Гормональная система организма

Важная роль в механизмах эмоциональных реакций принадлежит гормональным системам организма. Выше мы останавливались на классических работах Сап- поп, установившего значение возбуждения адреналовой системы в механизмах эмоций, мобилизующих организм к борьбе. В работах Selyeподчеркивается ведущее значение функции гормональных систем организма в реакциях неспецифического стресса при действии самых разнообразных раздражителей. Значительный интерес представляет вопрос относительно особенностей гормональных сдвигов при эмоциональных реакциях различного характера.

Исходя из представлений Selye о том, что стрессорные реакции возникают не только при отрицательных воздействиях, но и в результате положительных, в том числе приятных воздействий, Levi исследовал выделение катехоламинов в различных ситуациях, в том числе при демонстрации женщинам кинофильмов. Было установлено, что демонстрация в течение 1-2 ч кинофильмов с видами природы вызывает состояние успокоенности и расслабленности. Одновременно наблюдается снижение экскреции адреналина и норадреналина. При демонстрации кинофильма «Путь к славе» и кинокомедии «Тетка Чарлея» наблюдалось возрастание экскреции адреналина и незначительное возрастание экскреции норадреналина. При демонстрации фильма потрясающих ужасов «Маска сатаны» значительно возрастало содержание как адреналина, так и норадреналина.

В связи с тем что фильмы, вызывающие состояние напряжения, страха и агрессии, так же как и комедийный фильм, обусловливают повышение экскреции адреналина, Levi рассматривает эти изменения как проявление неспецифической реакции (по Selye), считая, что приятные и неприятные эмоции сопровождаются сходным адреналовым эффектом.

Со своей стороны отметим, что сходство изменений функции адреналовой системы, отражающее универсальные проявления многих адаптационных реакций организма, не противоречит возможности глубокого количественного и качественного своеобразия сочетаний вегетативных сдвигов, выявляющихся при более полном их анализе.

В литературе распространены представления, основанные на концепции Funkenstein, считающего, что эмоции страха сопровождаются преимущественно возбуждением адреналовой системы и экскрецией адреналина, а эмоции агрессии — возбуждением симпатических нервов и экскрецией норадреналина.

В исследованиях Frankenhaeuser введение человеку умеренных доз адреналина вызывало общее возбуждение и состояние напряженности. Вместе с тем отмечена положительная корреляция между возрастанием экскреции норадреналина и показателями успешной деятельности человека в стрессовых ситуациях. Одновременно отмечено, что точка зрения ряда авторов, предполагающая наличие простой связи между уровнем экскреции адреналина и состоянием тревоги, а также уровнем экскреции норадреналина и состоянием агрессии, не подтверждается.

Frankenhaeuserсчитает, что простые и однозначные взаимоотношения между специфическими эмоциональными и эндокринными реакциями невозможны. Простая корреляция между силой эмоционального возбуждения и экскрецией адреналина характерна только для ситуаций, в которых человек пассивно воспринимает стрессорные воздействия. В случаях, когда человек активно противодействует им, взаимоотношения становятся более сложными. Экскреция адреналина возрастает, когда человек оказывается в неопределенных и непредсказуемых ситуациях, и снижается по мере увеличения контроля за ситуацией. В то же время экскреция норадреналина сохранялась повышенной, независимо от изменения контроля за ситуацией.

На основании многочисленных данных Frankenhaeuser делает заключение, что циркулирующий в организме адреналин играет важную роль в сохранении работоспособности при монотонной деятельности. Она считает, что положительная корреляция между выделением катехоламинов и работоспособностью характерна для состояний возбуждения малой или умеренной степени. При угрожающих воздействиях значительное повышение содержания адреналина оказывает отрицательное влияние на возможность человека контролировать ситуацию.

Характерно, что адреналин вызывает состояние общего возбуждения, в то время как норадреналин имеет отношение к механизмам концентрации внимания; повышенное выделение норадреналина в стрессовых ситуациях коррелирует с хорошими показателями умственной работоспособности.

У людей, предпочитающих работать в утренние часы, в это время выделяется больше адреналина. Противоположные изменения наблюдаются у людей, предпочитающих работать в вечерние часы.

Интересно, что в спортивных соревнованиях уровень катехоламинов особенно резко возрастает при эмоциях тревоги и неуверенности. При этом более успешно выступают спортсмены, у которых адреналина выделяется меньше, а соотношение норадреналина к адреналину более значительно. В случаях быстрой и максимальной мобилизации отмечается высокое выделение норадреналина. Это особенно характерно для лыжников, прыгающих с трамплина, и парашютистов.

Вопрос о нейрохимических механизмах эмоциональных реакций на уровне структур головного мозга до конца не выяснен и во многих отношениях противоречив.

В экспериментах с введением в ткань мозга через микроканюли различных веществ показано, что на ди- и мезэнцефальном уровнях пусковые системы агрессивного поведения имеют холинергическую природу, они усиливаются катехоламинами и угнетаются серотонином. Холинергическая пусковая система активирует центры симпатической нервной системы.

