Генетическая обусловленность асимметрии зрения

Мы не имели возможности исследовать экспериментально зрительные функции истинно генеалогическим методом, сопоставляя особенности их проявления у детей и родителей. О значении фактора наследуемости в организации бинокулярного зрения мы судили опосредованным путем, анализируя наследуемость отклонений в типичной латерализации функций по наличию признаков моторного и сенсорного левшества у ближайших родственников наших испытуемых.

Выше уже говорилось, что в качестве генеалогического метода использовался вопросник, позволяющий учитывать сведения о семейных отклонениях от типичной латерализации функций. Следует подчеркнуть, что при формулировании вопросов мы стремились выяснить не только отклонения в латерализации моторных функций, т. е. получить сведения о наличии родственников — левшей и амбидекстров, а учитывали также семейные отклонения в речевой и сенсорной сферах. Показателями отклонений в латерализации речевых функций для нас было заикание, которое многими авторами связывается с двуполушарным представительством речи и недостаточно выраженным доминированием в организации речи ведущего полушария. В качестве показателя отклонений в латерализации сенсорных (зрительных) функций было использовано косоглазие, которое также некоторыми авторами ставится в зависимость от особенностей межполушарных отношений. Кстати, в этиологии косоглазия и заикания много общего. Во-первых, косоглазие развивается в те же возрастные периоды, что и заикание (с 3 до 5 лет), т. е. в то время, когда развивается речь и формируются межполушарные отношения. Причиной косоглазия, так же как и заикания, нередко бывает эмоциональная травма. Кроме того, и косоглазие и заикание каким-то образом связаны с моторикой: известно, что насильственное переучивание левшей иногда вызывает у них либо косоглазие, либо заикание, которые могут пройти после отмены запрета на пользование левой рукой.

Если развитие заикания и косоглазия действительно связано с отклонениями в межполушарных отношениях, то их можно, наряду с леворукостью, рассматривать как показатели нетипичной латерализации функций.

Вопросник, позволяющий установить семейные отклонения в латерализации функций, был применен во всех сериях опытов, в исследовании всех контингентов наших испытуемых. Полученные сведения позволили судить о генетической обусловленности отклонений от типичной латерализации функций. Мы полагали, и экспериментальные данные подтвердили это, что при неустойчивости межполушарных отношений и недостаточно выраженной доминантности ведущего полушария конкретные формы проявления отклонений в латерализации функций могут быть различными.

В результате обработки данных, полученных с помощью вопросника, обнаружилось, что выборки здоровых испытуемых, страдающих заиканием, и близнецов существенно различаются по количеству случаев семейных отклонений в латерализации моторных и сенсорных функций.

Контингент заикающихся, использованный в данной работе в качестве представителей нетипичной латерализации функций, имел семейное левшество, косоглазие и заикание почти в половине случаев (48%). Выборки близнецов, рассматриваемые как специфический контингент испытуемых, характеризующийся невротической неустойчивостью, имели семейное левшество, заикание и косоглазие в одной трети случаев. В то же время в контрольной группе здоровых испытуемых указанные признаки наблюдались только в 10% случаев.

Таким образом, можно сказать, что у люден, имеющих отклонения в латерализации функций, часто существуют ближайшие родственники, которые имеют те же, что и они сами, или другие формы проявления отклонений в функционировании моторной, сенсорной и речевой систем. Так, например, 48% семейных отклонений у заикающихся распределяются следующим образом: заикание у ближайших родственников (родителей, сестер и братьев, собственных детей и племянников) по выборке в целом имеет место в 26% случаев, леворукость и амбидекстрия — в 20%, косоглазие — в 4%. Следует отметить, что иногда семейные отклонения проявляются не в одной из рассматриваемых нами форм, а при их сочетании, т. е. заикание в роду может выступить в сочетании с левшеством или косоглазием. Вместе с тем отобранные правши почти не имеют семейных отклонений в латерализации функций. Эти факты позволяют думать, что неустойчивость межполушарных отношений, проявляющаяся в нетипичной латерализации моторных, речевых и сенсорных процессов и, соответственно, в аномалиях их функционирования, имеет наследственную предрасположенность.

