Симптомы опухоли головного мозга — рвота

Рвота принадлежит к числу весьма частых симптомов опухолей головного мозга, но встречается все же реже, чем головная боль и застойные соски.

По сводным данным Якоби, охватывающим 568 наблюдений, рвота наблюдалась у 33% больных с опухолями мозга; эта цифра, несомненно, занижена. Л. М. Пуссеп на основании личных 182 наблюдений установил, что рвота наблюдалась у 90,1% больных. Эту цифру следует считать преувеличенной, так как автор к типичной рвоте присоединил также тошноту. И. Я. Раздольский из 800 наблюдавшихся им больных рвоту нашел у 68% больных.

Для рвоты при опухолях головного мозга характерна легкость и неожиданность возникновения рвотного акта; наступлению рвоты обычно не предшествуют ни отрыжка, ни боли в животе, которые бывают при заболеваниях желудочно-кишечного тракта.

В большинстве случаев рвота протекает без чувства тошноты или последняя появляется незадолго до наступления рвоты и обычно бывает выражена слабо. При обследовании органов брюшной полости не обнаруживается ничего ненормального. Аппетит обычно остается удовлетворительным. В тяжелых и затяжных случаях мозговой рвоты к рвотным массам может примешиваться желчь, в отдельных случаях — кровь.

Весьма типично для мозговой рвоты возникновение ее по утрам, натощак. Брунс называет ее поэтому утренней рвотой. К приемам пищи рвота при опухолях мозга обычно не имеет прямого отношения.

Одним из наиболее постоянных условий, способствующих наступлению рвоты, является перемена положения тела. Обычно в этих случаях рвота наступает одновременно с приступом головокружения. Из опасения наступления рвоты больные стремятся как можно реже изменять положение, а при необходимости делают это медленно и осторожно.

Большей частью рвотный акт наступает на высоте приступа головной боли. Приступ головной боли как бы разрешается рвотой. Больные иногда подмечают эту связь и некоторые из них для облегчения головной боли прибегают к искусственному вызыванию акта рвоты. Но рвота при опухолях мозга может возникать и вне приступов головной боли. Частота рвоты у различных больных с опухолями мозга может подвергаться значительным колебаниям. У одних больных на протяжении всего заболевания может наблюдаться два-три приступа рвоты; у других она бывает почти ежедневной и повторяется по нескольку раз в течение одного и того же дня. Нередко после периода ежедневной рвоты она может на долгое время прекратиться.

В клинической картине опухолей мозга рвота появляется обычно при наличии у больного головной боли, возникшей на почве повышенного внутричерепного давления. Изолированная рвота, без головной боли, наблюдается при локализации опухоли в пределах продолговатого мозга, дна и полости IV желудочка, а также нередко мозжечка. Особенно часто рвота, как изолированный симптом, отмечается у детей.

Согласно современным представлениям, рвотный акт — рефлекс, осуществляемый центром блуждающего нерва, заложенным в дистальных отделах продолговатого мозга. Экспериментально доказана возможность возникновения рвотного акта под влиянием раздражения как самого ядра блуждающего нерва, так и его чувствительных и двигательных волокон. Но возникновение рвоты под влиянием психических и эмоциональных переживаний, возможность вызвать рвоту путем внушения показывают, что и импульсы, притекающие к рвотному центру от коры и зрительного бугра, могут привести к рвотному акту. При опухолях мозга ослабление тормозящего влияния коры на подкорковые вегетативные центры, включая и рвотный, может привести к повышению возбудимости последнего. Тесная зависимость рвоты от корковых влияний доказана возможностью выработки условного рвотного рефлекса.

Опыт показывает, что при супратенториальных опухолях рвота возникает обычно только после повышения внутричерепного давления. Поэтому полагают, что при супратенториальных опухолях рвота представляет собой типичный общий симптом.

При значительном повышении внутричерепного давления, приводящем к застойным явлениям в лабиринте, рвота может возникать рефлекторным путем за счет импульсов, идущих от лабиринта к рвотному центру в продолговатом мозгу. Доказательством существования этого механизма рвотного акта может служить рвота, возникающая при экспериментальном раздражении лабиринта. Однако при супратенториальных опухолях нельзя исключить возможность коркового происхождения рвоты вследствие непосредственного раздражения опухолью заложенных в коре клеточных скоплений и путей, имеющих отношение к рвотному акту.

Для рвоты, связанной с застоем в лабиринтах, типично сильное головокружение, предшествующее рвоте или возникающее одновременно с ней.

Механизм возникновения рвоты при субтенториальных опухолях двоякий. Наряду с косвенным раздражением рвотного центра в связи с повышением внутричерепного давления, при опухолях задней черепной ямки имеются условия и для прямого раздражения этого центра опухолью. Последнее в первую очередь наблюдается при опухолях продолговатого мозга, дна и полости IV желудочка. Именно в этих случаях рвота может наступать в качестве изолированного симптома опухоли и предшествовать появлению других признаков опухолевого заболевания. Опухоли мозжечка, увеличивая объем последнего, также могут оказывать непосредственное воздействие (путем давления) на центр блуждающего нерва. Однако при опухолях задней черепной ямки рвота обычно является результатом совокупного действия обоих этих механизмов с большим или меньшим преобладанием одного из них.

Для возникновения рвоты при опухолях мозга, по-видимому, существенное значение имеет степень индивидуальной раздражимости рвотного центра. Так, нередко приходится видеть больных с одной и той же локализацией, природой и размерами опухоли, из которых у одних рвота была упорной и весьма мучительной, у других — редкой и кратковременной. Вероятность такого предположения может найти свое подтверждение в различной индивидуальной предрасположенности к морской болезни, рвотному действию алкоголя и к экспериментальным раздражениям лабиринта.

Сочетание у больного рвоты с головной болью всегда должно вызывать мысль об опухоли головного мозга. Упорная утренняя изолированная рвота, особенно у детей, которая не может быть объяснена заболеванием желудочно-кишечного тракта, должна вызывать подозрение не только на опухоль мозга, но и на локализацию ее в области дна и полости IV желудочка или в мозжечке. Опасность ошибочного принятия мозговой рвоты за желудочно-кишечную особенно велика в тех случаях, когда рвотные массы содержат примесь крови или одновременно с ними наблюдаются боли в животе. Такие больные нередко длительно лечатся от предполагаемых катара желудка, язвы желудка, язвы двенадцатиперстной кишки, хронического аппендицита. Из литературы известно, что производились даже оперативные вмешательства на этих органах по поводу предполагавшихся, но в действительности не существовавших заболеваний внутренних органов.

Из вышеизложенного также следует, что чем раньше в клинической картине опухоли головного мозга появляется рвота и чем она упорнее и постояннее, тем при прочих равных условиях больше оснований к локализации опухоли в пределах задней черепной ямки.

В дифференциально-диагностическом отношении заслуживают внимания меньеровский синдром, мигрень и уремия. Уремическая рвота также может возникать остро и сочетаться с головными болями. Но при ней обычно наблюдаются явления со стороны желудочно-кишечного тракта, отвращение к еде, специфический запах ацетона изо рта, узкие зрачки, помимо того, в моче имеются соответствующие изменения, а в крови — азотемия. Меньеровский синдром начинается более бурно, приступу головокружений и рвоте предшествует обычно шум в ушах, а после приступа наблюдается временное или стойкое ослабление слуха. При мигрени боли обычно сосредоточены в какой-либо половине головы.