Нарушение взаимодействия между первой и второй сигнальными системами

Нарушение взаимодействия между первой и второй сигнальными системами как начало эпилептического припадка и его эквивалент. Патологические изменения во взаимо­действии между первой и второй сигнальными системами выражаются в болез­ненном преобладании одной из них над другой, в различного рода диссоциа­циях их совместной деятельности. В одних случаях эти диссоциации прини­мают более общую распространенную форму, а в других — более частную, относительно локальную; при этом патологические нарушения во второй сигнальной системе при ряде болезненных состояний проявляются раньше и удерживаются дольше.

Нарушение взаимодействия между сигнальными системами при эпилепти­ческих припадках имеет характер диссоциации их совместной деятельности, проявляющейся прежде всего в системе двигательного анализатора. Пароксизмально возникающие афатические расстройства, предшествующие или со­путствующие развитию двигательной реакции во время эпилептического припадка или наблюдающиеся по окончании припадка, являются наруше­нием объединенной деятельности первой и второй сигнальных систем, которое наступает под влиянием возрастающей силы раздражительного про­цесса. При этом нарушение функциональных взаимоотношений между отдель­ными звеньями двигательного анализатора в сочетании с наибольшей патоло­гической активностью некоторых из них, степенью вовлечения системы двига­тельного анализатора в патологический процесс определяет характер развития патологической двигательной реакции. Возникающие в данных условиях рас­стройства речи могут быть различной глубины. Они представляются прежде всего как нарушения кинестетической или двигательной функции речи.

При эпилептических припадках различного происхождения могут быть затруднения речи, нарушения ее артикуляции, парафазии и персеверации, «спотыкания» и расстройства произношения слов, напоминающие дизартрию, развитие анартрии. При этом речевые нарушения особенно часто выявляются у больных с травмой мозга, у которых имели место речевые дефекты, обусловленные травмой.

Речевые расстройства, наблюдающиеся перед судорожными припадками и после них, отличаются большой динамичностью. Они могут носить характер быстрого, почти молниеносного перехода от небольших нарушений речи или трудностей при подыскании нужных названий и припоминания нужных слов к тяжелым расстройствам речи. В связи с такой динамичностью этого про­цесса первые признаки нередко стушевываются, бывают малоуловимыми, и у таких больных почти сразу появляется картина глубокого речевого рас­стройства, к которому тут же присоединяются обычно тяжелые судорожные явления. У некоторых больных происходит замедленное нарастание симптомов речевого расстройства. У одного и того же больного могут быть приступы нарушения речи, протекающие без судорожных явлений, а также заканчиваю­щиеся тяжелыми судорогами. Часто речевые расстройства, особенно перед тяжелыми судорожными припадками, неизменно повторяются в той же самой форме.

Исходя из общей оценки приступообразно возникающих речевых рас­стройств, можно говорить о различной степени дезинтеграции речи. Особен­ности возникновения нарушений речи, их изменчивость, кратковременность и т. д. лишают возможности детального их изучения. Совершенно не пред ставляется возможным судить о каких-либо конкретных афатических «синдромах».

Эти нарушения могут проявляться не только распадом экспрессивной речи, но и сопровождаться нарушением понимания речи. Иногда это прини­мает форму полной блокады моторной речи с нарушением и ее рецепторной стороны.

На фоне речевых расстройств особенно отчетливо вырисовываются нару­шения по типу распада артикуляторных процессов. Они сочетаются с возмож­ностью сохранения отдельных изолированных персевераций в виде артикуля­ции какого-нибудь слова или звука. При этом может быть затруднение, если не грубое нарушение, в понимании речи. Нарушения речи могут сопровождаться различными психосенсорными явлениями. Иногда одновременно возникают слуховые явления галлюцинаторного характера, различные чувствительные, вегетативные и другие явления.

Развитие судорожных явлений иногда может свидетельствовать о довольно ограниченном первоначальном фокусе патологического возбуждения. Это может выразиться в ограниченной клонической судороге лицевой или жева­тельной мускулатуры с последующим присоединением судорог в правых конечностях, причем иногда с замедленным проявлением судорожной реак­ции. Речевые нарушения могут сопровождаться более быстро развиваю­щейся судорожной реакцией с включением механизма адверсивного дви­жения.

Нарушение речи перед эпилептическим припадком и во время припадка может иметь место при ранении левого полушария в лобной, лобно-височной, лобно-теменной, височно-затылочной области, а также (гораздо реже) при ранении лобной области справа у левши.

Разнообразное проявление приступообразных речевых расстройств опре­деляется характером нейродинамических нарушений. Степень выраженности этих нарушений, развивающихся в сторону усиления тормозных явлений, в соответствии с их локализацией имеет основное значение в отношении харак­тера и глубины наблюдающихся расстройств функции речи.

Психосенсорные проявления в составе эпилептических при­падков различного генеза известны давно.

