Симптоматология неврастении

Основным проявлением неврастении является быстро вспыхивающая и также быстро прекращающаяся раздражительность, так называемая раздражительная слабость.

В основе ее лежит ослабление обоих нервных процессов, особенно возбудительного. Раздражительная слабость как одно из основных проявлений неврастении признавалась многими невропатологами. С. С. Корсаков писал, что неврастения есть: «невроз, выражающийся в целом ряде симптомов, указывающих на состояние раздражительной слабости в нервной системе».

Больные неврастенией легко раздражаются обычно по самым незначительным поводам и не могут сдержать своего раздражения. Возникают вспышки гневного аффекта, с криком, упреками по отношению к окружающим, употреблением бранных слов. Раздражение обычно кончается так же быстро, как возникает, причем больные впадают в другую крайность: у них развивается угнетенное настроение, больные упрекают себя за несдержанность, несправедливость, обвиняют себя в дурном характере, иногда плачут.

Характерным для неврастении является возникновение таких вспышек не по серьезным мотивам, а по незначительным поводам. Больной, еще более или менее сдержанный и спокойный на работе, дает бурную вспышку гнева в трамвае или на улице, если его случайно толкнут или к нему прикоснуться. Таким же несдержанным является больной неврастенией и в домашней обстановке, давая повод окружающим считать его распущенным, эгоистичным, не желающим считаться с другими людьми и их интересами.

Истинная причина такого необычного поведения больных неврастенией заключается в развитии у них вследствие слабости раздражительного процесса хронического гипнотического тормозного состояния в форме парадоксальной фазы, при которой сильные раздражители вызывают более слабую ответную реакцию, чем раздражители слабые.

Так, инженер, 40 лет, после нескольких лет работы без отдыха и в тяжелых условиях, заболел неврастенией и был госпитализирован, что вызвало некоторое удивление со стороны его сотрудников, считавших его здоровым и достаточно уравновешенным человеком. В то же время он имел несколько столкновений с случайными прохожими на улице и сделал трудновыносимой жизнь домашних. Не так поставленная тарелка, сдвинутая с обычного места чернильница, громкий смех ребенка вызывали вспышку гнева с криком, обвинениями окружающих, что его не жалеют, хотят его смерти и т. д., быстро сменявшуюся слезами и самоупреками.

Наряду с раздражительной слабостью у больного развилась пониженная трудоспособность, быстрая утомляемость и отвращение к работе. Он жаловался на головную боль в области висков, затрудненное засыпание и поверхностный ночной сон с кошмарными сновидениями.

Объективным осмотром установлено: тремор век и языка, повышение сухожильных рефлексов (при отсутствии патологических), усиление кожно- болевой чувствительности на всем теле и выраженный красный дермографизм.

Раздражительный процесс у больных неврастенией вследствие его слабости быстро истощается, что проявляется в пониженной работоспособности и быстрой утомляемости больных. Задания, раньше с легкостью и охотно выполняемые, кажутся больным трудными, мысль о работе тяготит, при тяжелом течении неврастении возникает даже отвращение к служебным обязанностям.

Работоспособность больных неврастенией снижается также вследствие слабости у них и активного внутреннего торможения. В связи с этим торможение возбуждения, возникающего под действием случайных раздражителей, не удается, внимание больных легко отвлекается. Необходимость сосредоточиться на чем-либо определенном представляет для больных неврастенией большой труд и вызывает быстрое истощение нервных клеток, проявляющееся в повышенной утомляемости.

Следствием слабости внимания, невозможности сосредоточиться на чем-либо одном является понижение памяти, способности запоминания.

Однако на самом деле память у больных значительно лучше, чем сами они считают. Нередко больные приходят на прием к врачу с запиской, в которой изложены все их симптомы, все жалобы, так как они боятся их забыть. Но если врач отказывается читать написанное, больные вспоминают и сообщают все, на что им следует пожаловаться.

Иногда в картине заболевания преобладает не раздражительная слабость, а депрессия.

У больных развивается угнетенное настроение, все им кажется мрачным, печальным или неинтересным, появляется тревожность по самым незначительным поводам или даже не имеющая видимой причины. Больные неврастенией боятся, не случилось ли несчастья, если муж или дети задержались на работе, преувеличивают возможность и опасность различных заболеваний и т. д.

