Стафилококковый менингит

Менингиты стафилококковой этиологии относятся к числу прогностически наиболее неблагоприятных, дающих чрезвычайно высокую летальность 40—60%. Развитию менингита предшествуют хронические пневмонии, абсцессы, остеомиелит костей черепа и позвоночника, сепсис; оболочки, как правило, поражаются вторично.

Клиническая картина в большинстве случаев четко выражена, хотя нередко маскируется тяжелым септическим состоянием. Особенностью стафилококковых менингитов является склонность к абсцедированию и частому образованию блока ликворных путей. Мы наблюдали нескольких больных, у которых менингит с самого начала протекал в виде первично отграниченных очагов воспаления. Все это значительно усложняет лечение. Трудности в лечении усугубляются и быстрой выработкой стафилококком устойчивости к антибиотикам.

Гнойные менингиты, вызванные кишечной палочкой, бациллой Фридлендера, синегнойной палочкой, листереллами, грибками, встречаются редко. Колибациллярные менингиты отмечаются у новорожденных как осложнение сепсиса. Входными воротами инфекции могут быть пупочные сосуды, инфицированная плацента при заболевании матери (пиелитом и пнелоциститом). Предрасполагающим моментом для поражения оболочек мозга могут быть родовая травма, недоношенность и т. д.

Заболевание протекает тяжело, большей частью с синдромом обезвоживания и желудочно-кишечными нарушениями, нередко при нормальной температуре. Спинномозговая жидкость гнойная, с высоким содержанием белка (6—30%) и высоким нейтрофильным плеоцитозом. Летальность очень большая. При выздоровлении часто имеют место тяжелые органические поражения центральной нервной системы.

Клиническая картина менингитов иной этиологии сходна с таковой при менингитах, описанных выше. Этиологическая диагностика возможна только на основании бактериологического исследования. При бактериологической диагностике гнойных менингитов необходимо использовать метод прямой бактериоскопии, посев спинномозговой жидкости на кровяной и сывороточный агар, среду Левинталя и среду обогащения.

Лечение. Успех лечения гнойных менингитов в огромной степени зависит от сроков его начала. Своевременная и рациональная терапия определяет не только исход заболевания, но также частоту и тяжесть резидуальных явлений.

Терапия с самого начала должна быть комплексной; наряду с антибиотиками следует широко применять патогенетическую и симптоматическую терапию. Значительная роль принадлежит правильному вскармливанию и уходу за больным ребенком.

Лечение больных гнойным менингитом антибиотиками делится условно на два периода:

  1. до установления зтиологического диагноза;
  2. после определения возбудителя.

Так как подавляющее большинство (свыше 90%) гнойных менингитов вызывается кокками (менингококками, пневмококками, стафилококками, стрептококками), высокочувствительными к пенициллину, то лечение надо начинать с этого антибиотика. В связи с тем, что пенициллин плохо проникает через гематоэнцефалический барьер, его следует вводить внутримышечно в массивных дозах из расчета 200 000—300 000 ЕД/кг в сутки. При таких дозах в спинномозговой жидкости создаются терапевтические концентрации антибиотика и необходимость эндолюмбального введения отпадает. Пенициллин надо вводить немедленно, как только поставлен диагноз или возникло подозрение на менингит. Интервалы между инъекциями не должны превышать 4 часов. Детям первых месяцев жизни пенициллин следует вводить каждые 2—3 часа.

Дальнейшее лечение антибиотиками определяется результатами бактериологического исследования. При менингококковом менингите следует вводить пенициллин из расчета 200 000 ЕД/кг в сутки. При позднем поступлении и особо тяжелом состоянии доза увеличивается до 300 000— 400 000 ЕД/кг в сутки. При пневмококковом менингите доза пенициллина увеличивается до 300 000—500 000 ЕД/кг, а при позднем поступлении до 1 000 000 ЕД/кг в сутки. Стрептококковый менингит лечат так же, как и менингококковый.

Исследования, проведенные Н. Я. Покровской и В. В. Белозеровой, показали, что лечение указанных выше менингитов только пенициллином дает лучшие результаты, чем комбинация этого препарата с сульфаниламидами или стрептомицином.