Ромберг наблюдал приступы головокружения, сопровождающиеся нарушением равновесия, зрительной слуховой гиперестезией, болезнеными ощущениями в голове, тош­нотой, рвотой, тоскливым чувством, холодным потом, дрожанием мышц полным, медленным или малым пульсом, краснотой или бледностью лица. У некоторых больных эти симптомы дополнялись различными нарушениями в восприятии отдельных частей тела.

Гризингер отмечал аномалии «общего чувства», которые ограничивались отдель­ными частями тела. Больному казалось, что у него нет какой-нибудь конечности или что она не находится более в связи с организмом. Увеличение или уменьшение отдельных частей тела рассматривалось как проявление частичного головокружения.

Разнообразные приступообразно возникающие состояния, протекающие с нарушением «схемы тела», нарушением зрительных, слуховых восприятий, возникновением зрительно-вестибулярных расстройств, расстройств воспри­ятия пространства и времени, явлениями деперсонализации и дереализации, хорошо известны при эпилепсии, причем указанные симптомы наблюдались и в случае эпилептических припадков травматического происхождения.

Психосенсорные нарушения могут быть в виде кратковременных и даже мимолетных ощущений, локализованных в той или иной конечности или части ее, или в виде более продолжительных и многосимптомых состояний. По своему характеру они напоминают те клинические симптомокомплексы, которые известны как расстройства представлений о схеме собственно­го тела.

Расстройства восприятия частей собственного тела, наблюдающиеся в связи с эпилептическими припадками, отличаются определенным своеобразием. Это вытекает из внезапности и кратковременности их проявления, иногда нечеткости, стушеванности и прямой связи с судорожными симптомами. У некоторых больных эти явления составляют начало припадка и протекают при еще сохранившемся сознании; у других они отмечаются на фоне изменен­ного сознания или входят в картину сноподобного состояния, протекающего по типу иллюзионных или галлюцинаторных припадков.

Расстройства восприятия частей собственного тела могут иногда выражать­ся в ощущениях кажущихся движений какой либо части конечности. Подоб­ному ощущению может предшествовать локально возникающее онемение. Сложные ощущения своеобразных движений носят значительную болевою окраску и испытываются больным на фоне клонических или чаще тонических судорог. При частичном припадке, когда может не быть судорожной реакции, ощущения кажущихся движений сочетаются с тоническим напряжением отдель­ных мышц.

Иногда нарушения восприятия частей собственного тела проявляются в чувстве отсутствия конечности. Они возникают на фоне приступообразных локальных чувствительных нарушений, которые могут носить характер боле­вых явлений, иногда напоминающих ощущения от раздражения электрическим током. Отмеченные расстройства восприятия, более или менее распространен­ные, могут составлять основные симптомы припадка. Судороги в этом случае могут быть кратковременными или отсутствовать, но если имеются, то вна­чале локализуются в какой-нибудь конечности или части ее, а затем быстро переходят в общий припадок.

Нарушения восприятия частей собственного тела могут сочетаться с вестибулярными, зрительными и чувствительными явлениями. Вестибулярные явления могут протекать в виде головокружений, на фоне которых могут возникать иллюзии, выражающиеся в своеобразных ощущениях легкости, невесомости собственного тела. Могут иметь место нарушения внешней про­странственной ориентации, ощущения увеличения конечностей, размеров всего тела. Эти расстройства часто возникают в сочетании с пространственно- зрительными нарушениями, иногда яркими зрительными и слуховыми галлю­цинациями, протекающими на фоне измененного сознания.

Зрительно — пространственные расстройства могут выражаться в затем­нении поля зрения и «расплывании» фигур и образов, искажении контуров, увеличении, уменьшении или умножении воспринимаемых предметов. Они сопровождаются ощущением движения предметов, от легких колебаний до усиленного движения. Иногда отчетливые галлюцинаторные образы с усиле­нием темпа движения или искажением их выступают на фоне значительно измененного сознания.

Независимо от условий, при которых наблюдаются отмеченные выше расстройства, основная роль в механизме их возникновения принадлежит нарушению рецепции, анализа и синтеза раздражений, приходящих в мозго­вую кору. Наряду с этим можно предположить, что изменения в функциональ­ных взаимоотношениях между различными анализаторами могут явиться причиной возникновения особенно сложных психосенсорных проявлений. Эти расстройства выступают как результат нейродинамических нарушений в сторону усиления тормозных явлений. Усиление и иррадиа­ция тормозного процесса в коре мозга могут носить характер фазовых состо­яний. При этом важное значение имеет то обстоятельство, что фазовые явле­ния, будучи преимущественно сосредоточенными в определенных областях коры мозга, обусловливают те или иные расстройства пространственного восприятия. Сочетание торможения, охватывающего одни области мозга, и возбуждения, концентрирующегося в других областях, выражается в присое­динении симптомов раздражения. Концентрация и иррадиация возбудитель­ного процесса имеют своим следствием появление судорожной реакции.

Adblock
detector