Родовая черепно-мозговая травма

Под родовой черепно-мозговой травмой плода подразумевают повреж­дения головы в связи с родовым актом. В это понятие не включается внутри­утробная травма, происходящая в период беременности.

Основные факторы, играющие ведущую роль в патогенезе черепно-мозго­вой родовой травмы плода, обусловлены:

  • механическими воздействиями на головку плода;
  • общими расстройствами кровообращения плода;
  • асфик­сией;
  • местными расстройствами кровообращения головки.

Механические воздействия в виде сжатия головки во время ее прохождения по родовому каналу в определенной степени наблюдаются при каждых родах. Однако в условиях патологических родов (узкий таз, аномалии положения плода, ускоренные роды с отставанием приспособительных процессов кон­фигурации головы, наложение щипцов и т. д.) механические воздействия превышают физиологическую приспособляемость плода и тогда говорят о родовой травме.

Одним из решающих факторов в развитии черепно-мозговой травмы является степень способности головки приспосабливаться к размерам родо­вого канала (так называемая конфигурация головки). Эластичность костей черепа и соединение костей черепа плода друг с другом растягивающейся соединительной тканью способствуют физиологически целесообразному изме­нению формы костей черепа без их перелома и их смещению с захождением краев друг за друга.

До определенной фазы родового акта плод находится в замкнутой жид­кой системе, где давление до определенной степени регулируется законами гидростатики и распределяется равномерно. Объем полости черепа может быть уменьшен за счет вытеснения венозной крови в вены шеи. Однако в пато­логических условиях степень конфигурации головки, смещение костей в об­ласти стреловидного или ламбдовидного швов могут оказаться чрезмерными, привести к сдавлению или к натяжению и разрыву внутричерепных синусов, вызвать резкое повышение внутричерепного давления и кровоизлияние в мозг. Неблагоприятные условия для жизнедеятельности плода создаются при длительных схватках, особенно в случае преждевременного отхождения

околоплодных вод. Если в паузах между схватками внутриматочное давление не превышает 15 мм ртутного столба, то во время схваток оно быстро повы­шается до 80—250 мм. Все это сказывается на колебаниях внутричерепного давления плода.

Общие расстройства кровообращения могут быть следствием либо череп­но-мозговой травмы в связи с повреждением мозга, быстрого повышения внутричерепного давления при сжатии головки или реакции центральных сосудисто-сердечных центров на внутричерепные кровоизлияния, либо следст­вием ущемления пуповины, сдавления вен шеи и т. д.

Нередко наблюдающаяся у плодов и новорожденных асфиксия зависит от прямого или рефлекторного нарушения деятельности дыхательного центра при тяжелой черепно-мозговой травме, от закрытия носа или рта, сжатия дыхательного горла, тугого обвития пуповины, отслойки последа, аспирации слизи, крови, околоплодной жидкости и т. д. Обычно асфиксии предшествует фаза затруднения акта дыхания с недостаточным снабжением тканей кисло­родом и избытком углекислоты в крови.

При общих нарушениях кровообращения и асфиксии независимо от их генеза развивается кислородное голодание мозговой ткани, увеличивается проницаемость мозговых сосудов, понижается свертываемость крови, и это ведет к развитию внутричерепных кровоизлияний. Таким образом, выявляются элементы порочного круга, связанные со сложными процессами взаимодей­ствия прямой травмы головы, циркуляторных расстройств (особенно в цент­ральной нервной системе) и дыхания плода.

Родовая опухоль головки (caputsuccedaneum) является следствием местных расстройств кровообращения и лимфообращения при круговом сжатии головки стенками родового канала. При этом появляется отечность, а иногда и геморрагическая инфильтрация мягких тканей головы, выявляющиеся в виде припухлости тестоватой консистенции, которая пере­ходит без резких границ в соседние ткани. При большой величине родовой опухоли, дости­гающей иногда размера кулака, головка приобретает вытянутую форму.

Обычно по истечении 1 — 3 суток родовая опухоль исчезает самостоятельно без всякого лечения.

Во время прохождения головки через родовые пути она может приспосабливаться- и даже несколько уменьшаться в размерах за счет наличия родничков, соединительноткан­ного соединения костей и надвигания теменных костей на затылочную и лобную с отслойкой надкостницы и кровотечением под нее.

