Рентгенологические данные опухолей затылочных долей

Вторичные изменения в костях черепа при опухолях затылочных долей сводятся к тем же изменениям костей основания черепа, которые наблюдаются и при других локализациях опухолей. Также бывает изменено турецкое седло по вторичному типу. Может быть, несколько больше, чем при других локализациях, страдают пирамиды височных костей и несколько больше обычного бывают расширены внутренние слуховые проходы. Учитывая то обстоятельство, что опухоли затылочных долей, сдавливая четверохолмие и сильвиев водопровод, могут давать окклюзионную гидроцефалию, иногда в костях черепа обнаруживают вторичные изменения, характерные для гидроцефалии (пальцевые вдавления и изменения конфигурации спинки турецкого седла с выпрямлением ее). Так как гидроцефальные изменения в костях черепа часто сочетаются с заднечерепными симптомами, то иногда ошибочно диагностируется опухоль задней черепной ямки.

Затылочные арахноидэндотелиомы дают также гиперостозы в затылочных костях и отпечатки направляющихся к ним оболочечных сосудов. При этом особенно гипертрофируется задняя ветвь. средней оболочечной артерии. Резко бывают выражены отпечатки вен, отводящих кровь от опухоли. При этих опухолях ангиография может дать очень яркую картину.

Типичными бывают изменения конфигурации желудочковой системы при опухолях затылочных долей на пневмограммах. Обрезанность заднего рога и сдавление его сзади характеризуют опухоль затылочной доли. При этом часто бывает расширен противоположный желудочек.

Больной П-н, 44 лет, находился в Институте нейрохирургии с 19 января по 4 февраля 2003 г.

Поступил с жалобами на головные боли, особенно в затылочной области. В 2001 г. появились кратковременные состояния, когда не мог говорить и одновременно ощущал какую-то тяжесть в голове. Через несколько месяцев появились приступообразные головные боли, которые вскоре стали сопровождаться рвотой. Понизилась память. Стали появляться периодически в поле зрения круглые темные пятна, больше слева, иногда ощущал какую-то «рябь» в наружном поле зрения левого глаза. Обнаружены застойные соски на глазном дне. Больной был направлен в институт.

При поступлении на глазном дне справа отек сосков зрительных нервов, слева застойный сосок с кровоизлиянием. Острота зрения справа 1,0, слева 0,9. Правосторонняя верхнеквадрантная гемианопсия. Движения глазных яблок в полном объеме. Легкое понижение чувствительности на левой половине лица и снижение левого корнеального рефлекса. Обоняние сохранено. Небольшое нарушение бинаурального слуха слева. Нарушение рефлекторного нистагма в виде гиперрефлексии и тоничности. Легкое понижение поверхностной чувствительности на туловище и конечностях справа. Сухожильные рефлексы выше справа. Намек на симптом Бабинского справа. Хорошо сохранено большинство пространственных восприятий, однако перечеркнутые фигуры узнает не сразу, особенно усложненные. Не мог нарисовать крестик под кружком, нарисовал его в кружке. Грубо дезориентирован в географической карте. Писать может хорошо; знает все буквы и цифры, правильно пишет большие числа. Сохранено представление о разрядности числа и все процессы счисления. Никаких речевых затруднений. Иногда выявлялись легкие амнестические западения: не знал, как назывались некоторые предметы. Нет никаких нарушений слухо-речевого анализа, а также динамического праксиса.

Электроэнцефалография: альфа-ритм лучше сохранен в правом полушарии, чем в левом. В правой затылочной области альфа-ритм выражен с нормальной депрессией на свет. По всем областям левого полушария регистрируются дельта-волны, больше выраженные в височно-переднем отделе. При базальных отведениях патологические волны преобладают в левой половине основания. При базально-радиальных отведениях, а также при обычных биполярных записях очаг патологической активности в левой височно-переднетеменной области, скорее всего внутримозговой.

На рентгенограммах черепа отклонений от нормы не было. Спинальное давление 290 мм водяного столба. В спинномозговой жидкости белка 0,29%, цитоз 15/3.

Все эти данные позволили диагностировать опухоль в полюсе левой затылочной доли, скорее внутримозговую.

При пункции левого заднего рога получена кистозная жидкость янтарного цвета, что подтвердило наличие кистозной опухоли в этой области.

2 февраля 2003 г. произведена операция. При пункции в нижних отделах левой затылочной области на глубине 4 — 5 см получена кистозная жидкость. В области основания левой затылочной доли выявлена большая внутримозговая опухоль, содержащая большое количество кист с большим количеством крупных сосудов.

Опухоль удалена почти целиком, за исключением небольшого участка, состоящего из клубка сосудов. Гистологический диагноз — дедифференцирующаяся астроцитома.

В следующем наблюдении показано, как с помощью условнорефлекторной методики выявляется нарушение зрительного анализа, характерное для поражения затылочных долей, и что при правосторонней локализации опухоли могут быть достаточно ярко выражены нарушения пространственного анализа и синтеза.

Больной Т-в, 53 лет, находился в Институте нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко с 12 января по 31 марта 2004 г. Поступил с жалобами на головную боль и понижение зрения.

В августе 2003 г. появилась головная боль и понижение зрения. В это же время родные стали отмечать неправильности в поведении больного. Стал плохо ориентироваться в пространстве, не мог найти свой дом, при ходьбе его тянуло вправо настолько, что он сходил с дороги и шел через чужие дворы, продолжая идти все вправо. Дома надевал рубашку задом наперед, путал сапоги, не знал, какой надеть на правую и какой на левую ногу. Не мог правильно считать. В конце 2003 г. головная боль усилилась. Бывала рвота. Иногда появлялись обонятельные галлюцинации, слышал запах горелой шерсти.