Итак, вопрос о генетической обусловленности психофизиологических механизмов билатеральных функций зрения и связанных с этим отношений репродуктивного перцептивного компонентов восприятия в значительной мере был сведен к вопросу о генетической обусловлен ности межполушарных отношений и наследуемости латерализации функций. И действительно, если нарушения билатеральной регуляции зрения свойственны людям, имеющим нетипичную латерализацию функций и нетипичные межполушарные отношения, то, определяя межполушарные отношения, можно до некоторой степени прогнозировать и особенности протекания билатеральных зрительных процессов, судить и об их наследуемости. Изучение показателей нетипичной латерализации функций и нетипичных межполушарных отношений (с помощью вопросника) обнаружило, что ни одна из конкретных форм отклонений в латерализации функций не существует изолированно, вне зависимости от других видов отклонений.

Анализ семейных жизненных показателей нетипичных межполушарных отношений показал, что косоглазие, заикание и леворукость, как правило, в пределах одного генеалогического дерева сосуществуют. И ведущей в этом сосуществовании, вероятно, является моторика, так как именно среди левшей чаще всего встречаются лица и с косоглазием, и с заиканием. Аналогично этому и насильственное переучивание левшей может вызвать либо косоглазие, либо заикание.

Полученные сведения о семейных левшестве, косоглазии и заикании позволили судить о значении генетической обусловленности в нетипичных межполушарных отношениях и прийти к выводу о генетической обусловленности нетипичности межполушарных отношений, конкретные формы проявления которой могут варьировать в пределах одного генеалогического дерева.

Что касается определения генетической обусловленности билатеральной организации зрения близнецовым методом, то, как уже отмечалось выше, здесь получились весьма неожиданные результаты. Оказалось, что по некоторым показателям бинокулярного зрения большее внутрипарное сходство имеют не МЗ, а ДЗ близнецы. Эта закономерность имела место и в периферическом, и в центральном бинокулярном зрении; она проявилась в экспериментах, проведенных по обоим зрительным методикам, но была более выраженной в опытах, проведенных по фузионной методике. С помощью фузионной методики, адресованной к интимным психофизиологическим механизмам образования единого бинокулярного образа, установлено, что несовпадение фузионных механизмов внутри близнецовых пар имеет место не столько в функциях эволюционно более молодых и, как мы видели на выборках заикающихся с нетипичной латерализацией функций, более уязвимых, ипсилатеральных систем, сколько в функциях более старых — контралатеральных.

В близнецовой выборке в целом, и особенно у МЗ близнецов, наблюдались множественные нарушения не только в репродуктивной функции формирования фантомных образов (что было характерно и для заикающихся), но и в перцептивной функции формирования перцептивных образов. Максимум несовпадений внутри МЗ пар (67%) наблюдался в нашей выборке близнецов при стимуляции носовой зоны левого глаза, т. е. именно той зоны, функции которой считаются наиболее стабильными, например, по времени сенсорной реакции. Это несовпадение проявлялось в том, что у одного из партнеров при стимуляции носовой зоны формировались (так же как в норме) перцептивные образы, а у другого в тех же условиях вместо перцептивных продуцировались фантомные (что является аномалией). В тех же условиях стимуляции у ДЗ близнецов наблюдалось значительно меньше аномалий и сходство функций внутри ДЗ пар имело место в 75% случаев. Интересно, что эта аномалия свойственна только близнецам и почти не встречается у испытуемых других наших выборок.

Аналогичное несовпадение имело место и при стимуляции второй периферической зоны левого глаза — височной: у одного из партнеров репродуктивная функция была нарушена, тогда как у другого она оставалась сохранной.

Следует отметить, что количество нарушений репродуктивной функции было одинаково большим и у МЗ и У ДЗ близнецов. Только у ДЗ близнецов эти нарушения (или отсутствие нарушений) чаще были свойственны обоим партнерам пары, а у МЗ — только одному из партнеров.

Детальное сопоставление внутрипарного сходства по отдельным показателям не только периферического, но и Центрального бинокулярного зрения показало однотипность тенденций: почти по всем показателям МЗ близнецы не имели преимуществ перед ДЗ близнецами.

В исследовании асимметрии зрения, проведенном с помощью диоптической методики, меньшая конкордантность внутри МЗ пар по сравнению с ДЗ была менее выраженной и проявлялась она чаще в разнонаправленности знака асимметрии. Наиболее часто у МЗ близнецов имело место сочетание левосторонней асимметрии с симметрией. Следовательно, и в условиях гаплоскопического зрения при восприятии семантической информации МЗ близнецы не имели преимуществ перед ДЗ в сходстве латеральной доминантности зрительных функций.

