Фитотерапия — желтушник алтайский

Следует отметить, что трава желтушника алтайского (Erysimum altaicum,  сем. Крестоцветные) в монгольской ветви тибетской медицины используется не в качестве кардиотонического средства, а как детоксикационное средство, что заслуживает пристальнейшего внимания фитотерапевтов. В тибетской медицине виды желтушника в составе сборов применяют при лихорадках, при туберкулезе легких. Желтушники принадлежат к ядовитым растениям, которыми порою травится скот. Описаны случаи отравления людей в случае неправильного применения их при самолечении. На территории бывшего СССР произрастает 70 видов желтушника. Никто не изучал их детоксикационных свойств. Попытки изучить правомерность включения их в сборы, как то рекомендуется традиционными медицинами, при туберкулезе легких, прочих инфекционных заболеваниях не предпринимались. Из желтушника серого было выделено 2 сердечных гликозида: эризимин и эризимозид, которые долгое время смущали кардиологов, но на сегодняшний день в списке функционирующих препаратов не числятся. Остался лишь комплексный препарат кардиовален, в состав которого входит экстракт желтушника рассеянного, адонизид, настойка из свежих (!) подземных частей валерианы, экстракт плодов боярышника, камфора, бромид натрия. Очевидно, что научно-европейская медицина пытается использовать и комплексные препараты, но все-таки как-то неуклюже. Сочетание извлечений из желтушника, горицвета, валерианы. боярышника с камфорой и бромом — это всего лишь шестиходовая комбинация, ничуть не пригнанная к конкретной ситуации, конкретному больному. Предлагаю типовой (при всем моем скептическом отношении ко всему типовому) сбор, который по эффективности лечения больных со II стадией НК превзойдет предназначенный для этого кардиовален (что нетрудно). Предлагаемый состав будет эффективен в комплексной терапии больных даже III стадией НК в отличие от кардиовалена.

Рецепт

Надз. часть желтушника алтайского             20,0

Надз. часть горицвета весеннего                 20,0

Лист ландыша майского                              20,0

Цветки боярышника кроваво-красного       30,0

Плоды боярышника кровавокрасного          20,0

Подз. часть валерианы лекарственной         30,0

Хвоя сосны обыкновенной                          30,0

Хвоя можжевельника обыкновенного          10,0

Надз. часть очитка едкого                          10,0

Надз. часть душицы обыкновенной              20,0

Лист одуванчика лекарственного                 20,0

Корень одуванчика лекарственного            10,0

Мускатный орех                                        10,0

Лист левзеи сафлоровидной                        20,0

Корень левзеи сафлоровидной                    20,0

Цветки календулы лекарственной               20,0

Плоды унаби                                             20,0

Корень солодки уральской                         20,0

Корневище имбиря лекарственного            20,0

2—3 столовых ложки хорошо измельченного сбора залить 0,5 л теплой воды, вымачивать сырье не менее 1 часа, быстро вскипятить в эмалированной без сколов посуде, помешивая отвар деревянной палочкой. Томить на малом огне порядка 5 мин, затем слить все в термос, настаивать ночь и принимать по 100 мл раз в день натощак, сочетая поутру, в первый прием с 1 чайной ложкой женьшеня и 1—2 таблетками мумие, которые можно добавить в утреннюю порцию отвара. Если больной одобряет подслащивание отвара, то до термической обработки следует добавить меду по вкусу. Такой, в общей сложности 22-компонентный, всегда только свежеприготовленный отвар даст умеренный кардиотонический, высокий диуретический, общеукрепляющий, анаболический, гепато- и церебропротективный, детоксикационный и ряд других эффектов. Смотри также последующие сборы.

Кладбище сердечных гликозидов, вошедших в практику и еще более быстро вышедших из нее, весьма обширно. Ни олиторизида и корхоризида (из джута длинноплодного), ни конваллятоксина (из ландыша майского), ни периплоцина (из обвойника греческого), ни олеандрина или нериолина (из олеандра обыкновенного), ни гомфокарпина (из харга кустарникового), ни сцилларена (из моркого лука), ни аморфина (из аморфы кустарниковой), ни коррельборина (из морозника кавказского) — ну, ничегошеньки из всего этого сегодня нет. Вакханалия открытия, внедрения и закрытия сердечных гликозидов закончилась. Упоминание о них желательно не только с точки зрения истории заблуждений и ошибок медицины. Ведь мы отрабатываем стратегию и тактику развития фармакологии, фитофармакологии, фитотерапии. Очевидно, что принятая сегодня стратегия и тактика выделения «действующих веществ» приводит к активному пополнению кладбища препаратов, недолговечных, как бабочки-однодневки. В сборах виды желтушника применяют и по сию пору в традиционных медицинах стран Азии, а вот эризимина в практике нет.