Роль кортикостероидных гормонов в становлении ферментных систем у новорожденных

Последние годы характеризуются значительными успехами в изучении стероидных гормонов надпочечников. Из ткани названной железы выделено более 40 стероидных соединений, установлено их химическое строение, изучены пути синтеза, их физиологическая активность, доказано действие на молекулярном уровне, внесены важные изменения в общеизвестную схему биогенеза кортикостероидов. Установлено, что не все стероиды, выделяемые из ткани надпочечников, обладают биологической активностью. Особое положение среди стероидов занимают 3 соединения: гидрокортизон, кортикостерон и альдостерон.

Введение этих стероидов в организм восстанавливает все известные функции коры надпочечников.

Известно, что за сутки надпочечники взрослого человека образуют 4,9—27,9 мг кортизона, 0,84—4 мг кортикостерона и 0,15—0,4 мг альдостерона. Остальные соединения являются промежуточными продуктами биосинтеза и метаболизма основных гормонов.

По своему физиологическому значению гормоны коры надпочечников условно объединяются в 3 группы:

  1. кортикостероиды, обладающие выраженным влиянием на углеводный обмен, именуемые глюкокортикоидами;
  2. кортикостероиды, оказывающие влияние на водно-солевой обмен, — минералокортикоиды;
  3. андрогенные и эстрогенные гормоны, влияющие на формирование вторичных половых признаков.

Стероидные гормоны характеризуются поливалентностью действия. Так, введение в организм глюкокортикоида гидрокортизона сопровождается изменениями в углеводном, белковом, жировом и солевом обмене. Гормоны коры надпочечников обладают выраженным влиянием на функциональное состояние центральной нервной системы, на электролитный, азотистый, углеводный и фосфорный обмен головного мозга. Изменение в обмене веществ при введении гормонов связано с их действием на ферментативные реакции. Механизм действия гидрокортизона наиболее подробно изучен на примерах нескольких ферментов — триптофанпирролазы, глюко-6- фосфатазы и тирозин-трапсаминазы. В последнее время было получено прямое доказательство того, что под действием гормонов имеет место образование белков-ферментов denovo. Установлено, что на синтез информационной РНК оказывают влияние большинство, если не все гормоны.

Биологическая роль глюкокортикоидов сводится к регуляции обменных процессов и приспособлению их к изменяющимся условиям среды. Влияя на углеводный, белковый и липидный обмен, они усиливают катаболические процессы. Однако при определенных условиях могут оказывать и анаболическое действие. Влияние на углеводный обмен сказывается в усилении процессов глюконеогенеза путем ускорения синтеза соответствующих ферментных систем и в обеспечении их необходимым строительным материалом за счет продуктов белкового и жирового обмена. Следствием влияния на белковый обмен являются мобилизация тканевых белков, увеличение содержания глобулинов плазмы, торможение синтеза белка, увеличение азота мочи. Глюкокортикоиды способствуют всасыванию липидов слизистой оболочкой кишок и отложению их в жировые депо. Не менее существенным является участие глюкокортикоидов в регуляции образования и утилизации энергии, освобождаемой в результате обмена белков, жиров и углеводов.

К биологическому действию глюкокортикоидов относится и их влияние на мезенхиму и ее производные в виде противовоспалительного, капилляротонического и антиаллергического эффекта. Им свойственны торможение рубцевания, спаечных процессов и избыточных грануляций.

Отчетливо проявляется действие глюкокортикоидов на кровь, лимфатическую ткань и тимус.

В основе действия коры надпочечников на лимфоидную ткань лежит способность кортикостероидов активировать фермент-дезоксирибонуклеазу. Глюкокортикоиды тормозят выработку кислых мукополисахаридов и имеют ингибирующее влияние на гиалуронидазу и секрецию АКТГ.

Важнейшая роль в обеспечении приспособительных реакций в ответ на чрезвычайный раздражитель принадлежит симпатико-адреналовой системе и ее гормонам — медиаторам (катехоламинам). Катехоламины влияют на обмен веществ, сердечно-сосудистую, нервную и эндокринную системы. Они усиливают кровоснабжение и интенсивность обменных процессов, сопровождающихся выделением энергии в органах, на которые приходится основная нагрузка. Катехоламины, активируя окислительно-восстановительные ферменты, способствуют окислительному фосфорилированшо углеводов и превращению их в глюкозу, а затем в пировиноградную и молочную кислоту. Согласно данным литературы, биосинтез катехоламинов и стероидных гормонов протекает сипергично и взаимообусловленно.

Обмен катехоламинов у плода и матери стали изучать только в последнее время. Установлено, что в плаценте содержится большое количество фермента моноаминоксидазы, которая инактивирует адреналин и норадреналин. Высказывается предположение, о возможном влиянии этого фактора на уровень катехоламинов в крови плода и новорожденного.