Следующим основным проявлением неврастении является расстройство сна и связанные с ним колебания настроения. Больные спят поверхностно, с тревожными сновидениями и частыми пробуждениями. Однако характерным для неврастении является медленное засыпание и не менее затрудненное пробуждение. Больные с вечера не могут уснуть, им мешают тревожные мысли, остатки дневных волнений, иногда состояние некоторого возбуждения. Засыпание наступает во второй половине ночи или под утро. Просыпаются больные также медленно; с большим трудом покидают они постель, чувствуя себя разбитыми, сонливыми.

С особенностями сна у больных неврастенией тесно связано колебание настроения. С утра они подавлены, мрачны, иногда тоскливы; постепенно настроение улучшается, к вечеру больные неврастенией становятся бодрыми, повышенно деятельными, но зато ночью с трудом засыпают, с тем чтобы проснуться утром снова в подавленном, депрессивном настроении.

И. П. Павлов показал, что одной из форм ослабления нервных процессов является изменение их подвижности, причем возникает или патологическая лабильность их, или, наоборот, патологическая инертность. Расстройство сна и особенность настроения у больных неврастенией зависят, очевидно, от нарушения подвижности нервных процессов в сторону развития патологической инертности.

После пробуждения у больных неврастенией длительно остается состояние сонливости, что зависит как от инертности тормозного процесса, не сразу покидающего нервные клетки, так и от медленного инертного развития процесса возбуждения.

Раздражительный процесс также нарастает постепенно, медленно вытесняя торможение. Этот физиологический процесс проявляется постепенным улучшением настроения и увеличением активности больных. В вечерние часы начинается общее возбуждение, препятствующее переходу ко сну.

Инертность раздражительного процесса у больных неврастенией проявляется также задержкой, застреванием у них на длительное время тяжелых или просто неприятных впечатлений. После какого- либо даже незначительного, но неприятного переживания больные не могут освободиться от мыслей о нем, иногда бывают вынуждены разговаривать о происшедшем с посторонними людьми. Эти мысли становятся особенно неотвязными и мучительными в период засыпания, что объясняется ослаблением внутреннего торможения и положительной индукцией на функционально-динамический очаг инертного возбуждения. Иногда у больных неврастенией развиваются типичные состояния навязчивости. Наиболее простой формой их является неотвязное звучание в ушах какого-либо мотива или фразы. Это может встречаться и у здоровых людей в состоянии утомления.

Более тяжелой формой состояния навязчивости являются навязчивые мысли, Часто развивается навязчивый счет. Больные считают буквы на вывесках, стекла в оконных переплетах, пуговицы на одежде собеседника или пассажиров в трамвае, плиты тротуаров и т. п. Прекратить свой навязчивый счет они не могут, хотя ясно понимают его бессмысленность и ненужность.

Часто при неврастении встречаются навязчивые мысли ипохондрического содержания, особенно при наличии каких-либо неприятных соматических ощущений.

Больной неврастенией, экономист, 48 лет, жаловался на раздражительность, плохой сон с затрудненным засыпанием, колющие боли в области сердца и навязчивые мысли ипохондрического характера. Он считал, что болен грудной жабой, но врачи скрывают от него диагноз. Отвлечься, подавить эту мысль не мог. Она мешала чтению, отвлекала от работы, препятствовала выходу на улицу, создавала страх одиночества и смерти. Больной сознавал ошибочность своей мысли лишь частично и только в свободные от навязчивости периоды.

У некоторых больных сами болезненные ощущения принимают характер навязчивых.

Больная, 42 лет, инженер-химик, наряду с обычными неврастеническими симптомами, страдала затруднением глотания и постоянным навязчивым ощущением чего-то постороннего в горле. Осмотр специалистов не устанавливал никакой патологии. Заболевание развилось после тяжелой психотравмы — смерти мужа от рака пищевода — на фоне длительной бессонницы во время ухода за больным. Навязчивое ощущение развилось у больной после того, как она случайно поперхнулась пищей. Одновременно с навязчивым ощущением развилась ипохондрическая идея о заболевании раком.

