Гипнотерапия

Гипноз, как явление, был хорошо известен в древности, в Греции, Индии и Египте. Как лечебный метод он применялся в древнегреческой медицине.

В средние века гипноз был оставлен и лишь в XVI и XVII веках снова был возрожден в виде фантастического учения о животном магнетизме. Научная эра гипноза начинается со второй половины XIX в. исследованиями Шарко и Бернгейма.

Во взглядах обоих исследователей имело место глубокое противоречие. Шарко считал гипнотические состояния патологическими, родственными истерическим припадкам. Бернгейм утверждал, что гипноз есть явление физиологическое, внушенный сон, зависящий от нормальной характерологической особенности человека внушаемости.

В теоретическом споре победу одержали взгляды Бернгейма, и гипноз прочно вошел в медицину как терапевтическое средство.

В России экспериментальное изучение гипноза на животных было начато В. Я. Данилевским. Для практического медицинского применения его много было сделано В. М. Бехтеревым и К. И. Платоновым. Теоретическая физиологическая разработка сущности гипноза принадлежит И. П. Павлову.

При экспериментальном изучении высшей нервной деятельности животных была установлена возможность действием однообразных или сильных раздражителей искусственно вызвать у животных состояние полного или частичного сна. При последнем торможение развивается не во всей высшей нервной деятельности, а в отдельных ее частях. Так, например, при сохранении секреторной части условного пищевого рефлекса не бывает двигательного его компонента или, наоборот, движение животного к кормушке сохраняется, а слюноотделение оказывается заторможенным.

При переходных ко сну состояниях меняется действие условных раздражителей на высшую нервную деятельность животного в связи с развитием так называемых гипнотических фаз. При уравнительной фазе сильные и слабые раздражители вызывают условные рефлексы одинаковой величины, при парадоксальной — слабые раздражители оказывают на нервную деятельность более сильное влияние, чем сильные раздражители. Ультрапарадоксальная фаза характеризуется извращенным действием раздражителей ; положительные условные раздражители вызывают тормозное действие, а отрицательные тормозные условные раздражители получают положительное значение и вызывают появление условных рефлексов.

Б. Н. Бирман экспериментально на животных изучил сон с сохранением так называемого «сторожевого пункта». В основе этой формы сна лежит сохранение одного бодрствующего очага на фоне общего сонного торможения коры больших полушарий. Сонное торможение при этом было настолько глубоко, что собака не просыпалась при применении раздражителей умеренной силы, но адресованные к «сторожевому пункту» даже более слабые раздражители немедленно ее пробуждали.

Сторожевые пункты возникают иногда и при естественном сне человека, образуясь под влиянием внешних раздражителей, имеющих особо важное для данного человека значение. У матери сторожевой пункт образуется на плач ребенка, у пожарного — на сигнал тревоги. Сигналом для пробуждения, связанным со сторожевым пунктом, может явиться не только появление, но и прекращение звукового раздражителя.

В основе естественного сна со сторожевым пунктом также лежит развитие сонного торможения во всей коре больших полушарий, за исключением одного бодрствующего функционально-динамического очага.

Описанные экспериментальные факты получения частичного сна и сна со сторожевым пунктом были положены в основу понимания И. П. Павловым гипнотического состояния и гипнотических внушений у человека.

Гипнотическое состояние И. П. Павлов считал разлитым корковым торможением, обычным сном, лишь искусственно вызванным. Он писал: «гипноз это есть, конечно, тот же сон. По существу своему он от сна не отличается, а отличается только по частным особенностям».

Что гипнотическое состояние является разновидностью естественного сна, можно видеть из того, что гипнотический сон можно перевести в естественный, физиологический, и, наоборот, при физиологическом сне создать рапорт с гипнотизером, вызвать гипнотический сон.

Одной из особенностей гипнотического сна является меньшая глубина его, чем естественного. Обычно гипнотический сон достигает глубины парадоксальной фазы, что и обеспечивает возможность словесного внушения. Но основную особенность гипнотического сна составляет наличие при нем сторожевого пункта, связи с гипнотизером, так называемого рапорта.

