Теория наркоза — Рефлекторный компонент в наркотическом эффекте

Сегодня, вводя раздражитель прямо в кровь, мы не имеем права думать, что он обязательно будет действовать на нервные центры непосредственно. Современное учение об интерорецепции вообще и о сосудистой рецепции в особенности обязывает нас допустить возможность рефлекторного действия этого раздражителя. Начальным звеном рефлекса будут здесь интерорецепторы, именно вазорецепторы.

Подобный рефлекторный механизм можно допустить и в наркотическом эффекте. Я давно указываю на наличие рефлекторного компонента в сложном механизме барбитурового наркоза.

В руководимой мной нейрохирургической клинике мы наблюдали, производя гексеналовую пробу больным гипертонией, что введение в бедренную артерию 10 мл 10% раствора гексенала не дает ни падения артериального давления, ни наркоза. Но та же доза при внутривенном введении вызывает сон через несколько секунд после начала вливания, как говорят «на конце иглы». В опытах на животных наркотический эффект отсутствовал или был значительно менее выражен при введении гексобарбитона не только в бедренную, но даже и в сонную артерию, т. е. по направлению к мозгу.

При введении в артерию и в вену раздражитель, в данном случае барбитурат, встречается прежде всего с разными рецепторными полями. Если при этом получается различный эффект, то его проще всего понимать как результат воздействия раздражителя на сосудистые рецепторы, связанные с различными центральными механизмами. Сон возникает при внутривенном введении гексенала. Первое обширное рецепторное поле, с которым встречается здесь наркотик, — это вазорецепторы малого круга кровообращения.

Мысль о рефлекторном компоненте в механизме наркотического эффекта только вначале кажется странной. По сути же дела удивляться возможности рефлекторного наркотического сна не следовало бы. Ведь г многочисленных примерах условнорефлекторного сна, представленных Павловым, нигде нет наркотика, действующего на мозг. Есть только центростремительные (т. е. идущие с рецепторных приборов) сигналы в кору, вызывающие там разлитое торможение, распространяющееся затем и на подкорку. Но торможение в клетках коры так легко возникает!