Ограниченные скопления крови под периостом у новорожденных носят название наружных кефалгематом (kephalhaematomaexternum). Они почти всегда располагаются в теменной области (редко в лобной и затылочной) и никогда не распространяются через швы на соседние области, хотя и бывают множественными. Вследствие продолжающегося кровотечения под периост эти опухоли постепенно увеличиваются и отчетливо выявляются на 2-й или 3-й день после рождения. Они не изменяют окраски кожных покровов, стано­вятся напряженными и окружены по периферии твердым валиком, состоящим из свернувшейся массы крови. Этот уплотненный валик в местах отслойки надкостницы от кости выступает над окружающими покровами, в то время как дно гематомы находится на одном уровне с костью; эти признаки позволяют отличить гематомы от вдавления кости. Позднее этот валик еще более уплот­няется в связи с пролиферацией периоста, и после рассасывания крови этот валик остается навсегда. При кефалгематоме отсутствует пульсация при­пухлости. В случае пульсации гематомы возникает подозрение на одновре­менное повреждение и костной ткани с развитием гематомы не только между костью и мягкими покровами черепа, но и между костью и твердой мозго­вой оболочкой. В этих случаях могут отмечаться явления компрессии мозга.

Рассасывание этих гематом происходит значительно медленнее, чем голов­ных родовых опухолей. Склонность кефалгематомы к рассасыванию диктует консервативное поведение. Однако это рассасывание можно ускорить аспи­рацией крови с помощью пункции с последующим наложением давящей повязки.

Осложнением кефалгематомы является разрыв отслоенной кровью надкостницы с повторными, иногда опасными или даже смертельными крово­излияниями в мягкие ткани головы, вторичное инфицирование гематомы с развитием абсцесса или флегмоны.

Повреждения костей черепа при нормальных родах наблюдаются в исклю­чительно редких случаях. Эластичность костей черепа и возможность сколь­жения их по отношению друг к другу столь велики, что требуется большая степень сжатия кости для того, чтобы превысить степень их эластичности. При этом могут возникнуть вдавления, трещины, переломы и (в очень редких случаях) даже отрывы костей друг от друга. Повреждения костей обычно обнаруживаются после наложения щипцов.

Вдавления кости у новорожденных и детей в связи с эластичностью и тонкостью костей черепа происходят нередко без перелома. При извлечении головки плода с помощью щипцов вдавления кости наблюдаются нередко, но эти вдавления чаще всего почти бесследно исчезают после удаления щип­цов. В редких случаях вдавления кости происходят в результате давления головки на promontoriumsacralis, при этом они располагаются в теменной области вблизи уха соответственно большему диаметру головки. Инстру­ментальные вдавления более обширны и заостренны; и чем более выражена их заостренность, тем более вероятен перелом кости. Обычно эти вдавле­ния расправляются самостоятельно при дальнейшем увеличении объема мозга.

Показания к оперативному вмешательству возникают в случаях после­родовых вдавлений костей черепа, сопровождающихся симптоматикой сдавления мозга, либо если значительно выраженные вдавления кости сохраня­ются на протяжении ряда месяцев. Более настойчивые показания к операции воз­никают при локализации этих вдавле­ний в моторной области, при развитии эпилепсии и психической неполноценно­сти ребенка.

Обычно у детей раннего возраста эффективна следующая методика опера­тивного вмешательства. По периферии вдавления накладывают фрезевое отвер­стие, из которого под кость подводится изогнутый подъемник. С его помощью удается выпрямление кости.

Эпидуральная гематома (или внутрен­няя кефалгематома — kephalhaematomainternum) при родовой травме в связи с прочным соединением твердой мозговой оболочки с костями черепа наблюдается редко. Эта гематома возникает главным образом при переломах кости в сочета­нии с повреждением ветвей оболочечных артерий.

При битемпоральном сжатии черепа происходит натяжение почти неспособ­ного к растяжению серповидного отрост­ка и возникают его надрывы или разрывы мозжечкового намета. По данным прозектуры Московского родильного дома имени Клары Цеткин, повреж­дения намета были выявлены в V3 всех секционных случаев и приблизительно у каждого пятого из умерших детей травма намета была определена как причина смерти.

