Ареномиметические вещества при вазомоторном коллапсе центрального происхождения

При тяжелом вазомоторном коллапсе центрального происхождения, не являющемся следствием кровопотери, в прежние годы широко применялись адреномиметические вещества, т. е. препараты, возбуждающие адренореактивные системы и могущие быстро поднять артериальное давление (адреналин, мезатон, эфедрин). В связи с тем что в последнее десятилетие с развитием учения о гибернации в ряде случаев признаются неправильными и даже вредными некоторые мероприятия, применявшиеся ранее с целью борьбы с шоком и коллапсом, целесообразно коснуться свойств адреномиметических веществ.

Адреналин непосредственно действует на ткани, получающие симпатическую иннервацию. Прежнее представление о возбуждении адреналином окончаний симпатических нервов сменилось современными представлениями о действии его на так называемые адренореактивные системы, т. е. на биохимические системы тканей, реагирующие с медиатором. При этом наблюдается резкое сужение большинства сосудистых областей большого круга. В опытах с изолированными органами выявлено, что под влиянием адреналина происходит сильное сужение сосудов органов брюшной полости, кожи и слизистых, значительно слабее суживаются сосуды скелетных мышц и еще слабее мозговые сосуды. Коронарные сосуды и сосуды легких расширяются. В условиях целостного организма при введении адреналина происходит сужение брюшных и кожных сосудов и резкое повышение артериального давления, что вызывает рефлексы с аортальных и каротидных прессорецепторов, ведущие к понижению тонуса сосудодвигательного центра. Вследствие механического давления крови и этих рефлексов преодолевается слабое сосудосуживающее действие адреналина на мозговые и мышечные сосуды, и последние не суживаются, а расширяются.

Терапевтическая доза для взрослых при подкожном введении — 0,5 — 1 мл 0,1% раствора.

Мезатон — синтетический препарат, близкий по характеру действия к адреналину и химически отличающийся от последнего отсутствием гидроксила в параположении к боковой цепи. В одинаковых дозах менее активен, чем адреналин, но более стоек. Для повышения артериального давления вводят под кожу или внутримышечно взрослым по 0,3—1 мл 1% раствора, а внутривенно (медленно!) — по 0,1 — 0,3 мл 1% раствора.

Эфедрин — в химическом отношении и по фармакологическим свойствам близок к адреналину. По сравнению с последним оказывает менее резкое, но значительно более продолжительное действие. Эфедрин в отличие от адреналина не возбуждает адренореактивные системы, но связывает и блокирует фермент — аминоксидазу и тем самым предохраняет адреналин от ферментативного расщепления. Механизм симпатомиметического действия эфедрина сводится, таким образом, к усилению действия адреналина и симпатического медиатора, действующих в организме, т. е. к усилению интенсивности и продолжительности центральных импульсов, идущих по симпатическим нервам. Это дало основание многим клиницистам предпочитать эфедрин адреналину и мезатону и рассматривать его как более надежное средство для восстановления тонуса сосудов при сосудистом коллапсе. В то время как действие адреналина на центральную нервную систему проявляется непостоянно и нерезко, эфедрин оказывает на нее возбуждающее влияние, повышает возбудимость дыхательного центра, снимает сонливость и пробуждает от сна, вызываемого снотворным.

При остром снижении артериального давления ниже 80 мм ртутного столба 5% раствор хлористоводородного эфедрина одномоментно вводят внутривенно в количестве 0,4—1 мл. При капельном введении его вводят в изотоническом растворе хлористого натрия в общей дозе 0,06—0,08 г, при подкожном введении — 0,02—0,05 г.

Неосинефрин (неосимпатол) — синтетический препарат, по своему физиологическому действию близкий к адреналину и эфедрину. Средняя доза при подкожном или внутримышечном введении колеблется между 0,1 и 1 мл, но первая инъекция не должна превышать 0,5 мл. Последующие дозы зависят от состояния больного и инъецируются не чаще чем, через 10—15 минут. При угрожающем состоянии неосинефрин вводят внутривенно в дозах, не превышающих 0,3 мл.

В последнее десятилетие, особенно в связи с развитием учения о гибернации, многие авторы очень сдержанно и даже отрицательно относятся к применению адреномиметических веществ для борьбы с шоком и коллапсом. Кампан и Лазорт категорически возражают против применения симпатомиметических средств (в частности, адреналина) и подчеркивают, что борьба с центральными нарушениями при помощи средств, обладающих лишь периферическим действием, является малоудовлетворительной. Они указывают, что применение экстрактов коры надпочечников, по-видимому, более оправдано. Дезоксикортикостерон применялся очень широко многими авторами. Некоторые тотальные экстракты коры надпочечников, по мнению этих авторов, весьма эффективны в неотложных случаях.

Далее считают нецелесообразным добиваться внезапного и неподготовленного расширения периферических сосудов медикаментозными агентами и с помощью теплых укутываний и облучений, ибо при наличии недостаточного количества циркулирующей крови при этом происходит отток определенного количества крови к периферии и усиление недостаточности кровоснабжения жизненно важных органов (мозг, сердце, легкие). При внезапном оттоке крови к периферии количество циркулирующей крови в связи с медленной перестройкой венозного тонуса, несмотря на отсутствие внешней кровопотери, фактически еще более уменьшается.

Adblock
detector