Фитотерапия больных с недостаточностью кровообращения

В этой статье мы рассмотрим те состояния, которые правильнее было бы называть сердечной недостаточностью, но утвердившиеся понятия присоединения к ней и недостаточности функций сосудов привели к тому, что на сегодня доминирует во врачебной практике, возможно, более точный термин недостаточность кровообращения (НК). Для практики фитотерапевта разумнее не заниматься семантическими играми, а согласиться с правильным утверждением полиорганности поражений и направлять свои усилия не исключительно на поддержание функций миокарда в привычном для медицины вивесекционном жанре, но подойти к этой сложной ситуации системно, исключая даже понятие «сопутствующих» заболеваний, поскольку все они должны быть учтены и ко всем из них нужно попытаться подобрать фитотерапевтические ключики с учетом полимеханизменности и системного уровня действия лекарственных растений, простых галеновых форм из них.

Рассматривать фитотерапию больных недостаточностью кровообращения или, как принято было раньше называть это состояние, сердечно-сосудистой недостаточностью только в зависимости от степени выраженности патологического процесса, от степени декомпенсации, необратимости его было бы неправильно. В этом варианте, а он, к сожалению, доминирует во врачебной практике, мы пойдем по пути лечения диагнозов, которое, по точному определению гомеопата Г. Келлера, есть не что иное, как лечение фантомов.

Причины декомпенсации сердечной деятельности могут быть различны, и превалирует среди них сегодня постинфарктный кардиосклероз, ишемическая болезнь сердца. Однако и диффузный миокардиосклероз, миокардиодистрофии различной, нередко ревматической этиологии или же осложняющий, к примеру, такое аутоимунное заболевание, как неспецифический ревматоидный полиартрит приводит к НК, не говоря уже о полиэтиологичных пороках сердца, миокардитах, о кардиомиопатиях, быстро заканчивающихся практически некурабельной НК в 100% случаев. Впрочем, будем объективны: никаких попыток лечения больных кардиомиопатиями (аутоимунными по сути своей заболеваниями) с помощью наиболее физиологичных и эффективных растительных иммунокорректоров с рассчетом еще и на их системное противоальтеративное, антидеструктивное, антидистрофическое действие никогда не предпринималось. Естественно, что при подходе к такому сложному заболеванию, да еще, как правило, в финальном его варианте, т. е. при наличии НК, не может идти и речи и куцых 3-5-10-ти компонентных сборах. В этих, как и во всех случаях, должен быть соблюден один из основных принципов фитотерапии — базовой дисциплины традиционных медицин: чем сложнее заболевание, чем тяжелее состояние больного, тем большее количество растений входит в сбор. В декларативном, но неподкрепляемом практикой утверждении: «Нужно лечить не болезнь, а больного», даже лучшие врачи чрезвычайно ограничены в средствах. Утопически звучит возможность учесть, отразить в медикаментозных назначениях пол, возраст, конституциональные особенности, психоэмоциональный статус, уровень стресс-устойчивости, вариации настроения, стадию заболевания, «сопуствующую» патологию. Консультации больного многочисленными специалистами в стационаре приводят не к единому плану лечения и осуществлению его, а к массе разрозненных и несогласованных назначений, к полипрагмазии, к «загрузке» больного медикаментами, ксенобиотиками. Естественно, что такие крепости, как кардиомиопатии, при таком несогласованном штурме не берутся. Легко предвосхитить псевдофитотерапевтические попытки лечения больных кардиомиопатиями. «Высокие специалисты» попытаются отработать пусть даже поликомпонентную, но типовую пропись «сбора для всех»: мужчин и женщин, старых и молодых, умных и не очень, самоотверженных специалистов по изучению народов Крайнего Севера и не знающих стыда и совести специалистов по извлечению денежных знаков из наших сограждан, начальников (власть, крик, тирания) и подчиненных (перенапуганность, неуверенность в себе), обязательных, трудолюбивых и ленивых, небрежных. У фитотерапевта есть реальная возможность отреагировать на эти и другие особенности пациента. Наиболее высокой планкой фитотерапии в традиционных медицинах является назначение не типового (хотя такая практика, впрочем, и там имеет место у наименее квалифицированных специалистов), а индивидуально подобранного, персонифицированного, нацеленного на личность и ее особенности сбора. Большой проблемой является контроль того, насколько составленный таким образом сбор подходит данному пациенту. Практика показывает, что обычно нужно не менее месяца, а порою и больше для того, чтобы зарегистрировать позитивные изменения у больных хроническими заболеваниями.

При всей гипотетичности рекомендаций по поводу фитотерапии больных кардиомиопатиями их лучше все-таки дать, чем полностью обойти эту тему. Конечно, отсутствие собственного опыта как будто бы не дает нам права на такие рекомендации. Из собственной практики можно привести лишь единичные случаи успешной фитотерапии больных гипертрофической и дилятационной кардиомиопатиями, что еще не дает нам права утверждать или отрицать адекватность этого метода для разрешения столь сложной задачи. Поиск фитотерапевтического решения этой проблемы должен осуществляться наиболее грамотными фитотерапевтами совместно с высоко квалифицированными кардиологами, специалистами именно по кардиомиопатиям. («Не зная языка ирокезского, что можно сказать на нем, кроме глупости!» Козьма Прутков). Однако, позитивный опыт лечения больных такими аутоиммунными заболеваниями, как рассеянный склероз, неспецифический ревматоидный артрит, позволяет, хотя бы ориентировочно, пунктирно наметить подходы и к этой чрезвычайно сложной проблеме. Попытаемся правильно поставить основные задачи. Речь идет об организации клинического эксперимента по оценке эффективности фитотерапии больных кардиомиопатиями, в частности дилатационной формой. С нашей точки зрения не цитостатики, преднизолон, НПВС должны в первую очередь привлекать внимание клиницистов при всех формах этого загадочного, некурабильного заболевания, а иммуномодуляторы.

загрузка...