Более прочное спаяние твердой мозговой оболочки с костями черепа в детском возрасте и склонность костей детского черепа расходиться в области швов способствуют тому, что при родовой травме новорожденных имеется большая склонность к возникновению субдуральных и субарахноидальных кровоизлияний вследствие разрыва сосудов мягкой мозговой оболочки, чем к эпидуральным кровоизлияниям. Последние встречаются у детей значительно реже, чем у взрослых. При внезапно развивающемся повреждении большого серповидного отростка или мозжечкового намета легко может возникнуть отрыв вен, впадающих в синусы, с развитием субдуральных кровоизлияний, которые располагаются главным образом в затылочных, теменных и височ­ных долях мозга, откуда распространяются на его основание. При отрыве верхнемозжечковых вен, направляющихся к намету и прямому синусу, крово­излияние располагается в задней черепной ямке, cisternaambiens, и спускается в спинномозговой канал.

Значение травматических внутричерепных кровоизлияний у новорож­денных в патогенезе развивающихся в раннем детстве и в более поздние сроки нарушений (в частности, болезни Литтля) подчеркивалось уже давно.

Позднее ряд авторов подчеркивал витальное значение внутричерепных кровоизлияний у новорожденных и ставил на обсуждение вопросы хирурги­ческого вмешательства. Из 9 опери­рованных Кушингом младенцев с субдуральными гематомами в сроки от 2 до 12 дней после родов, где гематома удалялась оперативным путем, выздоров­ление было достигнуто у 4, при этом у одного новорожденного была прове­дена двусторонняя операция.

В женской клинике Цюриха из 14 659 новорожденных в течение первых 11 дней после рождения погибло 1277 (8,71%), при этом субдуральные гематомы были выявлены в 29 летальных случаев (2,27%). При вскрытии 959 новорожденных Вейхе выявил, что у 122 (12%) причиной смерти являлось внутричерепное кровоизлияние, при этом у 80 детей экстравазаты располагались субдурально, у 56 — субарахноидально, у 35 — в мозговом веществе и у 21 — в желудочках мозга.

Согласно наблюдениям Геншена, субдуральная гематома у ново­рожденных содержит от 40 до 90 мл крови. При наличии большой субдуральной гематомы ребенок либо рождается мертвым, либо смерть наступает в течение первых минут или часов после родов и консервативные меро­приятия, направленные на оживление новорожденных, оказываются без­успешными.

Показания к хирургическому вмешательству возникают в тех случаях, когда удается выявить светлый промежуток на протяжении нескольких часов или дней после родов, по прошествии которого жизнеспособный ребенок становится без видимой причины асфиктичным и удается выявить симптомы повышения внутричерепного давления.

При конвекситальной субдуральной гематоме у новорожденных обычно наблюдается возбуждение, с постоянным криком и стоном, напряжение и выбухание большого родничка, расхождение ламбдовидного шва, замедление пульса, урежение дыхания, судороги в контрлатеральных очагу конечностях, парезы и параличи их. Наиболее убедительные данные получают при пункции субдурального пространства толстой иглой, введенной в латеральный отдел большого родничка по направлению спереди назад. В случае отсутствия убедительных данных, дающих возможность определить сторону располо­жения гематомы, производится пункция субдурального пространства через наружные отделы большого родничка. При извлечении значительного коли­чества крови из субдурального пространства эта пункция превращается из диагностического мероприятия в лечебное, ибо этим путем можно добиться резкого уменьшения компрессии мозга и ликвидации угрожающего состояния. Если после извлечения крови наступает клиническое выздоровление, нет пока­заний к оперативному вмешательству.

Если же это мероприятие оказывается недостаточным или сопровожда­ется временным эффектом, возникают показания к наложению небольшого трепанационного отверстия в височной области, обнажению и опорожнению субдуральной гематомы.

Субарахноидальные кровоизлияния при родовой черепно-мозговой травме наблюдаются часто. Кровоизлияние в мозг занимает первое место среди смер­тельных родовых травм.

В большинстве случаев выявляются петехиальные кровоизлияния диапедетического или механического происхождения, но встречаются и крупные очаги красного размягчения, разрушающие значительные участки головного мозга.

Выявляемые на аутопсии изменения мозговой ткани могут быть следствием гипоксических или асфиксических явлений, возникающих еще до родового акта при расстройстве маточно-плацентарного кровообращения, но могут быть и следствием дисциркуляторных нарушений или прямой травмы черепа в период родового акта. При микроскопическом исследовании мозга выявляются расстройства кровообращения в виде гиперемии, стазов, тромбов и мелких геморрагий; расстройства ликворообращения в виде отека мозга, мозго­вых оболочек, расширения желудочков, ишемического характера изменений в клетках коры большого мозга, мозжечка и ствола.

Adblock
detector