Эпилепсия — трудоспособность, трудоустройство и экспертиза

Вопрос о трудоспособности больных, страдающих эпилепсией, всегда привлекал к себе большое внимание, поскольку больных этих очень много и весьма часто они вне своих припадков не обнаруживают выраженных дефектов.

Какого-либо единообразного решения в отношении всех страдающих эпилепсией, конечно, быть не может. Здесь необходима всегда чрезвычайно индивидуализированная оценка отдельных случаев, так как при эпилепсии возможны как почти полное сохранение трудоспособности, так и полная инвалидность с необходимостью постороннего ухода.

Исходить при врачебно-трудовой экспертизе только из факта наличия припадков и их частоты было бы глубоко ошибочно. Совершенно прав был один из лучших знатоков этого вопроса Т. А. Гейер, когда по поводу экспертизы эпилепсии он писал: «при экспертизе недостаточно даже самое совершенное изучение отдельных симптомов… необходимо изучить всего больного в целом: клинические особенности самого заболевания, учитывая его динамику, течение и клиническое оформление, с одной стороны, а с другой — особенности личности, у которой развивается процесс, реакции на этот процесс, влияния экзогенных моментов, к тому же тщательно изучая структуру, тип того дефектного состояния, к которому привело в конечном итоге больного его заболевание». Надо прибавить, что при врачебно-трудовой экспертизе необходимо всегда учитывать и профессиональную подготовку больного.

Различные виды течения эпилепсии заслуживают различной оценки с точки зрения врачебной экспертизы.

Существуют описанные выше очень благоприятные типы течения эпилепсии, где больших судорожных припадков может вообще не быть или же они появляются в виде исключения. Такого рода больные могут полностью сохранять свою работоспособность.

Очень важны далее частота припадков и время их появления.

Наиболее благоприятны в этом отношении редкие ночные припадки. Если эпилептических припадков днем не бывает совершенно, болезнь почти не ограничивает трудоспособности больного, которому разве только запрещаются разъезды и командировки, а также работа в ночные часы.

Иначе обстоит дело в отношении дневных приступов с потерей сознания. Они всегда требуют значительных ограничений трудоспособности, что связано с безопасностью как самого больного, так и его окружающих. Так, запрещаются все работы на высоте (кровельщики, работа на стройках), у огня, на воде, у движущихся механизмов (если они не защищены достаточным образом), на всех видах транспорта, на распределительных аппаратах, работы по охране, работа, связанная с соприкосновением с промышленными ядами, работа в горячих цехах, работа, связанная с местным облучением головы (например, работа сварщика) и с близостью к источнику сильного света (например, в электроламповом производстве), а также все виды работы, связанной с материальной ответственностью за сохранность денег, документов или имущества. Запрещаются также все виды труда по лечению больных и по уходу за больными, а также все виды труда, связанные с скоростными темпами и с очень быстрым ритмом работы. При частых припадках следует также ограничивать всякую работу, связанную с большим нервно-психическим напряжением и с частыми переключениями внимания.

В то же время при редких припадках, если болезнь не сопровождается снижением интеллекта, больные часто могут в течение многих лет успешно продолжать свою прежнюю работу, если только она не связана с указанными выше опасными моментами. При этом необходимо иметь в виду, что сам по себе даже тяжелый физический труд отнюдь не является противопоказанным при эпилепсии.

В случае вынужденного перехода на другую работу со значительным снижением квалификации и заработка, больные эти подлежат отнесению к III группе инвалидности.

При врачебно-трудовой экспертизе эпилепсии следует также учитывать наличие или отсутствие предвестников припадка в виде ауры, в течение которой больные успевают принять необходимые меры предосторожности. Такие припадки с предвестниками в меньшей степени ограничивают трудоспособность больного, нежели припадки с внезапной потерей сознания и падением.

Большое значение имеет также и отношение самого больного к своей болезни: некоторые больные (особенно из тех, которые заболели в более старшем возрасте) дают иногда очень тяжелые общеневротические (депрессивные, истерические и др.), а иногда и более сложные, параноического типа, реакции на свое заболевание, что сильно осложняет основную картину болезни и значительно ухудшает трудоспособность больных.

Несомненно, при врачебно-трудовой экспертизе важно учитывать и то или другое течение эпилепсии. Так, могут иметь место формы заболевания медленно и слабо прогрессирующие, а также формы быстро прогрессирующие. Но возможны и такие формы, которые начинаются как очень благоприятные, а затем почему-либо могут переходить в более быстро развивающуюся, неблагоприятную форму течения. Важны также для врачебно-трудовой экспертизы нередкие ремиссии, а особенно — возможность регрессирующего течения с резидуальными явлениями, а иногда, как мы видели выше, даже с исходом в полное выздоровление, что позволяет больному снова вернуться к своей прежней профессии.

