Изменения сердечной деятельности и сосудистого тонуса

В динамике эмоциональной реакции изменения сердечной деятельности и сосудистого тонуса оказываются не только периферическими проявлениями эмоций, но одновременно существенным звеном в механизмах регуляции уровня возбуждения структур головного мозга, ответственных за психическую деятельность.

Lacey приходит к заключению, что было бы неправильно рассматривать изменения сердечно-сосудистой системы как неспецифический показатель эмоций или общего возбуждения. В действительности при психических процессах сердечно-сосудистые изменения проявляют себя как высокоспецифические и очень тонкие проявления реакций, интегрированных на высших уровнях организации нервной системы.

Соотношению роли общего возбуждения и сознания в формировании эмоциональных реакций человека посвящены известные исследования Schachter и Singer. Показано, что введение адреналина человеку, если он не предупрежден о возбуждающем действии препарата и не может связать учащение сердцебиений, тремор рук и другие периферические изменения с предшествующей инъекцией вещества, вызывает усиление эмоций. При этом в одних ситуациях усиливались эмоции эйфории (при забавных действиях подставного лица), в других ситуациях усиливались эмоции злобы и ярости (при письменных ответах на грубые или оскорбительные вопросы). Авторы показали, что сознание является мощным детерминантом эмоции. Эмоции зависят от физиологического возбуждения, в данном случае вызванного адреналином, и осознания ситуации.

Интересные исследования провел Valinis, рассматривающий восприятие человеком изменений сердечной деятельности как существенную детерминанту эмоционального поведения в случаях, когда человек осознает связь этих изменений с действиями эмоциогенного стимула.

В исследовании были применены разнообразные эмоциогенные раздражатели, в том числе демонстрация мужчинам диапозитивов с изображением очень привлекательных обнаженных женщин. Через микрофон, установленный якобы для регистрации сердечной деятельности, обследуемый получал ложную информацию о частоте собственных сердцебиений.

В качестве отрицательных воздействий применялись демонстрация диапозитивов устрашающего содержания, а затем выполнение специального задания. Оно заключалось в том, чтобы открыть клетку, в которой находился небольшой удав, прикоснуться к змее, взять ее и подержать в руках. Выяснилось, что при положительных воздействиях информация о наличии изменений частоты сокращений сердца усиливала эмоции, а при отрицательных воздействиях сознание отсутствия изменений сердечной деятельности уменьшало страх. Это подтверждает предположение, согласно которому одно сознание того, что эмоциональный стимул повлиял на сердечную деятельность, вызывает переоценку стимула и влияет на поведение. Очевидно, в данном случае речь идет лишь об одном из частных вариантов обратной связи.

Значение сознательной оценки ситуации в механизмах эмоций особенно ярко подчеркивается в исследованиях Lazarus. Автор считает целесообразным дифференцировать психологический стресс от неспецифического стресса и применять первое понятие только в отношении реакции в ситуациях, которые характеризуются вредностью, чреваты опасностью или угрожают благополучию человека. При этом важнейшим компонентом реакции психологического эмоционального стресса является стремление личности избавиться от опасности, преодолеть трудную ситуацию. В этом аспекте динамика эмоции базируется прежде всего на характере познавательных оценок и переоценок, отражающих вначале оценку ситуации и ее значение для благополучия, далее оценку путей и возможностей преодоления ситуации или сохранения благоприятного положения и, наконец, переоценок на основании новых данных, полученных по ходу действий в порядке обратной связи.

Lazarus с соавт. использовали для исследования стрессорных реакций, в числе других воздействий, кинофильмы угрожающего содержания (например, кинофильм. демонстрирующий несчастные случаи на лесопилке). По мнению Lazarus, демонстрация кинофильмов имеет то преимущество, что при этом методе возникновение стресса обусловлено воздействием только психических факторов. Обеспечивая с помощью сопроводительных тестов различные оценки ситуации, оказалось возможным проследить влияние этих оценок на стрессорную реакцию и ее вегетативные проявления, в частности на частоту сокращений сердца и электропроводность кожи.

При демонстрации угрожающих кинофильмов сокращения сердца учащались с 80 до 92 ударов в минуту. При сопровождении кинофильма текстом, разъяснявшим нереальность инсценированных эпизодов, сокращения сердца учащались всего до 86 ударов в минуту. Автор обосновал положение о том, что характер реакций на угрожающие воздействия определяется тем, какой из защитных процессов оказывается активированным. Соответственно концепции этого автора при реакциях страха и гнева, бегства и нападения наряду с некоторыми общими физиологическими явлениями возбуждения должны существовать различия не только в моторно-поведенческих проявлениях, но и вегетативно-висцеральных (сердечная деятельность, дыхание), так как каждая из названных реакций имеет целостную организацию.

загрузка...