Прямая внутривенная анестезия, ее анестезирующее и лечебное значение — ProfMedik Медицинский Портал

Прямая внутривенная анестезия, ее анестезирующее и лечебное значение

Разрабатываемая нами с 1944 г. прямая местная внутривенная анестезия отличается от способа Бира. Это прежде всего относится к методике, которая основана на выборе 0,25% раствора новокаина как вещества раздражающего и анестезирующего.

Метод введения новокаинового раствора в вены конечностей упрощен. Обнажение вены, за редким исключением, заменено пункцией обычным шприцем «Рекорд». При операциях на стопе или голени эластическая перетяжка накладывается на нижнюю треть бедра, после того как в вену опущенной с края стола стопы предварительно введена игла для пункции. Облегчение попадания иглой в вену обеспечивается похлопыванием кожи стопы, протиранием ее спиртом и в крайнем случае временным накладыванием резинового жгута на голень. Конечность для оттока венозной крови поднимается кверху вместе с иглой, после чего производится перетяжка конечностей с целью сдавления артериального пульса. При производстве операций на коленном суставе в нижней или средней трети бедра эластический бинт накладывается выше. При операциях на кисти и пальцах, предплечье, в локтевом суставе эластический бинт накладывается на нижнюю треть плеча, а при операции в средней трети плеча или плечевом суставе — на проксимальную треть плеча или через подмышечную впадину. Кубитальные вены служат местом введения новокаинового раствора. Токсическое действие новокаина на организм, благодаря уточнению дозировки и последующему введению физиологического раствора, исключается. Предельная доза 3 мл 0,25% раствора новокаина на 1 кг веса. В верхнюю конечность вводится 150—200 мл, в нижнюю—200—250 мл 0,25% раствора новокаина. Каждый раз после введения новокаина добавляется половинное количество физиологического раствора. Перед операцией для снижения возбудимости коры головного мозга больному вводится 1—2 мл 1 % раствора морфина или 2% раствора пантопона.

Новокаин через анастомозы вен с артериями проникает и в артериальное русло. Многочисленные опыты советских исследователей показали, что при введении краски в вены костей трупов отмечено проникновение ее в артерии. Благодаря разнице осмотического давления, возникающей при введении раствора новокаина, он из сосудов проникает в окружающие ткани.

Действие новокаина под давлением на ангиорецепторы способствует растягиванию ультрафильтров капиллярной сети и проникновению раствора за пределы ее вследствие низкого молекулярного веса воды и растворенного в ней хлористого натрия (0,85%) и новокаина.

В итоге конечность подвергается тотальному новокаиновому блоку ниже эластического бинта.

Анестезирующее действие новокаина через 20—30 минут после внутривенного введения достаточно глубоко, чтобы производить на конечностях самые разнообразные операции.

С января 1944 г. по декабрь 1952 г. произведено 297 операций и 144 репозиции переломов костей конечностей. При операциях абсолютная анестезия получена в 178 случаях, хорошая — в 116 и недостаточная в 3 случаях. Выполнены самые разнообразные операции как по поводу гнойных осложнений, так и при различных заболеваниях, требующих производства операций в асептических условиях. Послеоперационных нагноений после чистых операций не наблюдалось.

Преимущества анестезии: ясность анатомической картины, расслабление парализованных мышц и сухожилий, полный перерыв афферентных импульсов со стороны различных рецепторных полей конечности в кору головного мозга.

Местная внутривенная анестезия должна быть отнесена к самому щадящему способу обезболивания. Препятствуя развитию операционного шока при производстве ампутаций на конечностях у крайне ослабленных больных, она может быть использована для ликвидации шока при тяжелых повреждениях.

Оценка миографических исследований, согласно данным А. Н. Постникова, полученным в опытах на животных, показала, что местная внутривенная анестезия приводит к расслаблению мышц, достаточному для производства репозиции переломов конечностей голени, предплечья и плеча.

По нашему предложению, А. Н. Постниковым произведена репозиция у 144 травматических больных: с переломами плеча — 14, локтевой кости — 3, лучевой — 6, костей предплечья — 30, бедра — 2, малоберцовой кости — 11, большеберцовой — 15 и обеих костей голени — 63.

Таким образом, на верхнюю конечность падает 53 перелома, а на нижнюю — 91. В 80% всех случаев анестезия была отличной и хорошей, в 20% — неудовлетворительной; последнее в значительной мере определялось запоздалой госпитализацией. Так, от 12 до 24 часов после травмы поступило 36, спустя сутки и позднее— 18 человек.

На верхней конечноеги анестезия полностью удалась у 48 больных, а репозиция дала отличные результаты. Из 144 больных у 48 были изучены отдаленные результаты лечения переломов, причем у 42 отмечены отличные и хорошие результаты лечения и лишь у 3 — неудовлетворительные.

Из материала А. Н. Постникова следует, что при репозиции переломов костей верхней конечности прямая местная внутривенная анестезия является вполне эффективной.

