Рентгенологическая картина опухолей центральных извилин

Изменения в черепе при этой локализации опухоли зависят в основном от характера опухоли и длительности ее развития. При быстро развивающихся незрелых или метастатических опухолях может не быть никаких изменений со стороны черепа. При медленно растущих опухолях, особенно арахноидэндотелиомах и астроцитомах, изменения в костях черепа могут быть очень резко выражены. Так как эти опухоли могут расти очень длительное время, то в костях черепа постепенно развиваются вторичные изменения, которые характеризуются в основном изменениями в костях основания черепа. Постепенно разрушается турецкое седло, появляются изменения вершин пирамид. На месте расположения опухоли наблюдаются гиперостозы, игольчатое строение костей, выраженные борозды сосудов, питающих опухоль, и вен, отходящих от опухоли. Эта картина бывает иногда настолько четко выражена, что при бессимптомном течении опухоли служит основным критерием для диагноза. При сочетании типичной неврологической клиники с рентгенологическими данными в большинстве случаев можно точно диагностировать расположение опухоли, так же как и характер ее. Наилучшим контрастным методом исследования таких больных является ангиография. В этой области опухоли снабжаются кровью из системы наружной сонной артерии, а именно из средней оболочечной артерии. При ангиографии ясно видны клубки сосудов, которыми заканчивается средняя оболочечная артерия или ее ветви. Мозговые сосуды из системы внутренней сонной артерии образуют вокруг опухоли как бы «корзиночки». Все это точно обрисовывает величину и расположение опухоли.

Приведем следующее наблюдение.
Больной Ф-ц, 27 лет, находился в Институте нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко с 19 мая по 30 июля 2003 г.

Поступил с жалобами на сильные головные боли, главным образом в области затылка, понижение зрения. Иногда затемнение перед глазами. В течение 2003 г. у больного бывали головные боли. 18 ноября появилась сильная головная боль, после чего начались общие судороги в конечностях с потерей сознания и слюнотечением. Припадки повторялись каждые 15 минут, больной в сознание не приходил и в таком состоянии был доставлен в больницу. На другой день при осмотре было отмечено: оглушен, сонлив, зрачки узкие, левый — шире правого, парез внутренней прямой мышцы справа, горизонтальный среднеразмашистый нистагм, больше вправо. Сглаженность левой носогубной складки. Преобладание сухожильных рефлексов слева. Двусторонний симптом Бабинского. На дне глаз застойные соски. При выписке оставался горизонтальный нистагм больше вправо, парез правой внутренней прямой мышцы, сглаженность левой носогубной складки, патологические рефлексы исчезли. С диагнозом опухоли мозга больной был переведен в институт нейрохирургии.

В институте со стороны внутренних органов отклонений от нормы не было. Кровяное давление 110/55 мм. На дне глаз выраженные застойные соски, больше слева. Острота зрения справа 0,5, слева 1,0. Частое затемнение зрения. Поле зрения нормально на все цвета. Обоняние и слух сохранены. Спонтанный нистагм, резкое торможение калорической реакции. При оскале зубов отстает левый угол рта. Нарушений чувствительности нет. Активные и пассивные движения в полном объеме. Тонус не изменен, сила во всех конечностях хорошая, очень легкая неловкость движений в левой руке. Небольшое преобладание всех рефлексов слева. Патологические рефлексы отсутствуют. Спинальное давление 330 мм. В спинномозговой жидкости белка 0,23%, цитоз 5/3.

На электроэнцефалограмме были отмечены патологические изменения электрической активности коры в затылочно-височной области правого полушария. Альфа-ритм хорошо сохранен. В своем заключении электрофизиологи считали, что в данном случае можно скорее предположить патологический процесс в области задней черепной ямки.

Рентгенологическое исследование: череп с несколько сглаженной формой, виден коронарный шов; турецкое седло с широким входом и мелким дном. Спинка седла сглажена и укорочена. Изменения турецкого седла и дна передней черепной ямки, а также артериальные и венозные сосуды справа в лобной области направляли внимание к передним отделам черепа.

Таким образом, у больного на фоне выраженного гипертензионного синдрома неврологическая симптоматика была очень скудной. Были симптомы со стороны задней черепной ямки и краниобазальные. Отмеченный в больнице парез глазодвигательного нерва справа и вся заднечерепная симптоматика расценивались как вторичные. Симптомами, указывающими на возможность опухоли в правом полушарии, были центральный парез левого лицевого нерва и легкое преобладание рефлексов слева. Изменения в костях основания черепа также расценивались как вторичные, а изменения в своде черепа позволяли предполагать арахноидэндотелиому в парасагиттальной лобно-теменной области справа. В правой половине черепа имелось значительное развитие сосудов, причем средняя оболочечная артерия была особенно резко развита и разветвлялась в парасагиттальной области.

Для уточнения диагноза больному была произведена раздельная ангиография. Первое введение торотраста в наружную сонную артерию показало резкую гипертрофию передней ветви средней оболочечной артерии, поднимающейся кверху в заднюю часть лобной доли, где парасагиттально расположена снабжаемая ею арахноидэндотелиома. Введение торотраста во внутреннюю сонную артерию новых данных не дало.

15 июля 2003 г. произведена операция. После вскрытия твердой мозговой оболочки удалена очень большая арахноидэндотелиома (15 х 15 х 10 см), уходящая в глубину задней лобной области справа.

Послеоперационное течение гладкое. К моменту выписки исчезли застойные соски. Неврологических выпадений нет. Больной выписан в хорошем состоянии.

загрузка...