Проба Розенбаха на бификсацию объекта в пространстве также не обнаружила существенных различий между МЗ и ДЗ близнецами: внутрипарное сходство по этому показателю у МЗ близнецов наблюдалось в 31,3% случаев, а у ДЗ близнецов — в 40% случаев.

Короче говоря, все обследованные в наших экспериментах системы бинокулярного зрения в большей или меньшей степени обнаружили несовпадение знаков латеральной асимметрии, нередко даже более выраженное у МЗ близнецов. Этот парадоксальный факт большего внутрипарного сходства в асимметрии функций бинокулярного зрения у ДЗ близнецов по сравнению с МЗ требует проверки и подтверждения, так как он получен на сравнительно небольшой выборке испытуемых. Исходя из этого, выводы, полученные на основе наших фактических данных, могут носить только гипотетический характер. Однако, учитывая однонаправленность всех экспериментальных результатов и некоторые литературные данные, можно сформулировать гипотезу о значении генетического фактора в формировании асимметрии бинокулярных функций, которая сводится к следующему: формирование зрительной асимметрии у близнецов определяется не жестко закрепленным генотипом, а условиями внутриутробного развития (которое, кстати, также может быть связано с наследственностью).

Действительно, почему внутрипарное сходство может быть более выраженным у ДЗ близнецов, чем у МЗ? Ведь с точки зрения генетической теории МЗ близнецы имеют тождественные исходные нейрофизиологические структуры. Они развиваются из одной клетки, оплодотворенной одним сперматозоидом, т. е. имеют идентичную генетическую основу. А ДЗ близнецы с точки зрения этой теории собраны в пары как бы случайно;

ОНИ не ближе друг к другу, чем обычные братья и сестры. ДЗ близнецы развиваются из двух яйцеклеток, оплодотворенных двумя сперматозоидами. И все же сходство латеральной асимметрии обнаруживается не только л даже не столько у генетически однородных МЗ близнецов, сколько у генетически разнородных МЗ близнецов.

Почему это может быть? Естественным ответом на этот вопрос может быть то, что и те и другие близнецы имеют одинаковые условия внутриутробного развития, связанные с многоплодием. Особенности пренатального развития близнецов изучены достаточно хорошо: имеется много сведений об отрицательном влиянии условий пренатального развития на нейрофизиологические и психологические особенности близнецов, более выраженные у МЗ близнецов, чем у ДЗ. По условиям внутриутробного развития и в зависимости от времени деления зиготы различий в латеральной доминантности у МЗ близнецов может быть больше, чем у ДЗ. Косвенным подтверждением этого может быть сочетание сходства и различий в двух парах МЗ близнецов, имеющих одних родителей (пример, приведенный в этой главе). Несмотря на выраженное внутрипарное сходство этих близнецов, по некоторым показателям между ними устанавливается не внутрипарное, а межпарное сходство. Так, при определении ведущего глаза пробой Розенбаха и методикой диоптического просматривания в обоих парах близнецов конкордантность отсутствует. Однако тождество индивидуального профиля асимметрии прослеживается при сравнении пар между собой: один из членов одной пары и один из партнеров другой имеют одинаковые характеристики. Иначе говоря, определенная модель организации бинокулярного зрения у детей одних родителей повторяется дважды у одного близнеца из одной пары и у одного из Другой. Это значит, что латеральная асимметрия имеет генетическую обусловленность, которая может быть выявлена другими методами исследования, и в первую очередь_ генеалогическим.

О больших возможностях генеалогического метода действительно свидетельствуют многочисленные данные изучения генетической обусловленности моторной асимметрии. Так, генеалогическим методом была установлена высокая степень генетической обусловленности леворукости. В частности, известен факт семейного левшества, прослеженный в течение 200 лет.

Итак, результаты исследования МЗ и ДЗ близнецовых пар свидетельствуют о том, что проявление зрительной асимметрии имеет ограниченную генетическую обусловленность. Предполагается, что наследуется лишь предрасположенность к отклонениям от типичной латерализации церебральных функций, которая в каждом конкретном случае может иметь свою индивидуальную форму выражения.

загрузка...