Иммунные реакции при формировании болевого синдрома

Под влиянием травмы или хирургического вмешательства, при хроническом болевом синдроме имеют место нарушения гуморального и клеточного иммунитета. Доказано, что снижается реакция на митогены и антигены, ослабевают опосредованная лимфоцитами цитотоксичность и гиперчувствительность замедленного типа, задерживается отторжение кожных лоскутов, уменьшаются реакции антител и активность естественных киллерных клеток. Известно, что длительный болевой синдром способен ускорить рост опухолей.

Многие аспекты иммунодефицита, связанные со стрессом, были отнесены на счет известного иммунодепрессивного действия кортикостероидов, уровень которых нарастает в этом периоде. Глюкокортикоиды обладают не только лимфолитическим действием, они также угнетают секрецию факторов роста Т-клеток, необходимого для пролиферации антиген-активированных субпопуляций этих клеток. Из-за этого угнетается как митогенез, так и продукция интерлейкина-1.

Помимо глюкокортикоидов, другие гормоны также могут действовать как иммуномодуляторы. Это катехоламины, гормон роста, пролактин и эндогенные опиоиды. Поверхностные а,- и а2-рецепторы имеются на макрофагах. Подобно адреналину и норадреналину, эти адренорецепторы оказывают обратное действие на иммунную функцию. Катехоламины угнетают хемотаксис и фагоцитоз, блокируют активность макрофагов в отношении их противоопухолевой и противовирусной функций и подавляют реактивную промежуточную оксигенацию.

Не все высвобождающиеся при стрессе вещества действуют как иммуносупрессоры. Так, гормон роста и пролактин могут играть роль эндогенных реставраторов тех факторов, которые препятствуют нарушению иммунных функций, вызванных стрессом. Гормон роста и пролактин стимулируют противоопухолевую активность макрофагов, а также синтез гамма-интерферона. Назначение экзогенного гормона роста и пролактина устраняет нарушения иммунитета, вызванные кортикостероидами, и сглаживает иммунодефицит, развиваю- | щийся у крыс после гипофизэктомии.

Роль эндогенных опиоидов в нарушении иммунной системы при стрессе также подтверждена. Вместе с тем, описано противоречивое их воздействие на иммунные реакции (от повышения до подавления). Разные, несогласующиеся результаты были получены при исследованиях invitroи invivo, при остром опыте и при длительном назначении опиоидов, а также при назначении разных классов опиоидов (например, пептидов против алкалоидов).

Опиоидная форма индуцированной стрессом аналгезии (налоксон-обратимая) снижает активность естественных киллерных клеток, что опосредовано центральными механизмами.

Она напоминает аналгезию, возникающую при центральном или периферическом введении морфина, и блокируется антагонистами опиоидов.

Клетки иммунной системы в соответствующих условиях способны синтезировать молекулы, подобные пропионмеланокортину, а также продуцировать (3-эндорфин и АКТГ, неотличимые от выделяемых гипофизом. АКТГ, синтезированный лимфоцитами, стимулирует высвобождение глюкокортикоидов из коры надпочечников. Это послужило основанием для введения термина «лимфоадреналовая ось». Ранее уже отмечалось, что интерлейкин-1 обладает КРГ-подобным действием. Кроме того, цитокины, продуцируемые иммунными клетками, действуют не только как паракринные факторы, стимулируя иммунные реакции, но также как эндокринные вещества, влияющие на отдаленные пусковые органы и регулирующие стрессовую гормональную секрецию. Наряду с этим КРГ обладает лимфоцитомодулирующими свойствами.

Таким образом, чувствительность иммунной системы к боли обусловлена сетью взаимосвязанных регуляторных влияний, существующих между иммунной и центральной нервной системами. Обоюдонаправленные связи поддерживаются и распределяются между нейроэндокринными гормонами цитокинами и гормональными рецепторами, а также автономной нервной системой. Следовательно, иммунная система получает и передает сигналы от мозга и нервной системы, являясь интегрированной частью организма и его реакций на боль.

загрузка...