Лечебное значение прямой местной внутривенной анестезии высоко и основано на способности новокаина стимулировать трофику тканей. Внутривенный путь введения новокаина приводит к быстрому снятию очага застойного возбуждения в коре головного мозга. В основе механизма действия новокаина лежит рефлекс с ангиорецепторов на различные эффекторные аппараты.

С 1949 г. местная внутривенная анестезия применяется нами для лечения острых и хронических заболеваний конечностей.

В настоящее время мы пользуемся ею при лечении острых воспалительных процессов на конечностях [фурункул, карбункул, лимфангоит, рожа, панариций, флегмоны, остеомиэлиты, тендовагиниты, экземы, трофические язвы различной этиологии, острые и хронические артриты как специфической (гонорройный), так и не специфической (исключая туберкулез и сифилис) этиологии], змеиных укусов, миозитов, эндартериита.

Применение новокаина внутривенным путем, особенно в сочетании с пенициллином (150 000—300 000 единиц) привело к более высокому лечебному эффекту по сравнению с другими лекарственными веществами.

Так, при обычных методах лечение больных с абсцессами и флегмонами занимало в среднем 24 дня, а при внутривенной анестезии — 13 дней; с острым остеомиэлитом — соответственно 57 и 6.

Без операции при обычных методах излечивалось лишь 20%, при местной внутривенной анестезии в сочетании с пенициллином — 74%.

Указанная терапия, примененная в стадии инфильтрации и начала нагноительного процесса, ограничила показания к хирургическим методам лечения или свела их к пункции и небольшим разрезам. Это обеспечило более высокий функциональный результат лечения.

Клиническое течение воспалительных процессов при указанной методике лечения довольно типично. Боль снимается во время введения новокаина, особенно на высоте анестезии, и в последующие дни уже не возникает. Восстанавливается нормальный сон. Воспалительные явления быстро регрессируют. Температура снижается до нормы в первые 3—5 дней. Если больные поступают в стадии серозного воспаления, то в течение ближайших дней никаких следов его не остается. В запущенных случаях дело заканчивается образованием ограниченного, мало болезненного гнойника или инфильтрата.

С 1949 по 1952 г. этот метод лечения был применен у 62 больных с различными видами артритов при самых разнообразных локализациях, кроме тазобедренного.

Из 62 больных у 30 применялась только анестезия, а у 32 — в сочетании с пенициллином.

После лечения 53 человека выписаны на работу с признаками клинического выздоровления, 6 домохозяек и инвалидов — со значительным улучшением, один больной переведен в хорошем состоянии в венерологический стационар, у 2 улучшения не отмечено, причем одна из последних не кончила курса лечения, а второму больному была предложена операция по поводу разрыва мениска.

В среднем лечение больных с различными токсикоинфекционными формами артритов занимало 15 дней, травматических — 17 дней.

Еще с 1944 г. мы стали на путь патогенетического лечения эндартериита. Признание ведущей роли коры головного мозга при развитии эндартериита открывает перспективы более целеустремленной направленности терапевтических и хирургических воздействий при лечении различных форм этой болезни.

Нарушения координирующей роли коры головного мозга по отношению к подкорковым и более низко расположенным центрам периферической нервной системы приводят к возникновению ненормальной сосудистой реакции — спазму сосудов. На интроцептивные раздражения, так же как и на экстероцептивные, сосуды отвечают спазматической реакцией.

Спазматическая реакция быстро переходит в нормальную. При нарушении регулирующей роли коры головного мозга спазматическая реакция сосудов удлиняется. При эндартериите это приводит к нарушению питания концевых нервных приборов (хемобаро-терморецепторов), очень чувствительных к кислородному голоданию. В дальнейшем нарушается кровоснабжение стенок более крупных сосудов, наступают дистрофические изменения мягких тканей, прогрессирующие тромбоз и облитерация сосудов.

С присоединением болевого раздражителя дистрофические изменения усиливаются. Соединение местной внутривенной анестезии конечностей с одновременным переливанием массивной дозы крови в одну из кубитальных вен ведет к улучшению состояния больного.

В настоящем сообщении излагаются наблюдения над 105 больными, из которых 13 поступили для повторного лечения.

В среднем каждому больному проведена троекратно процедура местной внутривенной анестезии нижней конечности в сочетании с переливанием крови (по 500—800 мл) в общее русло кровообращения.

Выписано со значительным улучшением 83 человека, без улучшения — один, ампутация бедра сделана одному больному, голени — трем, части стопы — двум, пальца — одному больному. Зафиксирован один летальный исход.

Из 13 больных, лечившихся повторно, у 10 вновь было достигнуто значительное улучшение, кроме того, у одного больною сделана ампутация бедра, у двух — голени, у одного — пальца. Процент калечащих ампутаций на 105 больных снижен до 6,6.

Таким образом, метод прямой местной внутривенной анестезии является не только точно разработанным способом обезболивания, позволяющим производить самые различные операции на конечностях, но и могучим фактором воздействия на ангиорецепторы сосудов, а через них — и на другие эффективные аппараты. Благодаря этому открываются перспективы нормализации трофики организма при различных заболеваниях конечностей.