Патофизиология заикания

Заикание является своеобразным неврозом, при котором имеются динамические нарушения функций центральной нервной системы. Первенствующим симптомом этого невроза служит двигательное нарушение речи.

Механизм происхождения заикания, согласно учению И. П. Павлова о неврозах и об «изолированных больных пунктах коры», можно представить в следующем виде. У ребенка имеется повышенная возбудимость коры при относительной слабости ее тормозных процессов, у него имеется также недостаточность приспособительных навыков, необходимых ему в трудных ситуациях. Поэтому можно полагать, что при психотравме слишком сильная для ребенка эмоция страха (испуг) вызывает у него перенапряжение нервных процессов в коре и подкорковой области мозга, что может привести к появлению невротических симптомов. Эти патофизиологические явления прежде всего отражаются на наиболее ранимой области высшей нервной деятельности ребенка — на его речи, вызывая функциональные нарушения в деятельности комплекса клеток речевой двигательной системы, координирующих речевые движения. При готовности ребенка к судорожному реагированию у него и возникают в этих случаях первичные явления заикания: некоординированная, аритмичная и судорожная речь.

Иногда ребенок после случайного испуга совсем замолкает — на несколько часов, на сутки и более, — что объясняется возникшим у него запредельным торможением.

Здесь также могут иметь значение длительно продолжающиеся состояния напряжения высшей нервной деятельности ребенка под влиянием менее резких, но постоянных, длительных и эмоционально тягостных раздражений («страшные» рассказы, «строгое» обращение, постоянные замечения и выражения недовольства по поводу его поведения и т. д.). Нервный срыв в данных случаях не носит острого характера, а невротические явления с нарушениями речи нарастают постепенно. Постоянные замечания и «одергивания» ребенка, с сердитыми требованиями «не шуми!», «не мешай!», «не вертись!» и т. д. также могут вызвать у него невротические симптомы с речевыми судорожными явлениями. Эти явления возникают вследствие ошибки раздражительных и тормозных нервных процессов : возбужденный во время игры ребенок должен в таких случаях сдерживать себя, что влечет за собой столкновение и нарушение равновесия возбудительного и тормозного процессов.

У ребенка, который начал заикаться, отмечаются или усиливаются и другие проявления — плаксивость, расстроенный сон, ночной энурез и прочее, но они по сравнению с судорожным нарушением речи отступают на задний план.

У заикающихся наблюдаются вегетопатические явления также невротического порядка: гипергидроз, стойкий дермографизм, акроцианоз, возбудимость сердечной и сосудодвигательной деятельности с жалобами на сердцебиение, одышку, быстрое покраснение при волнениях и т. д.

При заикании двигательные нарушения имеются только во время речи. Поэтому все другие — неречевые — движения тех же мышц (жевательные, сосательные, свист, дутье и пр.) остаются ненарушенными, так как эти движения осуществляются другой — неречевой и неповрежденной, нейродинамической системой клеток.

Заикание, возникшее после других, указанных нами выше причин— инфекций, травм, — мы также можем рассматривать как невроз, ибо эти заболевания вызывают ослабление нервной системы с функциональными нарушениями и повышенной ранимостью в области речедвигательной системы. У заикающихся иногда отмечаются органические микросимптомы: легкая асимметрия лица, заметное отклонение языка при высовывании (чаще всего в правую сторону) как результат перенесенного легкого органического заболевания центральной нервной системы. Указанного рода процессы, не являясь непосредственной причиной заикания, однако способствуют возникновению его в случаях перенапряжения нервных процессов и отягощают течение. Поэтому заикание чаще всего возникает при сочетании психотравмы с инфекцией или каким-либо другим ослабляющим соматическим фактором.

Одна психическая травма без сочетания с астенизирующим кору соматическим фактором у вполне здорового ребенка может остаться для речи бесследной. Поэтому заикание легче возникает у детей, страдающих косноязычием, или у детей с задержкой в той или в другой степени развития речи, когда дефектность речи вызвана каким- либо перенесенным заболеванием.

В тех случаях, когда судорожность речи возникает вследствие подражания заикающимся, действует «рефлекс подражания», дезорганизующий неоформившуюся речь ребенка и вызывающий перенапряжение нервных процессов с нарушениями координации и судорожностыо речевых движений.

У ребенка, который начал заикаться, явления заикания легко рецидивируют потом вследствие наличия в коре мозга особо ранимых пунктов в области речедвигательной системы. У него вырабатываются условные связи заикания на контакт с окружающими лицами (заикание фиксируется). Дальнейшее развитие заикания может быть рассмотрено как образование цепи новых патологических условных связей.

Сочетания во времени индифферентного раздражителя (например, определенного лица) с тем раздражителем, который уже вызывает рефлекс заикания, ведет к тому, что этот индифферентный раздражитель (т. е. это лицо) уже самостоятельно вызывает рефлекс заикания. В его присутствии или при разговоре с ним у страдающего заиканием будет теперь условнорефлекторно возникать заикание. Такого рода условные рефлексы могут выработаться и на обстановку или ситуацию (школьный класс, магазин, трамвай, собрание, разговор по телефон и др.). Наоборот, удача в речи ведет по тому же закону образована условных связей к дальнейшим удачам. Так вырабатываются у заикающихся условные рефлексы противоположного порядка — привычные приемы, при которых заикание отсутствует и при помощи которой заикающийся старается скрыть или преодолеть свое заикание (вставка в речь «испытанного» звука или слова, постукивание ногой и т. д.). Меняющиеся сочетания при речевых неудачах или удачах меняют и образовавшиеся временные условные связи : одни угасают, другие возникают вновь.

Если заикающийся оказывается в таких условиях, при которых у него не выработались условные патологические связи, он совсем не заикается. Этим и могут быть объяснены те факты, когда в шумном цехе или просто при искусственном заглушении речи, заикающиеся не заикаются. Поэтому обычно не заикаются они и наедине с собой, в лихорадочном состоянии, в темноте, не заикаются на сцене (речь от другого лица) и т. д. Поэтому также всякие необычайные формы речи (шепотная, медленная, ритмическая, певучая речь, речь с измененным голосом, речь с пафосом и т. д протекают тоже без заикания (или почти без заикания).

Известного артиста Певцова, сильно заикавшегося в жизни, спросили — почему он не заикается на сцене при изображении того или другого действующего лица? Артист ответил: «ведь он не заикался, зачем же я буду заикаться».

Альпинист, сделавший несколько восхождений, рассказывал нам, что каждый раз, когда он был на вершине, он переставал заикаться ; при возвращении к подножию горы заикание у него вновь возникало.

Боязнь говорить, связанная с заиканием, как реакция на дефект речи, возникает по тем же законам условного рефлекса в таких ситуациях, когда появляется или предвидится возможность заикания.

Обострение явлений заикания или даже рецидив заикания в подростковом периоде в физиологическом отношении связаны с воздействием эндокринных влияний, свойственных этому возрасту, усиливающих возбудимость и реактивность мозговой коры.

И. П. Павлов отмечал циркулярность в проявлениях неврозов с периодами наблюдавшегося самопроизвольного улучшения состояния, которое, в конце концов, могло устойчиво прийти к норме, что связывалось И. П. Павловым с выработавшимся в этих случаях приспособлением в организме. Этим же надо объяснить и часто наблюдающуюся периодичность в проявлениях заикания и затихание их в поздних периодах.

Благоприятный исход заикания в зрелом возрасте может быть также связан с наступившей возмужалостью заикающегося, что облегчает ему компенсирование и преодоление дефекта.

загрузка...