Теория наркоза — историческая справка

Советский исследователь, занимающийся вопросами теории наркоза, испытывает законное чувство гордости потому, что решение основных и наиболее существенных разделов этой обширной проблемы принадлежит русскому уму.

Американский студент-медик Мортон впервые более или менее систематически начал применять на человеке эфир, воспользовавшись советом и самонаблюдением своего учителя — профессора химии Джексона. Но не славой покрыл он свое имя, а запятнал его тем, что вместо благодеяния для человечества увидел в наркозе лишь повод для спекуляции в целях наживы. Он не изучал, да и не мог изучать эфирный наркоз и разрабатывать его теорию, обобщать практику применения, а прежде всего запатентовал открытие. Под названием «летеон» Мортон пустил эфир в продажу и начал бесконечную тяжбу с Джексоном сначала о процентах с продажи (себе — 90, Джексону — 10), а потом, когда летеон заставили рассекретить, — о приоритете и о правах на славу.

Едва известие об открытии эфирного наркоза появилось на континенте и о нем позже других — в последние дни 1846 г. — узнали в России, Н. И. Пирогов с необычайной ясностью и настойчивостью в кратчайший срок создал теорию и разработал методы практического применения эфирного наркоза. Он поставил на животных большое число опытов, предусмотрев едва ли не все возможные их варианты, испытал эфир на самом себе, а затем начал применять на оперируемых больных. Уже через несколько месяцев Пирогов представил первую в мировой литературе монографию о наркозе, в которой раньше, чем Флуран, на которого принято ссылаться, показал, что эфир действует на центральную нервную систему и поэтапно выключает отдельные ее этажи.

Не дожидаясь, видимо, окончания весеннего семестра, 8 июня 1847 г. академик Пирогов отправился на лошадях из Петербурга в Дагестан. Он вез с собой 30 приборов собственного изобретения для наркотизирования и два пуда эфира. Его цель состояла в том, чтобы впервые в истории применить это средство на раненых для устранения боли во время операции.

Н. И. Пирогов произвел сто хирургических операций под эфирным наркозом во время боя при взятии Салтов.

Что касается дальнейшей разработки теории наркоза целого организма, то она полностью принадлежит русскому уму. И. М. Сечелов своим опытом центрального торможения спинномозговых рефлексов укачал путь для понимания физиологического механизма наркоза на целом организме. Введенский в книге «Возбуждение, торможение и наркоз» раскрыл условия возникновения наркотического торможения. Наконец, И. П. Павлов занимался рассмотрением теории наркоза почти полстолетия. Начиная с диссертации Баратынского и до последних дней жизни, И. П. Павлов неоднократно возвращается к разбору механизма наркотического эффекта в свете идеи об охранительном торможении.

В результате всех этих блестящих работ мы можем представить теорию наркоза, целиком основанную на самобытных открытиях отечественных ученых. Естественно, что сегодня речь идет не о теории, исчерпывающей все детали предмета. Остается сделать и разъяснить больше, чем сделано и разъяснено. Но основные вехи поставлены и основные контуры теории наркоза намечены. Изложить их и является задачей настоящего доклада.