Энцефалитические реакции у детей — ProfMedik Медицинский Портал

Энцефалитические реакции у детей

Энцефалитические реакции у детей наблюдались наиболее часто, составляя 77,9% всех нарушений со стороны нервной системы. Л. О. Бадалян наблюдал энцефалитические реакции в 82,7%. Частота энцефалитических реакций составляет 0,97—1,2% к числу привитых.

В отношении возраста детей, наиболее подверженных таким реакциям, в литературе ведутся дебаты. Эрэнгут считает, что наиболее часто энцефалитические реакции возникают у детей первой половины второго года жизни; у детей до 6-месячного возраста автор судорог почти не наблюдал, в связи с чем рекомендует раннюю первичную вакцинацию. Дуз, Эккель, напротив, чаще наблюдали судороги на первом году жизни и советуют проводить первичную вакцинацию в возрасте 2—3 лет. Анализ собственных наблюдений и литературных данных показывает, однако, что наибольшая частота судорожных реакций в различные периоды первых лет жизни зависит не от особого возрастного предрасположения, а от декретированных в разные годы в различных странах сроков первичной вакцинации. Так, в тот период, когда в нашей стране вакцинация начиналась с 3 месяцев, энцефалитические реакции чаще наблюдались на первом году жизни, из них около половины — у детей первого полугодия. Позднее, когда вакцинация была перенесена на возраст 10—12 месяцев, судорожные реакции чаще отмечались на втором году, наиболее часто — в возрасте 1—1,5 лет. Дети старше 2-летнего возраста на протяжении всех этих лет составляли в среднем 15%, в единичных случаях среди них были и школьники.

Энцефалитические реакции обычно возникают на 8-й день вакцинации, у наших больных в 65% случаев — на 7—9-й дни.

У детей раннего возраста энцефалитические реакции в большинстве случаев проявлялись судорожным синдромом. На высоте общей и местной реакции (причем последняя могла быть как усиленной, так и обычной) при высокой, но не длительной лихорадке (1—4, чаще 2—3 дня) появлялись нарушение сна, беспокойство, тремор конечностей, вздрагивания, автоматизмы, судорожные приступы. В неврологическом статусе определялось оживление или снижение сухожильных рефлексов, анизорефлексии, пирамидные знаки, иногда — преходящие очаговые симптомы. Ликвор обычно был не измененным, вытекал под повышенным давлением. Судороги у подавляющего большинства больных протекали по типу тонико-клонических, с потерей сознания. Длительность их была различной— от нескольких секунд до нескольких часов, у 18 больных судороги носили характер серийных, статусоподобных и прекращались только после активной противосудорожной терапии. Такой характер судорог чаще наблюдался у детей с неблагополучным анамнезом.

Приводим пример.

Боря В., 2 года 7 месяцев. Ребенок родился в асфиксии, в возрасте 2 месяцев отмечались кратковременные судорожные подергивания. Брат матери страдает эпилепсией. 4 января 2007 г. была сделана прививка против оспы. В это время мальчик слегка покашливал, у него отмечался небольшой насморк. На 7-й день на фоне выраженной местной и общей реакции при температуре 39° появились судорожные приступы. В тяжелом состоянии был доставлен в клинику. Вокруг оспенных пустул — обширный инфильтрат, дочерние элементы. Возбужден, беспокоен. Легкая анизорефлексия, угнетение брюшных рефлексов. На ЭЭГ доминирует диффузный дельта-ритм, смешанный с группами и периодами тета-колебаний; альфа-волны практически отсутствуют. В клинике периодически повторялись серии судорог. Через 3 дня судороги прекратились, но выявилась резкая атаксия, которая затем постепенно сгладилась. Выписан через 3 недели без выраженных остаточных явлений. В течение Последующих б лет получает противосудорожную терапию. Припадков нет, развивается хорошо, но электроэнцефалограмма остается измененной.

Таким образом, ребенку с отягощенной наследственностью, родившемуся в асфиксии, с судорожными проявлениями в анамнезе, была сделана прививка на фоне легкого респираторного заболевания, без назначения противосудорожных препаратов. Это привело к развитию тяжелого судорожного синдрома.

У 1/3 детей с энцефалитической реакцией одновременно отмечались и другие проявления патологического развития вакцинального процесса — чрезмерно сильная местная реакция, инокуляция вируса вакцины, вакцинальная сыпь. В 1/3 случаев наблюдалось присоединение в поствакцинальном периоде различных интеркуррентных заболеваний, чаще — острых респираторных инфекций.

У детей старшего возраста энцефалитические реакции были более сложными — психосенсорные расстройства, галлюцинаторный синдром, делирий, каталептические явления.

Приводим пример.

Коля Г., 8 лет. Родился от быстрых родов, к груди приложен па 3-й сутки. В анамнезе — частые респираторные инфекции, ацетонемические рвоты. В возрасте 1 года привита оспа, осложнений не отмечалось. 14 ноября 2001 г. на фоне остаточных явлений респираторной инфекции сделана ревакцинация оспы. С 4-го дня — развитие местной реакции, температура 38,4°. Был очень беспокоен, возбужден, отмечались зрительные галлюцинации. При поступлении в клинику—в сознании, поведение адекватное, но остается несколько возбужденным. Со стороны неврологического статуса — асимметрия носогубных складок, интенционный тремор. Ликвор не изменен. На ЭЭГ — без изменений, при гипервентиляции — пароксизмальная активность в виде комплексов высокоамплитудных колебании (до 180 мкВ), выраженных диффузно. Вечером у ребенка вновь отмечались зрительные галлюцинации. Были назначены препараты брома, люминал. После выписки чувствовал себя хорошо, но при отмене люминала появились ночные страхи. При возобновлении приема люминала ночные страхи прекратились. Электроэнцефалограмма через 3 месяца — без динамики по сравнению с первым исследованием.

Изучению частоты, патогенеза и прогноза энцефалитических реакций посвящено сравнительно небольшое число работ. Все авторы, длительно наблюдавшие за такими больными, указывают, что нет оснований расценивать эти судороги как случайные и безвредные, прогноз их всегда следует считать сомнительным. Так, Дусэк  в дальнейшем у 17% детей наблюдал развитие эпилепсии и умственной деградации, у 15% — повторные судороги без другой симптоматики. В. П. Брагинская и А. Ф. Соколова отмечали развитие эпилептических припадков у 2 детей из 17, С. Л. Кипнис у 1 из 9 детей. Нами развитие эпилепсии было обнаружено при катамнестическом наблюдении у 5 детей этой группы.