Единичные работы, посвященные изучению катехоламинов у новорожденных, свидетельствуют об их участии в адаптационных реакциях. Норадреналин оказывает влияние на ряд функций организма, в том числе на частоту сокращений сердца, теплообразование, ширину просвета кровеносных сосудов.

В мозговом веществе крысы норадреналин впервые обнаруживается на 16-й день внутриутробного развития и вскоре там же появляется фермент трансфераза, участвующий в метилировании норадреналина с превращением его в адреналин. Таким образом, появление адреналина в организме связано с включением активности коры надпочечников. Кровь, поступающая от коры надпочечников, орошает мозговой слой, доставляя к нему кортикостероиды в высокой концентрации. Выделение норадреналина и адреналина из мозгового вещества надпочечников хотя и связано с процессами синтеза и накопления, тем не менее является самостоятельным процессом, который направлен на выполнение двух основных задач: регуляцию ритма сердца у эмбриона и регуляцию теплообразования у новорожденного. У новорожденных детей, по данным С. А. Джафаровой, обмен катехоламинов протекает довольно интенсивно, с преобладанием активности симпатической системы над адреналовой, что особенно выражено у недоношенных, у которых в большей степени сохраняются симпатические параганглии и в меньшей степени развита хромафинная ткань надпочечников. Н. С. Бакшеев и А. С. Лявинец установили, что у здоровых новорожденных в возрасте первых 3 сут выделяется адреналина 0,301 ±0,03 мкг/сут, порадреналина — 0,089 + 0,02 мкг/сут.

На более высокие цифры экскреции катехоламинов у новорожденных указывают В. И. Грищенко с соавторами. По их данным, у здоровых новорожденных в течение первых 3 сут экскреция адреналина составляет 1,080 ±0,17 мкг/сут, а норадреналина — 1,058±0,23 мкг/сут. Начиная с 4-х сут экскреция норадреналина увеличивается до 1,987+0,40 мкг/сут, и только в возрасте 1 мес достигает уровня 4,603±1,82 мкг/сут. В течение первых 3 сут уровень адреналина превышает уровень норадреналина, затем соотношение изменяется, так как количество адреналина нарастает медленнее. К 5-м сут экскреция адреналина достигает 1,725+0,25 мкг/’сут, с 4-го дня уровень экскреции адреналина с мочой становится ниже уровня выделения норадреналина.

У плода гипоксия вызывает выделение норадреналина в первую очередь путем прямого действия на мозговой слой, и у детей, родившихся в асфиксии, уже в 1-е сут количество экскретируемого норадреналина выше уровня выделенного адреналина. В первые дни жизни у этих детей экскреция катехоламинов по сравнению со здоровыми детьми повышена, но затем, с 12—14-го дня жизни, она оказывается на более низком уровне. Эти данные указывают на участие катехоламинов в патогенезе асфиксии. В. И. Грищенко с соавторами считают, что обнаруженные сдвиги отражают процесс адаптации: повышенное количество катехоламинов усиливает сердечную деятельность, окислительные процессы и увеличивает поглощение кислорода тканями. Наступившее вначале возбуждение симпатико-адреналовой системы в дальнейшем сменяется ее некоторым истощением.

Итак, для новорожденных характерно состояние напряжения коры надпочечников в первые 7 дней их жизни при относительной гипофункции в 1—2-е сут, обусловленной родовым стрессом. Относительное преобладание в моче 17-дезоксикортикостероидов, особенно выраженное в первые 2 сут, расценивается как приспособительная реакция организма, т. е. экскреция в первую очередь тех соединений, которые в меньшей мере задерживают рост ребенка и оказывают активирующее влияние на иммунологические процессы. Для недоношенных детей характерно, с одной стороны, состояние напряжения коры надпочечниковых желез, с другой — определенная незрелость этой системы и низкий порог реакции напряжения.

Эти данные согласуются с результатами морфологических исследований желез внутренней секреции у доношенных и недоношенных новорожденных. Я. И. Лашепе считает, что у новорожденных первых 7 дней такие эндокринные железы, как гипофиз, надпочечники, вилочковая железа, поджелудочная, околощитовидная железа, структурно дифференцированы и функционально активны. Их функционально-морфологическое состояние отражает в основном адаптационно-компенсаторную реакцию организма в этот период.

Приведенные данные свидетельствуют об определенных особенностях стероидного обмена у новорожденных первых недель жизни и об особенностях функционального состояния их собственного гормонального аппарата в целом.

Все это прежде всего диктует большую осторожность при назначении стероидных гормонов при различных патологических состояниях у новорожденных детей. Следует учесть, что функция коры надпочечников в раннем онтогенезе изучена еще недостаточно. В литературе почти отсутствуют сведения о научно обоснованных показаниях к назначению стероидной терапии и о ее влиянии на железы внутренней секреции.

Вопрос о более широком использовании гормональной терапии в патологии детей периода новорожденное может быть решен после проведения соответствующих научных изысканий в этой области.

загрузка...