Изменения сердечной деятельности при эмоциональных реакциях, вызванных венопункцией

Взятие крови из вены с диагностическими целями — широко распространенная процедура, которая легко может быть унифицирована. В некоторых случаях эта процедура вызывает внешне явно заметные вегетативные сдвиги в виде побледнения кожи лица, появления капелек пота, а также жалобы на головокружение, тошноту и т. д. Нам представлялось целесообразным использовать изменения сердечной деятельности при венопункциях в качестве объективных показателей эмоциональных реакций.

Эмоциональные реакции, вызванные венопункцией, были изучены у 9 мужчин в условиях нормальной двигательной активности и в различные периоды 49-суточной гипокинезии. При этом в задачу исследования входило сравнение эмоциональных реакций практически здоровых мужчин в условиях обычной двигательной активности и в условиях астенизации на 11-е, 25—28-е и 42—44-е сутки пребывания в состоянии гипокинезии.

Венопункции проводились для взятия крови на биохимические исследования каждый раз в одно и то же время, утром, натощак. Электрокардиограммы, отражавшие исходные показатели, записывали утром за час до взятия крови. Далее запись ЭКГ осуществлялась непрерывно во время приготовления к взятию крови (протирание кожи в области локтевого сгиба спиртом, наложение жгута на плечо, прокол вены и взятие крови). Венопункция локтевой вены проводилась всегда одной и той же опытной медицинской сестрой при одном и том же положении человека (лежа на спине).

Принимая во внимание, что при венопункции эмоции могут быть связаны со страхом и болью, анализировали изменения сердечной деятельности за периоды времени, предшествовавшие проколу вены и следовавшие за проколом. Характерно, что при венопункции наиболее выраженные изменения сердечной деятельности в большинстве случаев возникают не вслед за проколом, а в период времени, предшествующий проколу вены. Это дает основание полагать, что они связаны не столько с болевой реакцией и взятием небольшого количества крови, сколько с предшествующей проколу вены эмоциональной реакцией тревожного напряжения.

Приготовления к венопункции у всех обследуемых в исходном состоянии вызывали учащение сокращений сердца. У 3 человек это выражалось в учащении сокращений сердца на 6—13 и у 6—в более значительном учащении, на 27—58% от исходной величины.

Поскольку повторные процедуры венепункции были стандартизированы, можно было предположить три возможных варианта изменений сердечной/деятельности, отражавших выраженность эмоциональных реакций, а именно:

а) эмоциональная реакция наиболее резко выражена при первой венопункции, в дальнейшем она становится менее выраженной, поскольку человек убеждается в безопасности процедуры;

б) эмоциональная реакция выражена одинаково при каждом повторении процедуры;

в) эмоциональная реакция нарастает при каждом повторении процедуры в период гипокинезии в связи с изменением общего состояния человека, повышением раздражительности, углублением астенизации.

Как показали результаты исследования, первый вариант наблюдался лишь у одного человека. Это был мужчина, обнаруживавший по многочисленным показателям клинико-физиологических исследований наименее выраженные нарушения функционального состояния нервной системы. Первая венопункция вызвала у него значительное учащение сокращений сердца—до 150%, отражая состояние тревоги. При трех последующих венопункциях наблюдалось почти одинаковое учащение сокращений сердца до 134—138%’ от исходной величины.

Второй вариант эмоциональных реакций, проявившийся в их идентичности, был отмечен также лишь у одного человека, многократно принимавшего участие в такого рода исследованиях.

У остальных 7 человек изменения эмоциональных реакций шли по третьему типу. Они становились значительно более выраженными в период гипокинезии.

Интересно, что в исходном периоде на фоне нормальной двигательной активности венопункция ни у одного мужчины не вызвала аритмий сердца и каких-либо признаков предобморочного состояния. Во время гипокинезии на 11-е сутки постельного режима ожидание венопункции сопровождалось у одного человека возникновением предсердной экстрасистолии.

К концу 1-го месяца гипокинезии у 2 человек во время приготовления к венопункции наблюдалось предобморочное состояние. Они жаловались на головокружение и тошноту. Объективно отмечалось резкое побледнение кожи лица и учащение сокращений сердца с 63 до 110 ударов в минуту.

Наконец, отметим, что в фоновом периоде в условиях нормальной двигательной активности, во время приготовления к венопункции у 7 человек из 9 изменялся вольтаж зубцов Г (у 5 человек он возрос и у 2 человек снизился). К 42—44-му дню гипокинезии, во время ожидания венопункции, у всех 9 человек изменялся вольтаж зубцов Т: у 3 человек он возрос, у 6 — снизился.

Таким образом, при исследовании эмоций тревоги, вызванных как стоматологическими процедурами, так и венепункцией, выявляется одна и та же характерная особенность, а именно: в результате ограничения двигательной активности становятся более выраженными сердечные проявления эмоциональных реакций.

Adblock
detector