Для лечения менингита, вызываемого гемофильной палочкой Афанасьева — Пфейффера, применяется левомицетин в дозе 80—100 мг/кг в сутки перорально каждые 5—6 часов. Лечение лучше сочетать со стрептомицином, вводимым внутримышечно из расчета 40 мг/кг в сутки. При частой рвоте или отсутствии эффекта от левомицетина последний может быть заменен тетрациклином по 25—30 мг/кг в сутки внутримышечно или внутривенно с интервалом между введениями 6 часов.

В отличие от менингитов другой этиологии при стафилококковом менингите необходимо определить антибиотикограмму. До получения или при невозможности получить ее целесообразна комбинация из 2—3 антибиотиков (пенициллин + левомицетин, пенициллин-сигмамицин, пенициллин-(стрептомицин+метициллин и т. д.). Если заболевание вызвано пенициллинообразующим штаммом стафилококка, рекомендуется применять полусинтетические пенициллины: метициллин, оксациллин в дозе 200—300 мг/кг в сутки через каждые 3—4 часа.

При лечении менингитов, вызванных кишечной палочкой, сальмонеллами, бациллой Фридлендера, применяют комбинации левомицетина и стрептомицина в той же дозе, что и при менингите, вызываемом палочкой Афанасьева—Пфейффера. В ряде случаев целесообразно эндолюмбальное введение стрептомицина (хлоркальциевая соль стрептомицина). Имеются указания на эффективность колимицина в дозах 50 000 ЕД/кг в сутки внутримышечно 3 раза в день.

При менингитах, вызванных синегнойной палочкой, применяется полимиксин В эндолюмбально в дозе 2—5 мг в сочетании с внутримышечным введением каждые 6 часов из расчета по 2—2,5 мг/кг в сутки.

В настоящее время в связи с ранним амбулаторным лечением антибиотиками заметно возросло количество бактериологически не подтвержденных форм гнойного менингита.

Лечение их следует проводить с осторожностью, как при пневмококковом менингите. При отсутствии клинического эффекта от массивных доз пенициллина в течение 3 суток необходимо заменить его другим препаратом или добавить второй антибиотик (левомицетин, сигмамицин).

Длительность лечения определяется клиническим течением болезни. Критерием для отмены антибиотиков являются стойкая нормализация температуры, исчезновение менингеальных симптомов, удовлетворительное общее состояние, санация ликвора. Лечение может быть прекращено при наличии в спинномозговой жидкости лимфоцитарного цитоза, не превышающего 100/3. В среднем при рано начатом лечении (в первые 2—3 дня) антибиотикотерапия продолжается при менингококковом менингите 6—8 дней, при менингитах другой этиологии — 8—12 дней.

Недопустимо снижать дозу препаратов в процессе лечения, так как по мере выздоровления проницаемость гемато-энцефалического барьера для антибиотиков уменьшается.

Наряду с антибиотиками следует проводить патогенетическую и симптоматическую терапию. Для борьбы с токсикозом применяют капельное введение жидкости (физиологический раствор, 5—10% растворы глюкозы, неокомпенсан), переливание плазмы, кокарбоксилазу, аминазин. Одновременно для уменьшения внутричерепного давления рекомендуются дегидратирующие препараты: сернокислая магнезия, маннитол, диакарб, лазикс, новурит и др.

По показаниям назначают противосудорожные, сердечные, антианемические, противорахитические средства, антигистаминные препараты. Ослабленным детям, а также при позднем поступлении показана стимулирующая терапия (гамма-глобулин, переливание крови и т. д.).

При развитии синдрома острой надпочечниковой недостаточности (симптомокомплекс Уотерхауз—Фридерихсена) терапия приобретает характер неотложной. Немедленно после установления диагноза внутривенно вводят гидрокортизон в дозе 7—12 мг/кг в зависимости от степени коллапса. Одновременно внутривенно капельно с учетом возраста вводят физиологический раствор поровну с 5% раствором глюкозы, плазму крови, полиглюкин, неокомпенсан и др. В перфузионную жидкость добавляют в возрастной дозировке эфедрин, строфантин, аскорбиновую кислоту (500—1000 мг), преднизолон (1—2 мг/кг), кокарбоксилазу (30—100 мг), пенициллин (1000 000—2 000 000 ЕД). Раствор вводят внутривенно струйно. После появления пульса и подъема артериального давления переходят на капельное введение. Параллельно для борьбы с ацидозом в вену вливают 50—300 мл 4% раствора бикарбоната натрия. Внутривенное введение препаратов должно быть длительным и прекращается только после стойкой стабилизации сердечно-сосудистой деятельности. Внутримышечно вводят дезоксикортикостеронацетат 3—5 мг 4 раза и пенициллин в дозе 300 000 ЕД/кг в сутки через каждые 3 часа. Интраназально дают кислород.