При гипнотическом сне сторожевой пункт, рапорт, образуется специальным воздействием гипнотизера: «вы слышите только мои слова» и обусловливает возможность выполнения больным делаемых ему словесных внушений и приказов гипнотизера. Иначе говоря, гипнотическое внушение основано не на особом психическом качестве — внушаемости, а на сохранении бодрствующего сторожевого пункта на фоне общей заторможенности коры больших полушарий.

Это общее торможение еще больше усиливает возбуждение в сторожевом пункте по закону положительной индукции, вследствие чего внушения гипнотизера приобретают особую силу.

По поводу внушения И. П. Павлов писал : «Что есть внушение и самовнушение? Это есть концентрированное раздражение определенного пункта или района больших полушарий в форме определенного раздражения, ощущения или следа его — представления, то вызванное эмоцией, т. е. раздражением из подкорки, то произведенное экстренно извне, то произведенное посредством внутренних связей, ассоциаций — раздражение, получившее преобладающее, незаконное и неодолимое значение. Когда на такую кору в определенный пункт как раздражитель направляется слово, приказ гипнотизера, то этот раздражитель концентрирует раздражительный процесс в соответственном пункте, и сейчас же сопровождается отрицательной индукцией, которая, благодаря малому сопротивлению, распространяется на всю кору, почему слово, приказ является совершенно изолированным от всех влияний и делается абсолютным, неодолимым, роковым образом действующим раздражителем».

Клинические наблюдения установили, что способность впадать в гипнотический сон и выполнять внушения не всегда идут параллельно и первая значительно шире второй ; поэтому гипнотический сон удается вызвать у многих больных с ослабленной нервной системой, но они не выполняют делаемых им внушений. Способность выполнять внушения свойственна в основном больным истерией.

По-видимому, в основе внушаемости лежит, кроме разлитого торможения коры больших полушарий, типологическая, заостренная болезнью черта — преобладание первой сигнальной системы над второй сигнальной системой. Вследствие этого услышанное больным слово вызывает появление целостного образа и превращение его в действие.

У больных психастенией вследствие преобладания словесного, а не образного мышления не только отсутствует гипнотическая внушаемость, но и вызывание гипнотического сна затруднено.

Различная степень внушаемости (гипнабильности) у больных неврозами требует предварительной (до начала лечения) проверки ее. Для установления степени внушаемости существует несколько приемов.

Наиболее простыми и показательными являются следующие:

1) Больному предлагается закрыть глаза и затем медицинским молоточком поглаживают по коже лба между бровями со словесным внушением: «теперь вы не можете открыть глаз». О внушаемости судят по степени затруднения при их открывании.
2) Руки больного согнуты в локтевых суставах, указательные пальцы направлены друг к другу. Внушается постепенное сближение пальцев.
3) Больной становится спиной к врачу с опущенными вдоль туловища руками и сдвинутыми ногами. Врач слегка подпирает рукой затылок больного. При словесном внушении: «вас тянет назад и вы начинаете падать» гипнотизер медленно отводит руку. О склонности больного к гипнозу судят по наличию падения его назад.

Гипнотический сон можно вызвать действием однообразных раздражителей, вызывающих утомление и торможение нервных клеток одного из анализаторов, например фиксацией взглядом блестящего предмета, стуком метронома и т. д. Хорошо действуют раздражители кожного анализатора, так называемые «пассы», особенно если они сочетаются с действием тепла.

А. Г. Иванов-Смоленский предложил прием гипнотизации при помощи качающейся над больным синей лампы, сочетая таким образом раздражение зрительного анализатора светом и кожного анализатора теплом.

Обычно при гипнозе применяется словесное внушение самостоятельно, иногда в сочетании с однообразными раздражителями.