Нередким проявлением неврастении являются также фобии. Частота их возникновения объясняется слабостью внутреннего торможения у больных неврастенией, вследствие чего перенапряжение его создается действием даже относительно не сильных тормозных раздражителей.

Больная, 28 лет, домашняя хозяйка, жалуется на страх смерти от заболевания сердца. В связи с этим не встает с постели, принимает пищу только при условии, если ее кормят с ложки. Неврастения развилась после ухода за дочерью, длительно и тяжело болевшей малярией.

Тип нервной системы, видимо, слабый. С детства была астенизирована тяжелыми бытовыми условиями (отец алкоголик, в пьяном виде ломал вещи, бил жену и дочь). Всегда была боязлива, боялась темноты, грозы, кур, кошек. Этот страх сохранился и во взрослом возрасте. Если кошка садится на стул, прогнать ее не решается и просит это сделать свою 5-летнюю дочь. Кроме фобии, у нее имеются другие жалобы и симптомы неврастенического характера.

Иногда содержание фобий бывает связано с неприятными соматическими ощущениями. Так, например, одна из больных неврастенией имела фобию смерти и пространства в связи с имеющейся у нее функциональной тахикардией.

Встречаются фобии, содержание которых заимствуется из прошлых переживаний больных.

Студент, 29 лет, заболел неврастенией после напряженной работы в трудных бытовых условиях. Основным симптомом заболевания была фобия мостов, переходить которые он не мог.

Содержание фобии определялось прошлыми тяжелыми впечатлениями и переживаниями, испытанными на мосту.

Связь содержания фобий с переживаниями больных иногда бывает трудно установить, особенно если впечатления, создавшие фобию, относятся к раннему детству.

Нередко при навязчивых мыслях и фобиях у больных неврастенией развивается навязчивый двигательный ритуал, имеющий для них защитное значение.

Больной, 37 лет, чернорабочий1. Основная жалоба — навязчивые мысли о смерти жены, от них пытается освободиться посредством навязчивого двигательного ритуала. Последний состоит в движении левой рукой как бы отмахивающей что-то от лица и в отплевывании. Каждое из этих движений может повторяться до 200 раз. К навязчивому ритуалу относится критически, но прекратить его не может. Верит в приметы, руководствуется ими в жизни.

Больной родился в крестьянской семье, наследственность отягощенная (отец 6 лет находился в психиатрической больнице). С детства больной был суеверен и всего боялся: отца, соседей, учителей, товарищей, коров, крыс, лягушек и т. д. Учился в школе 3 года, впервые заболел в годы учения, в связи с необходимостью и работать и учиться, при отсутствии способностей к занятиям. Заболевание повторялось несколько раз при ухудшении жизненных условий, требовавших от больного большого нервного напряжения. При каждом заболевании имели место навязчивые мысли или фобии и двигательный защитный ритуал.

Последнее заболевание неврастенией, заставившее больного начать лечение, было вызвано изменением привычного жизненного стереотипа (переезд в большой город, новые условия жизни) и увеличением нервного перенапряжения в связи с новой, тяжелой и низко оплачиваемой работой.

Двигательный навязчивый ритуал имел место и у другого больного неврастенией.

Вместе с раздражительностью, плохим сном и головными болями у этого больного имели место навязчивые представления смерти и похорон любимой матери и навязчивый защитный ритуал. Последний заключался в повторении им всякого действия, начиная с того, которое предшествовало появлению навязчивого представления: например, он уничтожал уже сделанный чертеж и начинал чертить сначала; если навязчивость появлялась во время обеда, когда он ел второе блюдо — он снова начинал с первого, если ехал в трамвае, возвращался на предшествующую остановку и садился в следующий трамвай того же маршрута.

Навязчивая мысль развилась в связи с длительной разлукой с матерью в детские годы и постоянным за нее страхом, когда он уехал в город учиться, а мать оставалась жить во враждебно к ним настроенной старообрядческой кулацкой семье.

Навязчивое представление возникало при развитии ультрапарадоксальной фазы, вследствие чего содержание его было противоположно истинным желаниям больного. Характер навязчивого двигательного ритуала, видимо, зависел от случайного совпадения окончания навязчивого представления с уничтожением результатов (быть может, под влиянием аффективной вспышки) выполненного им какого-либо действия и закрепления его условнорефлекторный путем.