При осложнении церебральной гипотензией показано внутривенное капельное вливание изотонических растворов в течение 2—3 дней.

При отеке и набухании мозга рекомендуются внутримышечное введение 100—150 мг кортизона (или гидрокортизона), внутривенное — маннитола или мочевины, концентрированных растворов глюкозы, внутримышечное — сернокислой магнезии, новурита, лазикса; постоянная интраназальная дача кислорода.

При остановке дыхания, кроме перечисленных выше мероприятий, применяют управляемое дыхание, комплекс реанимационных мероприятий.

Течение. В большинстве случаев при своевременной п правильной терапии гнойные менингиты протекают благоприятно: на 3—4-й день лечения улучшается состояние, снижается до субфебрильных и даже нормальных цифр температура, прекращаются судороги и рвота, уменьшаются менингеальные явления. Как правило, к 8—14-му дню санируется спинномозговая жидкость.

Затяжное течение болезни с обострениями чаще наблюдается у грудных детей, ослабленных, при сопутствующих заболеваниях. Поздняя диагностика и ошибки в лечении (антибиотики применяются в недостаточной дозировке, удлиняются интервалы между введениями, снижается доза в процессе лечения, не учитываются результаты патогенетической терапии) также затягивают выздоровление и могут явиться причиной обострений. Задержка выздоровления может быть обусловлена наличием гнойного очага в организме (абсцесс мозга, гнойный отит, мастоидит, гайморит, артрит). При выявлении его показано оперативное вмешательство.

Течение болезни осложняется также образованием дурального выпота, чаще всего встречающегося у грудных детей. Распознавание дурального выпота в первые дни его появления довольно трудно. На возможность такого осложнения указывают высокая, обычно гектическая температура и симптомы нарастающей гипертензии при значительном улучшении состава спинномозговой жидкости. Так как выпот наиболее часто образуется кзади от большого родничка, то для диагностики и лечения прибегают к пункции и эвакуации выпота.

Длительность течения в определенной степени зависит от этиологии болезни. Менингиты, вызванные микробами кишечной группы, синегнойной палочкой, в большинстве случаев принимают затяжной характер. Недостаточная эффективность лечения может быть связана с устойчивостью возбудителя к антибиотикам. При поздно начатой терапии, когда процесс распространился на эпендиму желудочков, может развиться эпендиматит. В период начинающегося выздоровления от менингита, а иногда и на высоте болезни ухудшается общее состояние, нарастает ригидность затылочных мышц, повышается тонус мышц конечностей (сначала сгибателей, а затем разгибателей), появляются тонические и клонические судороги и признаки гидроцефалии. Больные лежат с вытянутыми руками и сжатыми в кулак кистями, ноги также вытянуты, часты трофические нарушения, быстро развивается кахексия. Из-за блокады желудочков давление спинномозговой жидкости снижено, в ней преобладают лимфоциты, количество белка резко увеличено. Другое осложнение, часто имевшее место в период до применения антибиотиков, — гидроцефалия в настоящее время почти не встречается.

Выписка больных производится через 12—15 дней по окончании курса лечения антибиотиками. Больные менингококковым менингитом могут быть выписаны только при наличии двукратного отрицательного посева из носоглотки на менингококк. Первый посев производится через 3 дня после отмены антибиотиков.

Дети, перенесшие гнойный менингит, должны находиться под наблюдением районного психоневролога не менее 2 лет.

По данным С. Л. Книпис, при современных методах лечения остаточные явления отмечаются у 40% больных. Преобладают функциональные нарушения со стороны нервно-психической сферы. Симптомы органического поражения центральной нервной системы выявлены лишь у 7% больных. Процент остаточных явлений выше, а поражение более выражено у детей, лечение которых начато в поздние сроки.

загрузка...