Рентгенологические изменения в опухоли височной доли

Местные изменения костей черепа обнаруживаются главным образом при арахноид-эндотелиомах, расположенных под височной долей в средней черепной ямке. Наблюдаются деструкции пирамиды, костей дна средней черепной ямки, расширение овального отверстия до полной его деструкции. Характерной чертой этих деструкций являются гладкие контуры краев, отсутствие разволокненности. Конвекситальные арахноидэндотелиомы вызывают истончение чешуи височной кости вплоть до полной ее деструкции с выходом иногда опухоли под височную мышцу.

При опухолях корешка V нерва и гассерова узла наблюдается главным образом деструкция вершины пирамиды.

Общие изменения в костях черепа, связанные с повышением внутричерепного давления, характеризуются в основном вторичными изменениями турецкого седла. Учитывая близкое расположение опухоли к турецкому седлу, могут быть изменения формы турецкого седла баллоновидного характера и подрытость переднего клиновидного отростка на стороне опухоли. Близость опухоли к III желудочку, вызывая внутреннюю водянку вследствие сдавления III желудочка и сильвиева водопровода, может дать изменения в костях свода по гидроцефальному типу, а именно: пальцевые вдавления, расхождение швов, отклонение спинки турецкого седла кпереди по типу высокой окклюзии.

При обызвествлениях шишковидной железы возможно смещение ее в сторону, противоположную опухоли; последнее обстоятельство имеет большое диагностическое значение, особенно при бессимптомно текущей опухоли.

При пневмографии выявляется сдавление или полное отсутствие нижнего рога, смещение всей желудочковой системы в противоположную от опухоли сторону, причем III желудочек принимает дугообразную форму, а тело бокового желудочка поддавливается снизу. При ангиографии артерии сильвиевой группы приподнимаются кверху.

Примером опухоли височной доли может служить следующее наблюдение.

Больной С-в, 43 лет, находился в Институте нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко с 22 октября по 4 ноября 2003 г.

Поступил в институт в тяжелом состоянии с жалобами на постоянно чередующиеся головные боли, нарушение памяти, головокружения. Со стороны внутренних органов патологии обнаружено не было. Кровяное давление 120/80 мм. На дне глаз резкие застойные соски с кровоизлияниями при остроте зрения справа 0,3 и слева 0,1. Концентрическое сужение поля зрения. Ограничение взора вверх. Понижение обоняния с обеих сторон, но запахи узнает. Спонтанный горизонтальный нистагм влево и нарушение механизма рефлекторного нистагма в виде гиперрефлексии и тоничности.

Со стороны черепных нервов, двигательной и чувствительной сферы, а также координации нарушений не было. Сухожильные рефлексы живые, равномерные; патологические не вызывались. При спинальной пункции давление 140 мм водяного столба. В спинномозговой жидкости белка 0,52%, цитоз 18/3. Дегенеративная кривая Ланге. Проводилось исследование речи, чтения, письма и счета (исследование осуществлялось при более или менее удовлетворительном состоянии больного, после дегидратации). Больной был в сознании. Ориентировался в месте и времени. Эмоционально лабилен, переживал все свои дефекты, беспокоился о семье. В речи ясно выступали амнестические западения. Больному трудно было подыскивать нужные слова. Речь становилась невнятной, неплавной, иногда было трудно понять, что больной хочет сказать. Моторика речи была сохранена полностью, встречались фонематические замены и парафазии. На первый план выступала амнестическая афазия; из предъявляемых ему предметов некоторые называл, а некоторые нет, но назначение их знал. Картинки не узнавал совсем, подсказывание не помогало. Иногда наступало отчуждение смысла слов. Был ясно нарушен фонематический слух. Эти нарушения колебались. Сначала делал ошибки, а потом исправлял. При утомлении дефекты фонематического слуха быстро нарастали, начинались персеверации. Быстро наступало отчуждение смысла слов (при пробе «глаз—ухо—нос»). Отчуждение смысла слов выявлялось и при предъявлении легких, часто употребляемых слов. Хорошо повторял серии слов и цифры до 5, а 6 — 7 слов повторить уже не мог. При повторении отдельных слов наступали фонематические замены. Фразы повторять не мог: появлялись парафазии, застревал на одном слове, забывал фразу. Ритмы воспроизводил хорошо, но оценивал сложные ритмы неправильно. Чтение: больной знал буквы почти все, некоторые слова читал, но быстро утомлялся, переставал правильно читать и произносил слова, совсем непохожие. Под диктовку совсем не мог писать, получались многократные повторения одного штриха (по типу двигательных персевераций). Списывал гораздо легче, но оставались персеверативные элементы. Большинство цифр знал, правильно их прочитывал. Писал цифры достаточно хорошо. Прочесть числа не мог. Сложение и вычитание однозначных было возможно, многозначные числа сложить не мог, не понимал, что надо сделать. Кроме этих, в основном сенсорно-афатических нарушений, были также нарушения и пространственного анализа, было грубо нарушено представление о правом и левом. Путал свои руки и руки врача, не мог разложить предметы один справа и другой слева от другого и т. д.

Все эти данные позволили предположить опухоль в левой височной области, переходящей также на затылочную и теменную, т. е. в глубине на стыке этих трех долей. Учитывая быстрое развитие заболевания и тяжелое состояние больного, предпологалась либо мультиформная спонгиобластома, либо метастаз рака. Со стороны легких при рентгенологическом исследовании имелась тень, подозрительная на очаговое образование. При рентгенологическом исследовании черепа было отмечено смещение шишковидной железы вправо.

На 15-й день после поступления больной вечером внезапно потерял сознание, появилось расстройство дыхания, цианоз, аритмия пульса. Дегидратация, а также искусственное дыхание не помогли. Кровяное давление поднялось до 160 мм. Срочно была сделана декомпрессивная трепанация в левой теменно-височно-затылочной области. Состояние больного немного улучшилось, но не надолго, и ночью больной скончался.

На вскрытии альвеолярный рак в верхней доле правого легкого с метастазом в головной мозг с локализацией опухолевого узла в левой височной доле в области второй ее извилины. Расстройство мозгового кровообращения: множественные кровоизлияния в стволе мозга.

На этом примере видно, как с помощью детального структурного анализа имеющихся речевых и гностических функций у больного была правильно установлена топическая диагностика, а также характер опухоли. Основная симптоматика была характерна для поражений левой височной доли. Симптомы со стороны близлежащих теменной и затылочной областей, а также резко выраженную гипертензию, несмотря на небольшие размеры опухоли, можно было объяснить значительной токсичностью опухоли.

загрузка...