Менинго-энцефалиты как инфекционные осложнения черепно-мозговой травмы

Для арахноэнцефалитов характерно повышение количества лейкоцитов в спинномозговой жидкости при нормальном или не­сколько повышенном количестве белка, периодическое повышение темпера­туры до субфебрильных цифр, а также склонность к рецидивированию, особенно после переохлаждения или гриппозной инфекции.

При типичных формах инфекционных менинго-энцефалитов с сочетанием оболочечных, общемозговых и очаговых симптомов диагностика обычно не представляет затруднений. В некоторых случаях тяжелых субарахноидальных кровоизлияний, особенно при наличии контузионных очагов геморраги­ческого размягчения мозговой ткани, представляет большие трудности отли­чить асептические формы менинго-энцефалитов от инфекционных. В подобных случаях показано энергичное противовоспалительное лечение, которое при асептических формах надо рассматривать как профилактику инфекционных осложнений. Однократное исследование ликвора нередко не дает возмож­ности отличить асептическую форму менинго-эниифалита от инфекционной, однако анализ изменений ликвора в динамике позволяет распознать истин­ную природу заболевания. Даже при инфекционных формах менинго-энце­фалита эндолюмбальное введение антибиотиков не показано. Показания для этого серьезного лечебного мероприятия возникают только при тяжелых формах инфекционного менингита. Интракаротидное введение пенициллина по Н. Н. Бурденко следует рассматривать как эффективное мероприятие при инфекционных менинго-энцефалитах.

Интракаротидное введение лекарственных препаратов (сульфаниламидов и пеницил­лина) как один из методов лечения гнойных осложнений мозга было предложено Н. Н. Бур­денко в 1942 г. и с успехом применялось многими авторами. Н. Н. Бурденко, предлагая свой метод, базировался на том, что интракаротидное введение лекарственных препаратов дает возможность атаковать бактерии в глубине очага. При артериальном методе введения можно направить антибиотик в очаги инфекции. При этом имеет значение то обстоя­тельство, что капилляры вместе с артериолами и венулами являются местом наибольшего сопротивления в сосудистой системе. Резкое уменьшение скорости кровотока и падение артериального давления в них создают условия для проникновения антибиотика из кровяного русла к очагам инфекции; антибиотик можно вводить быстро и в достаточной концентрации, а это важно при развитии инфекционного процесса.

Мы вводим интракаротидно 100 000 ЕД пенициллина в 10 — 20 мл физи­ологического раствора ежедневно или через день; общее количество инъек­ций — 10—15. Одновременно проводится внутримышечное введение или прием внутрь различных антибиотиков, а в случае развития бурного менингита — эндолюмбальное введение пенициллина или стрептомицина.

Основными причинами развития грыжевидных выпячиваний мозга (про­лапсов) в область костного дефекта являются: инфицирование мозговой ткани в связи с развитием ограниченного энцефалита; наличие инородных тел в мозгу, абсцессы мозга; нарушения кровообращения в пролапсе вследствие его ущемления в дефекте твердой мозговой оболочки и костном окне; нару­шения ликвооробращения и кровообращения в мозгу с развитием общего отека мозга и расширением желудочков.

Профилактика и лечение пролапсов мозга сводятся к профилактике инфек­ционных осложнений, своевременности и радикальности обработки костной и мозговой раны, стремлению к наложению глухого шва и усоренкию эпителизации раны, введению в организм антибиотиков и сульфаниламидных препа­ратов, дегидратации, иногда повторным спинномозговым пункциям. Даже при наличии больших дефектов кости раннее заживление кожной раны обычно препятствует образованию больших пролапсов. Удаление пролапса, как пра­вило, дает лишь временный эффект, после чего появляются симптомы распро­странения инфекционного энцефалита с увеличением пролапса. Попытки закрытия пролапса спустя ряд дней или недель после травмы с помощью кожной пластики обычно безуспешны.

Инфекционные осложнения в области мозгового рубца в поздних стадиях черепно-мозговой травмы (открытой или огнестрельной) сопровождаются волнообразным усилением симптомов, которое может перейти в бурную фазу нарастания симптомов,» характеризующих распространение менинго-энцефалитического процесса. Одним из симптомов активизации локального инфекцион­ного процесса является позднее возникновение или же учащение и утяжеление эпилептических припадков. При этом следует отличать отграниченный менинго-энцефалитический или абсцедируюший процесс от распространяющегося процесса, при котором возникает угроза развития перивентрикулярного энце­фалита и прорыва инфекции в полость желудочков или субарахноидальное пространство. Распространение нагноительного процесса в ткани мозга может проявляться гнездными симптомами и оболочечной реакцией. До определен­ного периода температура бывает нормальной или субфебрильной, картина крови нередко почти не указывает на развитие воспалительного процесса, пока, наконец, не проявится клиника инфекционного менингита с тяжелым общим состоянием. Однако в большинстве случаев тщательное наблюдение за динамикой заболевания позволяет правильно распознать приближаю­щуюся опасность бурного распространения инфекции и принять меры к пре­дотвращению этого. Чрезвычайно важно повторное исследование спинно­мозговой жидкости, ибо нарастание цитоза говорит об обострении инфекции с вовлечением в процесс оболочек мозга.