Чем чаще припадки, тем, естественно, в большей степени ограничивают они трудоспособность больного.

В то же время необходимо иметь в виду при врачебно-трудовой экспертизе, что частая смена профессии при эпилепсии является противопоказанной. Всегда лучше облегчить условия основной работы, чем переводить больного на другую работу. Главная масса больных допускает большей частью организованное трудоустройство в своих обычных производственных условиях. В связи с этим указывалось, что нередко больные эпилепсией признавались инвалидами II группы чаще, чем это на самом деле было необходимо.

Как примеры работ, которые могут быть рекомендованы больному эпилепсией, можно указать на профессии табельщика, учетчика, штамповщика, переплетчика, слесаря на мелких деталях, портного, сапожника (на ручных работах); рекомендуются также ручные работы в швейном производстве, профессия шапочника, подсобного рабочего на производстве, счетно-канцелярского работника, сельскохозяйственного работника на огороде и в саду, на птицеферме, на молочнотоварной ферме (не на механизированной работе) и т. п.

Если припадки часты и развиваются характерологические нарушения, круг возможных профессий еще суживается, и из них исключаются те, при которых приходится иметь большой служебный контакт с людьми. При частых припадках и деградации интеллекта больные подлежат отнесению ко II группе инвалидности. Следует учитывать, что больные эпилепсией очень часто сохраняют значительную волевую установку на труд, что может быть использовано при выборе для них подходящих видов трудовой деятельности. Для инвалидов II группы устраиваются специальные лечебно-производственные мастерские с врачебным контролем, где проводится трудовая терапия с учетом индивидуальных особенностей больного и его профессиональных навыков.

В случае полной неспособности к профессиональному труду при необходимости постоянного ухода больные должны быть отнесены к I группе инвалидности.

Среди различных причин инвалидности эпилепсия, по данным ЦИЭТИ На составляет 1,4%.

Следует иметь в виду, что больные эпилепсией иногда стремятся диссимулировать свою болезнь и всячески возражают против стремления ограничить их трудоспособность. Выходом из этого затруднения является то, что врачебно-трудовая экспертиза эпилепсии должна всегда состоять не только в запрещении тех или других видов труда, но одновременно и в том, что больному должна быть предоставлена возможность рационального трудоустройства. Правильный труд для больного эпилепсией совершенно необходим, и нарушение трудового режима всегда вредно отражается на течении болезни.

В связи с этим стоит, по-видимому, и тот странный факт, который отметил П. М. Зиновьев, что многие страдающие эпилепсией с частыми припадками как раз не имеют припадков на своей профессиональной работе. Он объяснял это благоприятным влиянием повышенного тонуса коры, не исключая в то же время возможности и того, что, может быть, некоторые из этих больных умели своеобразным усилием воли предотвратить надвигающийся припадок.

Особенно важно правильное трудоустройство в возрасте, когда молодой человек выбирает себе будущую профессию. Здесь очень важен вовремя данный медицинский совет, и подростка, страдающего эпилептическими припадками, важно вовремя отговорить от стремления сделаться, например, моряком или посвятить себя профессии водителя машины.

В отношении военно-врачебной экспертизы приходится точно так же исходить всегда из очень индивидуальной оценки каждого отдельного больного. Конечно, при частых припадках и при ясно выраженных изменениях психики свидетельствуемые всегда негодны к военной службе со снятием с учета. В диагностически неясных случаях может понадобиться стационарное обследование. Более сложным становится вопрос в тех случаях, когда характерологических нарушений, а также нарушений со стороны интеллекта нет, а судорожные припадки единичны или очень редки. В этих случаях точно так же свидетельствуемый должен быть признан негодным для плавающего состава военно- морских сил, в отношении же некоторых должностей сухопутного состава армии вопрос может в исключительных случаях решаться индивидуально.

Правильное трудоустройство больных, несомненно, является одной из очень важных сторон организованной борьбы с эпилепсией. Наравне с широкой организацией специального амбулаторного и стационарного лечения, а также наряду с правильным разрешением задач профилактики эпилепсии все эти мероприятия должны сыграть свою крупную роль в борьбе с этим тяжелым заболеванием, так долго считавшимся вообще неизлечимым.