Иногда у больных неврастенией возникают навязчивые сомнения, заперта ли дверь, погашен ли огонь. У больных неврастенией врачей появляется сомнение в правильности выписанного ими рецепта, телеграфистки сомневаются в правильности переданной ими телеграммы и т. д.

Слабость и инертность нервных процессов у больных неврастенией приводит к возникновению и патологическому закреплению различных суеверий и веры в приметы.

Так, инженер, 31 года обратился с жалобами на боли в области сердца, сердцебиения, головную боль, раздражительность, страх смерти и какого-либо несчастья, плохой сон. Из-за страха смерти один на улицу не выходит. Считает себя больным около 3-х месяцев после операции по поводу кисты голосовых связок.

Из анамнеза известно, что он был единственным ребенком в здоровой семье; в детстве его баловали, предсказывали блестящую будущность. Эти надежды и предсказания родных выработали в больном честолюбие и стремление к высокому жизненному положению. Им был составлен план, на каком году жизни он должен окончить школу, высшее учебное заведение, аспирантуру, когда должен получить ученые степени. Составленные планы не осуществились в связи о начавшейся войной, призывом в армию, ранением и почти 4-летним нахождением в плену. Вернувшись, он увидел, что отстал от товарищей и в ананиях и в жизненной карьере, материально не обеспечен и должен свою работу начинать с небольшой должности. Эти переживания на фоне соматической астенизации и усиленной работы создали перенапряжение нервных процессов — истинную причину неврастении, а операция явилась лишь последним толчком к развитию невроза. Следует отметить, что при рентгеноскопии и на электрокардиограмме патологических отклонений со стороны деятельности сердца отмечено не было, аускультативно патологические явления также не были обнаружены.

Другой больной, шофер, 28 лет, заболел внезапно после известия о смерти товарища, к которому он ехал с Дальнего Востока.

Жалобы на приступы сердцебиений, постоянные боли в области сердца, головная боль, плохой сон с кошмарными сновидениями, страх смерти.

Происходит из здоровой семьи, окончил ФЗО, работал слесарем, затем был в армии, участвовал в войне с Финляндией и в боях на Халхин-голе и озере Хасан, был ранен в ногу. Ослабление нервной системы вызвано остеомиелитом и злоупотреблением алкоголем. Смерть друга, с которым прошел всю войну, явилась для него сверхсильным переживанием, вызвавшим развитие неврастении с нарушением регуляторной деятельности коры больших полушарий.

Нарушения корковой деятельности оказывают влияние и на изменения в составе крови. По данным А. В. Кремер, общий состав крови при неврастении соответствует нормальным цифрам, но отмечается резкое колебание количества лейкоцитов и выраженный условнорефлекторный пищеварительный лейкоцитоз.

У больных неврастенией наблюдается также расстройство дыхательной функции, особенно часто в виде затрудненного дыхания. У больных появляется ощущение недостатка воздуха, дыхание становится или неравномерным с периодическими глубокими вдохами или поверхностным и частым. Одышка, как выражение трудного состояния нервных клеток коры больших полушарий, нередко наблюдалась в лабораториях И. П. Павлова, при нервных срывах и экспериментальных неврозах у животных.

Л. О. Даркшевич описал появляющееся у некоторых больных неврастенией по ночам ритмическое дыхание типа Чейн-Стокса.

Появление такого дыхания может быть понято на основании следующих экспериментальных данных.

Изучая высшую нервную деятельность лиц старческого возраста, А. Г. Усов отметил у них частое развитие фазовых гипноидных состояний и появление в этих состояниях ритмичного волнообразного дыхания типа Чейн-Стокса. Применением тормозных раздражителей можно было ускорить наступление волнообразного дыхания. Действие новых раздражителей, например разговор врача с испытуемым, вызывало пробуждение от дремоты и вместе с тем выравнивание дыхания.

Наблюдаемые изменения дыхания можно объяснить иррадиацией слабого тормозного процесса на подкорковую область и дыхательный центр.

При неврастении вследствие слабости нервных клеток коры больших полушарий имеет место не глубокий сон, а поверхностное слабое сонное торможение, способствующее созданию таких же взаимоотношений между корой и подкоркой, какие создаются ослаблением клеток коры головного мозга в процессе старения.