В институте со стороны внутренних органов можно было отметить приглушение тонов сердца; кровяное давление 110/60 — 120/70 мм. На дне глаз резкие застойные соски с кровоизлияниями. Острота зрения справа 0,6, слева 1,0. Левосторонняя гемианопсия, парез взора вверх, парез обоих отводящих нервов. Обоняние сохранено, понижение слуха справа ушного происхождения. Нарушение механизма рефлекторного нистагма в виде диссоциации, асимметрии и гипертензии. При оскале зубов отстает левый угол рта. Небольшое диффузное снижение силы в левых конечностях. Нарушение всех видов эпикритической чувствительности в левых конечностях, больше в ноге, при сохранности всех видов поверхностной чувствительности. Сухожильные и периостальные рефлексы преобладают слева, ходит несколько расставляя ноги. В позе Ромберга пошатывается. Больной контактен, несколько эйфоричен, слабодушен. В окружающем ориентируется, все инструкции выполняет правильно. Сознание болезни есть, но оценка тяжести своего состояния недостаточна. У больного отчетливо нарушен анализ пространственных отношений, нарушен праксис левой руки. При выполнении различных проб по подражанию левой и особенно правой рукой выявляются яркие синкинезии. Выполнение проб на бимануальную реципрокную координацию невозможно из-за инертности левой руки. Больной замедленно, с трудом узнает многие предметные изображения, некоторые не узнает совсем. Ряд из них путает по оптическому сходству с другими предметами. Например, чемодан воспринимает как утюг, настольную лампу — как гриб. При узнавании перечеркнутых изображений нередко сбивается на фоновые линии. Все эти дефекты выступают на фоне выраженной общей замедленности психических процессов и дефектов концентрации внимания на предлагаемую деятельность.

Спинальное давление 300 мм, белка 0,23.

Рентгенологически со стороны черепа отклонений нет.

Данные электроэнцефалографии указывали на резкое общее снижение фунционального состояния коры больших полушарий.

Больной был исследован при помощи методики условных двигательных реакций до операции и несколько раз повторно после операции. Еще до операции было обнаружено, что световое раздражение сопровождается у него возникновением интенсивно выраженных патологических последовательных образов. В послеоперационном периоде можно было видеть определенную динамику в характере проявления этих последовательных образов, однако само по себе это явление сохранялось.

При выработке у больного условной положительной связи на тусклый белый свет (больной его называет темно-желтым) двигательная реакция временами проявлялась дважды, причем в ответ на предложенные вопросы больной разъяснил, что нажимал грушу не только «после темно-желтого», но и еще «после сероватого цвета».

Иначе говоря, не только сам конкретный световой раздражитель, но и патологический последовательный образ становился для больного сигналом условной двигательной реакции. Контрольное исследование, в котором больному предлагалось называть все, что он увидит (в окошечке сигнализатора), показало, что патологический последовательный образ возникает у него, иногда волнообразно повторяясь, и имеет одинаковую окраску при подаче различных по цвету и яркости световых раздражителей (например, синий свет и белый свет различной интенсивности).

Таким образом, при общем резком снижении тонуса коры и тенденции к развитию у больного тормозных состояний на первый план выступали грубые дефекты зрительного анализа, резкая инертность следовых процессов в сфере зрительного анализатора. В сфере слухового анализатора подобных дефектов не обнаружено.

На основании всех клинических данных была диагностирована внутримозговая опухоль правой затылочно-теменной области со значительным воздействием на мозговой ствол.

1 февраля 2004 г. произведена операция — удалена опухоль, располагавшаяся в базальных отделах затылочной доли и прилегавшая к мозжечковому намету.
 
Опухоль была плотно спаяна с твердой мозговой оболочкой в области поперечного синуса. Опухолевая ткань занимала почти весь полюс затылочной доли. Передние отделы опухоли достигали области стыка височно-теменной доли. Размер опухоли 6x5x4 см. По частям удалена полностью передняя часть опухоли. Задняя часть опухоли, прилегающая к мозжечковому намету и сращенная с поперечным синусом, удалена лишь частично. Полное удаление опухоли было невозможно из-за падения кровяного давления.

Гистологически опухоль оказалась олигодендроглиобластомой. Послеоперационное течение гладкое.

Через неделю застойные соски уменьшились и исчезла левосторонняя гемианопсия. В последующем быстро восстановилась чувствительность. Парезов в конечностях нет.

Произведенное больному через месяц исследование условных рефлексов по речедвигательной методике показало, что при общем достаточно высоком тонусе коры у больного отмечаются патологические проявления в виде резких последовательных образов. Однако грубых дефектов зрительного анализа, подобно тому, что было до операции, не обнаружено. Выявлены негрубые дефекты слухового анализа, свидетельствующие о снижении подвижности корковых процессов в сфере слухового анализатора. Синтетические функции коры несколько ослаблены.

Произведенная больному в тот же период электроэнцефалография указала на нерезко выраженную разлитую ирритацию по всей поверхности больших полушарий с преобладанием в правой теменной области. При сравнении с данными дооперационного исследования отмечается значительное увеличение быстрых колебаний, появление периодов альфа-ритма в правой теменной области и исчезновение медленных патологических колебаний из правой затылочной области.

Дальнейшее наблюдение за больным показало полное исчезновение застоя на глазном дне, а также исчезновение всей неврологической симптоматики.

загрузка...