Словесное внушение производится посредством громкого резкого приказа: «вы спите, вы уже спите», вызывающего развитие запредельного торможения, или чаще посредством монотонного, тихим голосом произносимого описания проявлений наступающего сна: «Ваши веки тяжелеют и опускаются, вам трудно их поднять, вам не хочется двигаться, вы чувствуете легкую усталость. Веки все больше тяжелеют, наступает дремота, вы засыпаете» и т. д.

При этом приеме гипнотизирующе действуют как однообразные раздражители звукового анализатора, так и появление у гипнотизируемого образа постепенного развития сна.

Показателем наступившего гипнотического сна является расслабление мускулатуры и замедление пульса. Специальным приемом для определения наступления гипнотического сна является резкий подъем гипнотизером руки больного и быстрое отпускание ее : при наступившем торможении высшей нервной деятельности, в первую очередь двигательного анализатора, рука больного падает; при отсутствии гипнотического сна опускается медленно.

Степень гипнотического сна, т. е. глубина торможения, может быть различна. В гипнотерапии принято разделение гипнотического сна на 3 стадии или степени: малый, средний и глубокий гипноз.

Малый гипноз характеризуется слабым торможением двигательного анализатора (возможность произвольных движений сохранена, хотя и затруднена), отсутствием амнезии и некоторым повышением восприятия внушений вследствие концентрации раздражительного процесса в ограниченных функционально-динамических очагах.

При среднем гипнозе имеет место утрата произвольных движений, последующая амнезия и частичное выполнение внушений.

При глубоком гипнозе утрачивается болевая чувствительность, развивается выраженная подчиненность приказаниям гипнотизера и полная последующая амнезия всего, имевшего место во время сеанса гипноза.

Для терапевтических целей достаточно вызвать поверхностный гипнотический сон I или II стадии.

Лечебное внушение должно быть сформулировано кратко и четко, но повторяться во время сеанса гипноза несколько раз, например : «Ваша нервная система с каждым сеансом укрепляется. Вы становитесь спокойным. Раздражительность уменьшается. Вас не раздражают мелочи, вы останетесь спокойным при неприятных впечатлениях. Спите спокойно, это состояние вам очень полезно. Оно укрепляет нервную систему и уменьшает раздражительность».

Содержанием внушения обычно является запрет или отрицание симптомов заболевания — хорошее самочувствие, отсутствие болей, способность видеть при истерическом амаврозе.

Если в основе болезненного состояния лежит глубоко заторможенная патодинамическая структура, забытая психическая травма, содержанием лечебного внушения может быть приказание вспомнить прошлое. Основанием для такой формы гипнотерапии является экспериментально и клинически доказанная возможность оживления и расширения в гипнотическом сне воспоминаний прошлого, даже считающихся забытыми. В основе этого явления, видимо, лежит механизм ультрапарадоксальной фазы (наличные раздражения затормаживаются, заторможенные — забытые — становятся активными).

Во время гипнотического сна под влиянием внушения меняется не только поведение больных в ответ на внешние раздражители, но, имея в виду корковую регуляцию деятельности внутренних органов, соответственно сделанному внушению можно изменять и их функцию. При внушении спокойствия и отсутствия страха больным с фобическим синдромом у них исчезает тахикардия и соответственно меняется электрокардиограмма. При внушении сытного и вкусного завтрака вызывается развитие пищеварительного лейкоцитоза и т. д. Это дает возможность применять гипнотерапию при соматических заболеваниях, особенно нейрогенного происхождения (гипертоническая и язвенная болезни), и соматических проявлениях неврозов.

Наряду с индивидуальным гипнозом можно применять и коллективный, заключающийся в погружении в гипнотический сон и словесном внушении одновременно нескольким больным с одинаковой формой заболевания или сходной симптоматикой. Коллективный гипноз является все же лишь дополнительным методом терапии и требует параллельного применения индивидуальных психотерапевтических бесед с больными или сеансов индивидуальной гипнотерапии.

Adblock
detector