Нередко у больных неврастенией встречаются учащенные позывы на мочеиспускание, неприятные ощущения во время мочеиспускания при отсутствии органических или воспалительных изменений. Эти жалобы объясняются раздражительной слабостью и повышенной возбудимостью соответствующих корковых нервных центров.

Иногда как выражение повышенной тормозимости встречается затрудненное мочеиспускание, особенно в присутствии посторонних людей.

Часто у больных неврастенией наблюдаются нарушения половой деятельности. Иногда они выражаются в снижении полового влечения вследствие временного торможения безусловного полового рефлекса. Иногда имеет место ejaculatio ргаесох как выражение раздражительной слабости: возбуждение быстро вспыхивает и так же быстро угасает. Нередко в основе половой слабости лежит тревожность, неуверенность в себе больных неврастенией, приводящая к глубокому торможению даже безусловного полового рефлекса.

Эта форма половой слабости у больных неврастенией нередко возникает после неудавшегося полового акта. Вследствие слабости клеток коры больших полушарий при неврастении сильное нервное возбуждение при половом акте может вызвать перенапряжение нервных процессов и резкое, хотя и временное, ухудшение самочувствия больных.

Преобладание в клинической картине неврастении симптомов в виде нарушений половой деятельности обусловило выделение некоторыми авторами особой формы неврастении — половой. Однако серьезных оснований для такого выделения не имеется. При так называемой половой неврастении никогда не отсутствуют симптомы и со стороны высших отделов нервной системы и со стороны других органов. У больного половой неврастенией также имеется раздражительная слабость или угнетенное настроение, склонность к тревоге, плохой сон, головные боли и другие неврастенические симптомы. Выделение половой неврастении так же мало обосновано, как установление кишечной, сердечной, дыхательной и других подобных форм неврастении только на основании преобладания в клинической картине одного из симптомов.

Кроме того, ее выделение в качестве особого заболевания имеет и явно отрицательное значение, так как терапевтические мероприятия направляются на половую систему, а не на высшую нервную деятельность в целом, что не только не дает терапевтического эффекта, но может даже усилить болезненные проявления.

Так, один из больных, студент, 27 лет, обратился к врачу-невропатологу с жалобой на тяжелое душевное состояние и нежелание жить. Считает себя «конченным» человеком, неизлечимым больным в связи с безуспешным лечением неприятных ощущений в половых органах и половой слабости. При осмотре установлены выраженные неврастенические симптомы и жалобы, головная боль, типа неврастенической каски, плохой сон с затрудненным засыпанием, нарушения со стороны пищеварительной системы, мнительность, тревожность, сменившаяся затем депрессией, резкое повышение сухожильных рефлексов, тремор век и пальцев вытянутых рук. Госпитализация в специальном лечебном учреждении, полный отдых, лечение психотерапией, общеукрепляющими и тонизирующими лекарственными веществами, применение брома с кофеином полностью устранили все болезненные симптомы. Клинический диагноз — неврастения.

Т. С. Истаманова, изучая больных неврастенией с различными соматическими жалобами, установила, что обычно имеют место функциональные нарушения не одной, а нескольких систем, например пищеварительной и дыхательной или сердечно-сосудистой и дыхательной.

Эти экспериментальные исследования подчеркивают неправильность выделения особых форм неврастении в зависимости от нарушения того или иного органа, а также подтверждают ведущую роль в развитии соматических и вегетативных симптомов неврастении нарушения регуляторной деятельности коры больших полушарий головного мозга.

Объективное исследование больных неврастенией обнаруживает у них повышение сухожильных рефлексов при сохранении их равномерности с обеих сторон, тремор век, языка и пальцев вытянутых рук вследствие повышения возбудимости нервной системы; иногда пошатывание при стоянии, стойкий красный дермографизм.

Экспериментально, методом плетизмографии была показана инертность сосудистых реакций у больных неврастенией. Она, видимо, и является причиной стойкости дермографизма.

Иногда имеет место мраморная окраска кожи и похолодание кистей рук (спазм сосудов).

Зрачковые реакции при неврастении сохранены. Расстройства чувствительности наблюдаются редко в виде общей гиперестезии кожи.

загрузка...