Теория наркоза — наркотический эффект есть центральный эффект

Как уже было сказано, теорию наркоза легко построить на основании трудов наших классиков естествознания — Сеченова, Введенского,. Павлова, материалы которых дают возможность обоснованно, четко и просто представить себе физиологический механизм наркоза целого организма.

Прежде всего, наркотический эффект есть центральный эффект — результат воздействия наркотика на центральную нервную систему. С этого положения следует начать, хотя сегодня от> должно звучать как известная всем истина: ведь у Пирогова еще в 1847 г. написано, что «…поэфированная кровь действует на мозг первичным, а на другие части нервной системы вторичным образом». Однако это стоит подчеркнуть: и до сих пор иногда наивно думают, что во время наркотического сна все клетки организма находятся под прямым действием наркотика, что наркотик наркотизирует все клетки непосредственно.

В действительности же при наркозе целого организма речь идет о торможении рефлекторной деятельности, причем тормозящие нервные влияния идут из головного мозга. Прототипом, позволяющим обосновать подобное понимание наркотического торможения, является прославленный опыт Сеченова — «первая победа русской мысли в области физиологии», как называл его Павлов.

В опыте Сеченова раздражитель — кристаллик поваренной соли — кладется только на срез зрительного бугра лягушки. Следом за этим тормозятся все спинальные рефлексы. Это — центральное торможение: задерживающие нервные влияния идут из головного мозга в нижележащие отделы центральной нервной системы и тормозят рефлекторную деятельность. Сеченовский опыт — основа теории наркоза целого организма.

В качестве подтверждения тому, что наркотический эффект есть центральный эффект, приведу два простейших опыта.

Первый опыт описан Клодом Бернаром. Лягушку туго перетягивают пополам в области живота так, чтобы прервать связь через кровоток между передней и задней половинами тела. Нервная же связь между ними остается; спинной мозг перетяжкой не повреждается. Погружение головного конца такой лягушки в стакан с 0,5% раствором хлороформа вызывает наркоз не только передней, но и задней половины тел;*, хотя наркотик всасывается только передней половиной, а в заднюю с кровью не приносится. Наоборот, погружение такой лягушки в стакан с хлороформом задним»! конечностями не вызывает наркоза даже задней половины, хотя наркотик всасывается и попадает в кровоток задней половины. Из опыта следует, что наркотический эффект есть эффект нервный и именно центральнонервный.

Второй простой опыт описан Федоровым в нашей лаборатории. Впрочем, по-видимому, он был известен и ранее, но правильно не истолковывался. Перерезают животному — кошке, собаке, лягушке — спинной мозг в нижнегрудном отделе. После этого задние конечности и хвост оказываются разобщенными от головного мозга, будучи

я то же время соединены при помощи кровообращения со всем организмом. Хлороформный или эфирный наркоз у такого животного наступает прежде всего лишь на передней половине тела: голова и передние конечности «спяг», а хвост и задние конечности «бодрствуют» и на раздражение (щипок) отвечают энергичным рефлекторным отдергиванием. Другими словами, наркотик не действует прямо на клетки. В обычных для вызывания наркоза дозах он не действует даже прямо на клетки каудального отдела спинного мозга — ниже места перерезки. Он действует на головной мозг. Отсюда идут нервные влияния, тормозящие рефлекторную деятельность той части спинного мозга, которая осталась в нервной связи с головным мозгом. Перерезая спинной мозг, мы перерезаем «вожжи», которые обеспечивают центральное торможение рефлекторной деятельности. Ниже места перерезки это торможение отсутствует: задние конечности и хвост «бодрствуют»