоров, изжоги, горечи во рту, повышение аппетита, активности, настроения. Самостоятельно снизил дозу энапа с 10 до 5 мг. АД в пределах 150-170/80-90 (просмотрен дневник). В дальнейшем пациент с перерывами на лето систематически лечился 2 года. Нашел постоянную работу по специальности. Все препараты постепенно были отменены. Объективные и субъективные симптомы свидетельствовали о стабильном улучшении. Через 2 года, уверовав в полное выздоровление, перестал обращаться, но систематически направлял больных ГБ, передавая через них сведения о своем полном благополучии.

Ремарка. Пациенты из Тихвина, Бокситогорска, Лодейного Поля, из деревень почему-то гораздо позитивнее, отчетливее реагируют на фитотерапию, чем жители Санкт-Петербурга. Они обязательнее, необходимость постоянного лечения понимают быстрее. Может быть, их высокая чувствительность к правильно построенной терапии объясняется среди прочего и тем, что они не всегда получают таковую по месту жительства? Стабилизация АД на нормальных цифрах у больных из провинции наступает чаще, чем у жителей Санкт-Петербурга, что можно связать с худшей экологией, более высоким уровнем шума, темпа жизни в последнем. Что же до социально-экономически детерминированных стрессов, то в провинции уровень необеспеченности граждан даже превосходит таковой в крупных городах.

Нами ранее в тезисной форме опубликованы (Барнаулов О. Д. и др., 2000) результаты анализа видового состава 137 поликомпонентных индивидуально подобранных сборов, целью которого было выделение их «ядра», наиболее часто используемых растений, как то было сделано М. А. Гриневич (1990) в отношении рецептов традиционной медицины стран Восточной Азии. В предлагаемом Вашему вниманию списке указана частота включения того или иного вида в 180 сборов (в процентах), использованных для лечения больных ГБ II стадии. Приведены и латинские названия растений, чтобы избежать разночтений, сделать доступным этот список ботаникам, фармакогностам (они оперируют чаще всего латыныо, что, несомненно, повышает научность их изысканий, которые в светлом будущем поспособствуют становлению фитотерапии в России), а также зарубежным исследователям, проявлявшим интерес к нашим работам.

 

Некоторые виды, заслуживающие более частого применения, но использованные менее чем в 10% сборов в связи с их дефицитом: семена льна посевного — 9%, кора крушины ольховид- ной — 9%, трава желтушника левкойного — 8%, эрва шерстистая (пол-пола) — 7%, плоды унаби — 6%, корни куркумы домашней — 6%, семена аниса обыкновенного — 5%, бадьян или «анис звездчатый» — 5%, лист ореха грецкого — 5%, плоды жостера слабительного — 4%, трава лаванды колосовой — 4%, корень родиолы розовой — 4%, кардамон — 3%, мироболан хебула — 2%, лист какалии копьевидной — 2%. Всего при составлении сборов для лечения больных ГБ использовано 162 вида.