В работах И. Т. Курцина ацетилхолин рассматривается в качестве центрального химического агента, выделяющегося в больших концентрациях в структурах центральной нервной системы и запускающего патологический процесс, вызванный стрессорными раздражителями.

Заслуживают внимания представления, развиваемые Е. А. Громовой, о том, что формирование положительных эмоций в значительной степени связано с активностью серотонипергической системы головного мозга.

Распространено представление о том, что положительные эмоции опосредованы через парасимпатическую нервную систему. Однако эти взаимоотношения не могут рассматриваться как закономерные.

Следует согласиться с мнением Gellhornи Loofbourrow, которые значительно более дифференцированно подходят к данному вопросу. Они отмечают, что такое простое воздействие, как поглаживание, вызывает снижение мышечного тонуса и тенденцию к засыпанию. При этом возникает ощущение благополучия, которое сопровождается уменьшением симпатических и повышением парасимпатических влияний. Согласно мнению данных авторов, сложная эмоциональная надстройка возникает на основе диффузных телесных ощущений, связанных первоначально с рефлексами устранения и приближения, обнаруживаемыми у низших видов животных. Эти ощущения сохраняют влияние на эмоциональные реакции человека.

Однако те же авторы отмечают, что зависимость эмоций от вегетативной нервной системы является значительно более сложной и многосторонней. В определенном диапазоне сдвиги в равновесии симпатической и парасимпатической систем на уровне гипоталамуса определяются принципом реципрокности. При сильных эмоциях происходит отклонение от этого принципа. При этом общепризнанные представления об активации симпатической нервной системы под влиянием испуга в некоторых случаях являются слишком узкими, а в других — неверными.

Авторы указывают, что представления о связи положительных эмоций с парасимпатической активностью в одних случаях соответствуют фактам, в других случаях находятся с ними в вопиющем противоречии (парасимпатические механизмы плача при горе, усиленной перистальтикой кишечника при страхе, механизмы рвоты и т. д.).

На основании ряда данных Gellhorn и Loofbourrow считают, что при сдвиге состояния гипоталамуса в сторону возрастания парасимпатических влияний вначале возникает ощущение покоя и удовлетворенности, при более значительных сдвигах — депрессивные состояния. При изменениях в сторону преобладания симпатической активиости у животных усиливаются агрессивные реакции, у человека возникает ощущение счастья, эффекты возбуждения, в ряде случаев психические нарушения, подобные маниакальным состояниям.

Мы не останавливаемся в данной работе на метаболических аспектах проблемы нервного стресса. Отметим лишь некоторые узловые моменты. В исследованиях С. В. Аничкова, И. С. Заводской с соавт. в качестве чрезвычайных воздействий, вызывающих стресс, в том числе эмоциональный, использованы такие приемы, как раздражение неременным электрическим током подбугровой области головного мозга, пропускание тока через лапки фиксированных подопытных животных и т. д.

В результате повторных применений этих воздействий во внутренних органах и в миокарде возникали патологические изменения нейрогенного происхождения. В их происхождении существенную роль играли подбугровая область головного мозга, ретикулярная формация, центробежные симпатические влияния.

Возросшая имнульсация по симпатическим нервам вызывала истощение тканевых запасов норадреналина. С. В. Аничков предполагает, что истощению запасов норадреналина предшествует усиленный выброс его в синаптические щели в токсических концентрациях. При этом, согласно концепции автора, в условиях стресса дисбаланс обмена катехоламинов вызывает нарушения тканевого метаболизма и «энергетическую катастрофу». Она возникает на фоне глубокого нарушения процессов окислительного фосфорилирования, изменения структуры митохондрии клеток миокарда и т. д.

При эмоциональном стрессе под влиянием кардиотоксического и липолитического действия катехоламинов усиливаются процессы липолиза, возникает липопротеинемия, возрастает содержание в крови свободных жирных кислот и холестерина.

Отмечено, что у студентов во время экзаменов в крови повышается уровень β-липопротеидов и холестерина. Этот же автор отмечает повышение уровня холестерина и β-липопротеидов у животных в период выработки условных рефлексов. Он объясняет это тем, что адреналин и норадреналип при пермиссивном действии глюкокортикоидов активизируют липолиз жировой ткани.

В работах С. М. Лейтеса с соавт. показано, что глюкокортикоиды оказывают пермиссивное влияние, усиливая жиромобилизующее действие адреналина. Кроме того, под влиянием стресса снижается липолитическая активность тканей кровеносных сосудов. Каждое из этих явлений способствует отложению липопротеидов в стенках сосудов.

Большой интерес представляет вопрос о влиянии на миокард истощения функции надпочечников, обычно отмечающееся при длительном действии чрезвычайных раздражителей.

П. Д. Горизонтов и Т. Н. Протасова отмечают, что при недостаточности коры надпочечников увеличивается обмен мышц без увеличения их сократительной способности. У адреналэктомированных животных дыхание мышцы сердца возрастает по сравнению с контрольными животными на 40—50%, достигая предельного уровня уже в состоянии покоя, и не увеличивается в ситуациях, предъявляющих дополнительные требования к миокарду.

загрузка...